Вчера на Капитолийском холме звучали отголоски последних десятилетий холодной войны, во время которых в отношениях Вашингтона и Москвы восторжествовала первая разрядка напряженности — тогда выразившаяся в достижении договоренностей непосредственно между Рональдом Рейганом (Ronald Reagan) и Михаилом Горбачевым. В среду представитель демократов от штата Мичиган Джон Коньерс (John Conyers) провел дискуссию между четырьмя специалистами недавно воссозданного Комитета по достижению согласия между Западом и Востоком — современного аналога созданной в 1974 году структуры с таким же названием. Четыре докладчика, являющихся профессионалами в области дипломатии, бизнеса и научно-исследовательской деятельности, наметили планы, направленные на то, чтобы, как выразился участник дискуссии и известный специалист по советской истории Стивен Коэн (Stephen F. Cohen), «активизировать обсуждение и переговоры на тему американо-российских отношений в то время, когда эти отношения на самом деле крайне напряжены и продолжают ухудшаться».

Однако интерес участников дискуссии был вызван не событиями 1970 — 1980-х годов, а в значительной степени связан с сегодняшним днем. Международный терроризм, негативные последствия распада государств или гражданских войн, а также государства, которые финансируют и пропагандируют терроризм и получают доступ к материалам, позволяющим создавать ядерное или химического оружие — вот те общие угрозы, стоящие сегодня как перед США, так и перед Россией. К тому же, как считают участники диалога, значимость этих угроз занижается в условиях излишне натянутых отношений между двумя странами. «Сегодняшняя риторика во многом напоминает о годах холодной войны, — заявил бывший посол США в СССР Джек Мэтлок (Jack F. Matlock). — На самом же деле наши самые серьезные интересы совпадают с интересами России».

Бывший генеральный директор компании Procter & Gamble Джон Пеппер (John Pepper) рассказал о своих многолетних деловых и личных связях с Россией. «Вполне понятно, что простых россиян заботят те же проблемы, которые заботят и простых американцев — жизнь их семей, безопасность в стране, отсутствие терроризма».

Как отметили выступавшие, у Вашингтона и Москвы есть серьезные расхождения по ряду вопросов, например, по Украине и Сирии. И члены комиссии не собирались обходить эти разногласия. Более того, Стивен Коэн заявил, что «возможность установления непрерывных партнерских отношений между Вашингтоном и Москвой была упущена в какой-то момент после распада СССР в 1991 году. И упущена она была почти безвозвратно — настолько, что мы сейчас находимся в состоянии новой холодной войны между США и Россией».

Вместе с тем выступавшие обозначили меры, которые в общей сложности позволят учесть все нюансы в отношениях и уменьшить разногласия на фоне той шумихи, которая приближает две страны к конфликту. Как объяснил Коэн, целью должны стать реальные партнерские отношения по обеспечению безопасности — партнерство, начало которому должно положить признание того, что в годы после окончаний холодной войны ошибки совершали и США, и Россия. На практике это должно осуществляться в виде программ, которые выполнял конгресс США раньше — речь в том числе идет и об официальных встречах, и диалогах между представителями двух стран, а также о проведении дополнительных слушаний в конгрессе.

Вопрос не только в урегулировании отношений и разногласий, возникших после окончания холодной войны, и дело даже не в российском президенте Владимире Путине и сегодняшних проблемах. Почетный профессор Университета Дьюка Эллен Мицкевич (Ellen Mickiewicz) рассказала об исследовании темы следующего поколения российских лидеров — работе, основанной на подробнейшем изучении позиции студентов трех основных университетов России. Они критически относятся к российским средствам массовой информации, сказала она, говоря о следующем поколении российских лидеров — они, например, ищут информацию в зарубежных СМИ. При этом она добавила:

«Они — не циники, а идеалисты. Патриоты — в том смысле, какими их представляли великие писатели XIX века. Они вообще редко упоминают советские времена. И империя их тоже не интересует. Они разочаровались в США и по-настоящему боятся, что их начнут бомбить. Чтобы решить эту проблему, необходимо дать им ясно понять, что подобная политика даже не рассматривается».

Основная черта этого следующего поколения — нежелание рисковать, считает Мицкевич. «Они научились избегать возможности того, что они называют предательством. Доверять — это слишком рискованно. Доверие возникает не сразу, его надо оправдывать и испытывать». При этом Мицкевич особо подчеркнула: «Именно эти люди будут сидеть за столом переговоров».

Слушания, проходившие в конгрессе в 1970 — 1980-е годы, главным образом касались того, вести ли с Россией работу по деэскалации напряженности или же это пока не представляется возможным. В последние годы о первом речь не шла, подвел итог Коэн и добавил, что новый Комитет по достижению согласия между Западом и Востоком должен стать инструментом, который позволит исправить эту удручающую ситуацию.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.