«Двое епископов начали разговор сразу после того, как официант поставил им на стол карпаччо из тунца и красных раков. До этого момента они сидели молча. Просматривали список белых вин, подбирая то, которое лучше подойдет к их блюду, крошили хлеб с орехами и со скучающим видом оглядывались вокруг, пытаясь найти знакомые лица в саду одного из ресторанов квартала Париоли. Насадив на вилку первого рака, старший священник, которого я никогда прежде не видел, перешел к делу».

«Ты должен написать книгу. Ты должен написать ее, в том числе для самого Франциска. Он должен знать. Должен знать, что фонд „Бамбини Джезу“ (Fondazione del Bambin Gesù), созданный, чтобы собирать пожертвования для больных детей, оплатил часть работ в новом доме кардинала Тарчизио Бертоне. Он должен знать, что Ватикан владеет домами в Риме стоимостью четыре миллиарда евро. Вот так. В них нет беженцев, как хотел бы Папа, зато полно протеже и VIP-персон, которые платят за аренду смешные деньги». «Франциск должен знать, что фонды Ратцингера и Войтылы получили так много денег, что теперь хранят в банке более 15 миллионов. Он должен знать, что ежегодные пожертвования, которые верующие преподносят ему через „Грош Святого Петра“ (Obolo di San Pietro) не идут в помощь бедным, а оседают на счетах, где на сегодняшний день уже накопилось почти 400 миллионов евро. Он должен знать, что когда епископы берут что-то из пожертвований „Гроша“, они тратят это на нужды римской курии».

Он должен знать, что банк Ватикана «Институт религиозных дел» (IOR) имеет четыре благотворительных фонда, скупых, как Арпагон: несмотря на то, что Институт имеет процентную прибыль в десятки миллионов, миссионерский фонд раздал в этом году лишь скудные 17 тысяч евро. На весь мир! Он должен знать, что «Институт религиозных дел» не до конца очистился, и в его стенах до сих пор скрываются незаконные клиенты, сброд, который разыскивают по всей Италии за серьезные преступления. Он должен знать, что Ватикан никогда не давал вашим следователям из Банка Италии список тех, кто бежал с добычей за рубеж. Он должен знать, что чтобы создать святого или стать блаженным, необходимо заплатить. Выложить деньги. Охотники за чудесами стоят дорого, они - адвокаты, которые просят сотни тысяч евро. И у меня есть доказательства.

«Он должен знать, что человек, которого он сам выбрал, чтобы привести в порядок наши финансы, кардинал Джордж Пелл, оказался в Австралии участником государственного расследования дел о педофилии, некоторые свидетели называют его „психопатом“, но в Италии об этом никто ничего не пишет. Ему должно стать известно, что Пелл за шесть месяцев потратил на портных и зарплату для себя и своих друзей полмиллиона евро».

Франциск должен знать, что американская аудиторская компания, которую кто-то из нас пригласил, чтобы проверить счета Ватикана, заплатила в сентябре 2015 года штраф 15 миллионов за то, что смягчила отчет английского банка, который совершал незаконные сделки в Иране. Он должен знать, что чтобы заработать больше денег, Святой Престол раздавал специальные талоны посреди Рима: сегодня мы продаем бензин, сигареты и одежду такс-фри, зарабатывая 60 миллионов в год».

«Он должен знать, что не только Бертоне живет на трехстах квадратных метрах, но полно и других кардиналов, которые имеют апартаменты площадью четыреста, пятьсот, а то и шестьсот квадратных метров. Еще более изящные, с панорамными террасами. Он должен знать, что президент Администрации церковного имущества Святого Престола (APSA), Доменико Кальканьо, создал для себя буен-ретиро в зелени одного из владений Святого Престола, открыв фиктивную компанию на имя своих дальних родственников. Он должен знать, что моралист Карло Мария Вигано, герой скандала Vatileaks, судится с братом — священником, который обвинил его в том, что тот украл у него миллионное наследство».

«Ему следует знать, что Бертоне брал вертолет, чтобы добраться из Рима в Базиликату, и заплатил 24 тысячи евро. Он должен знать, что фонд «Бамбини Джезу» управляет в Банке Ватикана безумной суммой денег в 427 миллионов евро. А Ватикан вложил деньги в корпорации Exxon и Dow Chemical, которые загрязняют и отравляют воздух. Он должен знать, что госпиталь отца Пио владеет тридцатью семью объектами недвижимости, стоимость которых сегодня оценивается в 190 миллионов евро. Он должен знать, что салезианцы инвестируют деньги в компанию в Люксембурге, францисканцы — в Швейцарии, диоцезы купили за границей компанию, владеющую порно-телевидением. Он должен знать, что епископ в Германии потратил 31 миллион на ремонт своей резиденции, а когда его поймали на этом, то повысили в должности по поручению из Рима. Франциску следует знать уйму вещей. Все то, о чем он не знает, потому что никто ему об этом не говорит.

Епископ положил вилку и отер рот салфеткой. Священник, которого я хорошо знаю, налил ему в бокал немного вина «Sacrisassi Le Due Terre». Седовласый прелат поднял бокал, прищурил глаз, чтобы сквозь хрусталь внимательнее рассмотреть соломенно-желтый цвет вина, сделал два длинных глотка и улыбнулся. «Снаружи припаркован автомобиль, доверху набитый документами — из „Института религиозных дел“, из Администрации церковного имущества Святого Престола, из ведомств и от контролеров по проверке отчетностей, нанятых специальной комиссией Cosea. Именно поэтому я попросил вас приехать на машине. Вам бы не удалось увезти все это на мопеде». Тут он внезапно встал. «Кстати, у нас же нет наличных денег. На этот раз за ресторан платите вы?»

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.