Одной из самых необъяснимых особенностей человеческой натуры является тяга людей к тому, чтобы их специально пугали. И в этом мы, люди, очень изобретательны. Для этого мы не только снимаем страшные фильмы, но и создаем всякие хитроумные приспособления и штуковины вроде американских горок или зубоврачебных кресел. У нас даже есть специальное ежегодное действо, которое проводится в октябре, и во время которого мы стараемся напугать друг друга, переодеваясь в монстров, демонов, всякую нечисть и перевоплощаясь в «сексуальные» образы существ, в других ситуациях сексуальными не являющихся.

Но все это глупости. Не стоит превращать Хэллоуин в бутафорскую реконструкцию викторианской эпохи в стиле Тима Бартона, поскольку на самом деле есть нечто гораздо более страшное — Будущее.

Я вот тут выбрал 10 самых страшных реальных проблем, с которыми нам в какой-то момент придется столкнуться.

1. Устойчивость микробов к антибиотикам и антимикробным средствам

Проверка бактерий на устойчивость к антибиотикам


Антибиотики стали одним из величайших чудес в медицине прошлого века, благодаря им мы победили некогда распространенные болезни, сейчас они помогают нам бороться с теми недугами, которые нам все еще докучают. Но вот беда — микробы, для борьбы с которыми они придуманы, мутируют и приобретают устойчивость к ним.

По данным Всемирной организации здравоохранения, отмечается рост устойчивости к препаратам для лечения ВИЧ-инфекции, а в 2013 году были зарегистрированы сотни тысяч случаев, когда был выявлен новый, более резистентный штамм туберкулеза. Власти Британии тоже признают важность этой проблемы — и даже выпускают статьи, в которых по пунктам объясняют нам, почему устойчивость антибиотиков должна приводить нас в ужас.

Причина повышения устойчивости микробов носит отчасти естественный характер (именно это и должно происходить по законам эволюции), но этот процесс ускоряют и сами люди. Например, использование антибиотиков может приводить к тому, что микробы проникают во все звенья пищевой цепочки, распространяя внутри нее приобретенную устойчивость. Люди также могут распространять микробы в повседневной жизни — например, когда кто-то находится рядом с больным человеком.

Так что если вы извлечете хоть какую-то пользу из этой статьи, то, скорее всего, это будет правило — тщательно мыть руки.

2. На планете заканчивается гелий

Начало учебного года в школах России


Судя по всему, в мире осталось гелия лет на 25-30, однако мы по-прежнему утверждаем, что не стоит из-за этого заморачиваться. Когда мы будем жить в пост-гелиевом аду, твой писклявый голос уже никого не позабавит (при вдыхании гелия голос приобретает необычный тембр, — прим. перев.).

Проблема состоит в том, что этот второй по легкости элемент получить нелегко — он образуется только в результате термоядерной реакции на солнце или в процессе радиоактивного распада земной скальной породы — чего придется ждать не один миллион лет. И тот способ, и другой способы — нам, скажем так, не очень подходят.

И из-за отсутствия гелия в дурацком положении окажутся не только клоуны. Мы тоже пострадаем. Этот газ является очень важным хладагентом для сверхпроводящих магнитов в магнитно-резонансных томографах, а также используется в телескопах и в баллонах для дайвинга. Поэтому, наверное, стоит задуматься об этом в следующий раз — пред тем, как вдыхать этот газ ради 10-секундного развлечения.

3. Конец могущества США

Капитолий, здание в Вашингтоне, где заседает конгресс США


Со времени окончания холодной войны в 1991 году США являются неоспоримой авторитетной силой в международных отношениях. И можете что угодно говорить об Америке, ее президентах и политике (или в действительности — войнах), нам в Британии очень даже неплохо живется вне так называемой американской гегемонии. И хотя мы не самая большая и не самая могущественная страна, нам повезло, потому что США во многом так же высоко ценят такие понятия как свобода слова и демократия, а также призывает другие страны делать то же самое.

Но наступил XXI век, и время не стоит на месте, все постепенно меняется — и вот уже набирают мощь другие страны, готовые бросить вызов Америке и Западу в целом. Одним из таких ярких примеров является Китай, который скоро обгонит США и станет крупнейшей экономикой мира, все более уверенно он начинает себя вести и в военных делах (например, в отношении спорной территории в районе Южно-китайского моря).

Мы смогли посмотреть, как все это будет выглядеть, пару недель назад, когда президент Китая Си Цзиньпин приезжал в Великобританию. Ничуть не пытаясь подвергать его критике в таких вопросах как соблюдение прав человека или отношение к политическим активистам, британские власти трусливо и подобострастно изо всех сил старались ему угодить и попросили денег. В мире, живущем по китайским правилам, не стоит рассчитывать на то, что права человека окажутся среди главных политических задач.

Китай — не единственная развивающаяся страна, стремящаяся к мировой власти. Также активно заявляет о себе и «старый враг» — Россия под руководством Владимира Путина, ведущего самую агрессивную внешнюю политику с середины 1980-х годов. Так называемая путинская вертикаль власти в принципе зиждется на национализме и отрицании субъективно воспринимаемых западных ценностей (отсюда и ограничение прав представителей нетрадиционной ориентации в стране). Поэтому не удивляйтесь, если вмешательство России, примеры которого мы уже видели на Украине и в Сирии, будет усиливаться.

И, наконец, не следует забывать об ИГИЛ. Хотя у этого так называемого «Исламского государства» нет ядерного оружия, у него есть кое-что не менее действенное: уродливая, страшная идеология и фанатичные приверженцы — достаточно невменяемые, чтобы выполнять приказы. И хотя трудно представить себе, что «халифат» превратится в нечто большее, чем то, чего он уже достиг, не удивляйтесь, если этот почти до смешного порочный и мрачный режим в течение ближайшего времени продолжит свое зловещее существование.

4. Возможный спад в области технических инноваций

Силиконовая долина финансовый центр


Смартфон является, возможно, самым ярким символом начала XXI века. Никогда до этого совокупность человеческих знаний не была настолько доступной для такого количества людей. Но вы не заметили, что каждый год, когда компании вроде Apple и Samsung объявляют о выпуске новых гаджетов, эти новинки оказываются очень похожими на своих предшественников? Безусловно, у айфона 6S крутой экран, а сам он немного быстрее, чем его собрат 6. Но где же прорыв, где семимильные шаги?

Согласно одной из гипотез, которую выдвинул американский экономист Тайлер Коуэн (Tyler Cowen), мы уже изобрели все, что было можно — «сорвали все низко висящие плоды», и что создавать что-то новое стало гораздо труднее. В доказательство своих слов, он отмечает, насколько продвинулся мир в период с 1880 по 1940 годы за счет развития транспорта, изобретения телефона, телеграфа, электричества и внедрения водопровода и канализации. Но, несмотря на технические изменения и нововведения в те годы, показатели производительности (по его оценкам) свидетельствуют о том, что во многом все осталось по-прежнему.

А нельзя ли заглянуть в будущее, которое кажется таким похожим на настоящее, с технической точки зрения? Пожалуй, один из примеров «низко висящих плодов» — это то, насколько полет на Луну раньше казался, в принципе, простым (всего несколько дней полета, и нужна лишь большая ракета). Но если в будущем мы захотим долететь до Марса или удалиться от дома еще дальше, это будет в десятки, в сотни раз труднее — из-за таких проблем, как продолжительность полета и влияние на организм длительного пребывания в космосе.

Как вы могли догадаться, у гипотезы Коуэна есть много критиков (да и я сам не до конца убежден в его правоте), но благодаря ей возникает интересный вопрос: что будет, если инновационный процесс на самом деле приостановится? Что это будет означать для общества, которому для дальнейшей нормальной жизни необходим непрерывный поток новых технических средств? Что будет происходить во время той паузы, когда наши ожидания не будут соответствовать реальности?

5. Новые технологии будут служить сомнительным беспринципным властям

Интервью Эдварда Сноудена Джону Оливеру


Когда в 2013 году прозвучали разоблачения Эдварда Сноудена, большинство людей вполне резонно ужаснулись, узнав о масштабах всесторонней слежки, которую вели власти США и Великобритании, но хотя возникшие споры были весьма острыми, они носили относительно абстрактный, теоретический характер. Все мы знаем, что сейчас все прослушивается и просматривается с помощью таких систем (и многие из нас считают, что использовать их не следует). Но, по сути, последовавшие за этим дебаты о попрании гражданских свобод проходили между политиками и теоретиками и затрагивали в основном гипотетические проблемы, которые могут возникать в случае установки подобных систем.

Даже если политик и захотел бы совершить что-либо бесчестное и безнравственное, предполагается, что существуют хотя бы какие-то законы, способные помешать ему, или же пресечь его действия поможет старое доброе уважение, которое британцы питают к законам и демократии.

Однако для остального мира тот факт, что власти имеют доступ ко всем нашим электронным приборам, имеет менее абстрактный характер. Для развитых стран доступ из любой точки является нормой, и все чаще это касается и развивающихся стран. Миллионы людей в странах, власти которых не вызывают доверия, теперь пользуются портативными «глазами» и «ушами», которые правительство потенциально может использовать для слежки за инакомыслящими.

По мере того, как в ближайшие годы достигнет своего совершенства система контроля физических объектов с помощью интернета, наши дома станут еще более «электронными», что теоретически позволит любому, у кого есть доступ к нашим электронным устройствам, выяснять, например, когда мы бываем дома и что делаем. Довольно легко представить себе, что такие авторитарные режимы как Россия или Саудовская Аравия могут использовать такие технологии для слежки за диссидентами в таких масштабах, о которых «штази» в ГДР могли только мечтать.

6. Пузырь на рынке недвижимости еще не сдулся

Строительство в Москве


Все мы можем вспомнить, где мы были, когда в 2008 году разразился финансовый кризис, и рухнул инвестиционный банк Lehman Brothers. Мы, по крайней мере, можем вспомнить, как в последующие дни, слушая новости по телевизору, мы не совсем понимали, что происходит.

Но рады ли мы, тому что спустя семь лет мировая экономика не рухнула, и мы испытали всего лишь глубокую рецессию, а затем медленный подъем? Можно сказать, что и да, и нет. Реакция на кризис заключалась в том, чтобы немного замедлить падение, но то, что лежит в основе мировой экономики, особо не изменилось. Поэтому нам обязательно нужно быть готовыми к тем же самым проблемам, которые возникнут в недалеком будущем.

Большинство людей объясняют этот поток неприятностей невозвращенными кредитами на недвижимость в США, но достаточно взглянуть на пузырь, по-прежнему существующий на рынке недвижимости в таких городах как Лондон, и станет ясно, что тут явно что-то не в порядке. И усугубляется это политикой государства. Вместо того чтобы сделать что-нибудь в плане снабжения, чтобы дома стали более доступными для обычных людей без этих сумасшедших кредитов, британское правительство хотя бы приступило к реализации программ по увеличению займов для людей, чтобы те могли покупать дома по этим дико раздутым ценам.

На фоне всего этого, некоторые теперь утверждают, что этот пузырь вырастет снова, но не исключено, что на этот раз — учитывая уже снизившиеся процентные ставки и замедление роста китайской экономики — возможностей вытащить экономику из помойки будет гораздо меньше.

7. Демографическая бомба замедленного действия

Сила демократии не в состоянии одолеть силу демографии picture


Поразительный рост продолжительности жизни за последние сто лет, конечно же, очень обрадовал тех, кто мыслит с позиции отдельного обычного человека, но для общества в целом это, видимо, создаст определенные проблемы. В этом нет ничего странного, поскольку достаточно посмотреть, как работает система социального обеспечения. Смысл в том, что работающие люди платят налоги, чтобы содержать тех, кто работать не может. Проблема состоит в поиске выхода из ситуации, когда количество пожилых людей, которых содержит общество, постоянно растет?

Старые люди живут долго, а это значит, что требуется больше средств на государственные пенсии, больший объем помощи и увеличение лечебной нагрузки на учреждения здравоохранения — и за все это надо платить. Если хотите посмотреть страшный график, зайдите на сайт управления национальной статистики и посмотрите на демографическую пирамиду. Сдвиньте ползунок вправо по шкале времени, и вы увидите, как в будущем намного увеличится численность пожилого населения (в верхней части пирамиды) по сравнению с работающим населением. Издание The Economist приводит данные, свидетельствующие о том, что индекс соотношения трудоспособного и нетрудоспособного населения (количество работающих на каждого человека, нуждающегося в поддержке) будет и дальше снижаться. Такая же тенденция отмечается и в любой другой развитой стране.

Актуальность этой проблемы будет расти по мере того, как в течение ближайших нескольких десятилетий начнут выходить на пенсию те, кто родился в годы послевоенного всплеска рождаемости. Радует то, что сгладить эту проблему можно будет такими способами, как повышение пенсионного возраста или увеличение квот для иммигрантов. Однако трудно найти очевидное решение этой проблемы — если не доводить дело до введения обязательной эвтаназии.

8. Опасность ядерной катастрофы все еще реальна

Ядерный гриб


Холодная война, может, и закончилась, но ядерное оружие никуда не делось. Более того, наряду с «Большой пятеркой» и Израилем со времени окончания холодной войны к ядерному клубу присоединились еще несколько стран: Индия, Пакистан и Северная Корея.

Но кому придет в голову сумасшедшая идея применить это оружие? Риски, связанные с ядерным оружием, обусловлены не только эскалацией напряженности между странами, но и тем, как хранится и обслуживается ядерное оружие. Как пишет в своей книге «Руководство и контроль: атомное оружие, инцидент в Дамаске и иллюзия безопасности» (Command and Control: Nuclear Weapons, the Damascus Accident and the Illusion of Safety) Эрик Шлоссер (Eric Schlosser), было множество случаев, когда нам едва удалось не допустить случайного ядерного взрыва. А что, если ядерное оружие попадет не в те руки? У Пакистана есть ядерное оружие с 1998 года, и он не только расположен рядом с Афганистаном и Талибаном — уже давно ходят слухи, что некоторые работники пакистанских спецслужб находятся в числе тех, кто симпатизируют организациям, вроде «Аль-Каиды».

Пугает то, что для того чтобы вызвать хаос на планете, даже не обязательно наносить ядерный удар по Британии. В фильме «Книга войны» (The War Book) рассказывается о том, как британские государственные чиновники играют в военную игру, в которой отрабатывается ответ на ограниченный обмен ядерными ударами между Индией и Пакистаном (в соответствии с реальными документами 1970-х годов). Даже если какой-либо обмен ядерными ударами и не имеет к нам никакого отношения, он произведет эффект домино и вызовет цепную реакцию, в результате чего наш образ жизни существенно изменится в худшую сторону.

Что, хотите, чтобы было совсем страшно? Только подумайте: мы умеем делать ядерное оружие с 1940-х годов, и в интернете, наверняка, есть пособия по изготовлению бомбы. Единственное, что удерживает от подобных действий людей и не внушающие доверия режимы — это политика — попытки убедить страны, что не в их интересах развивать ядерные программы, и использование политической власти (американской), чтобы затруднить получение необходимых материалов. Так что это будет постоянно держать нас, людей, в страхе и не давать покоя.

9. Глобальное потепление

Глобальное потепление


Сюрприз! Хотя все перестали говорить о глобальном потеплении в 2008 году, когда разразился мировой экономический кризис, мы по-прежнему постепенно приближаемся к тому, что ледники начнут таять, а Лутон превратится в пляжный курорт. По предварительным оценкам этот год уже называют самым жарким за всю историю наблюдений — при том, что прошлый год тоже был рекордным.

Хуже того — несмотря на то, что раньше все надеялись, что человечество одумается и не допустит повышения  температуры на планете более чем на 2 градуса, по данным последнего доклада мы этой цели не добились. А это, как нам многие годы сообщали в новостях, означает более неустойчивую погоду, усиление борьбы за скудные ресурсы и дальнейшие экономические потрясения. Так что спасибо вам, прежние поколения!

Остается какая-то надежда, что на конференции по изменению климата, которая должна состояться в Париже в декабре 2015 года, будет предпринята попытка заключить новое международное соглашение об ограничении выбросов углекислого газа в атмосферу, но будут ли переговоры успешными, пока не известно. Последний раз, когда политики пытались этого добиться — в 2009 году в Копенгагене — договориться не удалось.

10. Эпизод VII «Звёздных войн» может оказаться неудачным

Ну и напоследок, наверное, самый ужасный сценарий: что если вдруг Эпизод VII «Звёздных войн: Пробуждение силы» окажется так себе? Что, если, несмотря на Хана, Люка и Лею, несмотря на участие некоторых прекрасных молодых актеров и, несмотря на то, что 17 декабря мы не увидим Джа-Джа Бинкса, выяснится, что Дж. Дж. Абрамс состряпал полнейшую дешевку?

Шучу-шучу. Дело в том, что … нет, ну не может же он оказаться плохим, ведь так? Это был бы совершенный кошмар — даже говорить об этом не хочется.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.