Бывший госсекретарь США Генри Киссинджер в недавно опубликованной статье изложил основные принципы, которым, по его мнению, надо следовать международному сообществу, чтобы положить конец гражданской войне в Сирии. Киссинджер считает, что пока Исламское государство контролирует значительную территорию, кризис на Ближнем Востоке может только разрастаться. Поэтому он полагает, что уничтожение Исламского государства является сейчас более актуальной задачей, чем свержение Башара Асада, который уже потерял контроль над большей частью территории Сирии.

Таким образом, Киссинджер выступает за то, чтобы США и Российская Федерация, чье военное присутствие в Сирии Белый Дом признал де-факто, должны объединить свои усилия для совместной борьбы с ИГ. Бывший госсекретарь США утверждает, что после того как будет освобождена территория, подконтрольная сейчас Исламскому государству, она должна будет управляться местным суннитским большинством, при этом позитивный вклад в этот процесс должны внести Египет, Иордания и Турция.

Кроме того, Киссинджер склоняется к тому, чтобы будущие институциональные структуры в Сирии должны будут сформированы на федеральной основе с предоставлением широкой автономии национальным меньшинствам. Наконец, Киссинджер считает, что Иран должен быть обязательно включен в процесс сирийского умиротворения.

Похоже, что советы Киссинджера нашли отклик.

Соединенные Штаты и Россия формально пригласили Иран для участия в многосторонних переговорах по урегулированию ситуации в Сирии, которые прошли в Вене. За одним столом переговоров оказались представители Саудовской Аравии и иранской теократии. До недавнего времени это казалось немыслимым.

Динамика конфликта, похоже, изменилась, и основные игроки теперь попытаются достичь соглашения о том, как примирить противоборствующие силы в Сирии. Правда, это произошло лишь после того, как Россия и Иран оказали военную помощь режиму Асада, предотвратив, таким образом, его падение.

Сейчас первоочередная задача заключается в том, как добиться прекращения огня при участии Организации Объединенных Наций. Участие Ирана в мирных переговорах по Сирии показывает, что не только Россия может выйти из изоляции, но и Тегеран, и это важная геополитическая новость.

Примечательно, что именно Вена, где ранее было достигнуто историческое решение по ядерной программе Ирана, может стать тем местом, где возможно будет достигнуто всеобъемлющее соглашение по поддержанию мира и безопасности на Ближнем Востоке. Популярный министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф снова в центре международного внимания.

Поставленная цель не простая, так как для ее достижения необходимо примирить две враждующие группировки. С одной стороны сторонников Асада, с другой стороны умеренной суннитской оппозиции, которая не поддалась фанатизму исламских фундаменталистов.

Сделать это будет нелегко, но другого выхода нет. Гражданская война в Сирии, которая началась в марте 2011 года, унесла жизни более 300 тысяч человек и привела к паническому бегству сирийцев в Европу, создав для европейцев крупномасштабную иммиграционную проблему.

В последнее время США проявляют гибкость. Если раньше для американцев было немыслимым сесть за стол переговоров с Асадом, а также привлечь Иран для урегулирования сирийской проблемы, то сейчас все изменилось. В первую очередь, это связано с внезапным военным вмешательством России в гражданскую войну в Сирии.

Интересно, что еще несколько недель назад верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи запретил вести переговоры с США. Некоторые утверждают, что такая позиция касается только двусторонних переговоров, при этом допускаются многосторонние переговоры, как это произошло в Вене.

Президент Ирана Рухани придерживается реформистского крыла в руководстве Исламской республики и более склонен к ведению многосторонних переговоров. Он сторонник неформальных схем общения и координации действий между Ираном и Соединенными Штатами, что было в свое время продемонстрировано в Ираке в ходе борьбы с Исламским государством.

Для Ирана, как региональной державы, участие в венских переговорах является положительным моментом, так как это способствует легитимации политического режима. Вот почему Тегеран согласился участвовать в переговорах по урегулированию ситуации на Ближнем Востоке.

Следует также отметить, что такого рода переговоры требуют, хотя бы минимального доверия сторон, что еще совсем недавно даже было бы трудно себе представить. Я имею в виду возможность собраться вместе и поговорить не только США и России, но и Великобритании, Франции, Германии, Египту, Иордании, Катару, Саудовской Аравии, Турции и Объединенным Арабским Эмиратам.

Это не подразумевает пересмотр альтернатив, которые существуют для достижения мира в Сирии, речь идет о продолжение двусторонних переговоров между США и Россией, которые уже ведутся, но без видимого прогресса.

Решение включить Иран в переговоры по установлению мира в Сирии вписывается в рамки предложения Генерального секретаря Организации Объединенных Наций Пан Ги Муна, который в январе 2014 года предложил включить Иран в женевские мирные переговоры. Соединенные Штаты тогда были против.

Иран смог преодолеть идеологические противоречия. Однако гражданская война в Сирии стала для Тегерана суровой реальностью. Сирийская пресса ежедневно сообщает о гибели иранских военных, что не может не сказаться на иранском общественном мнении, которое выступает за участие исламской республики в мирных переговорах в Вене. Иран ради социального спокойствия заинтересован в прекращении конфликта. Исламская республика в настоящее время имеет возможность продемонстрировать всему миру, что она ответственная страна.

Следует признать, что в настоящее время геополитические интересы и позиции мировых игроков на международной арене изменились по отношению к Сирии. Сейчас, вероятнее всего, возможность достижения мира в Сирии стала ближе.

Теперь переговорный процесс будет зависеть от того, сумеют ли США и Россия сблизить свои позиции, а также гарантировать другим участникам переговоров эффективное сотрудничество в решение столь сложной задачи.

Необходимо положить конец пятилетней гражданской войне и ее ужасным последствиям, от которой все устали. Для этого, в первую очередь, необходимо покончить с фанатизмом и жестокостью Исламского государства, неспособного пойти на уступки. Если совместными усилиями мы сможем установить контроль над ИГ, то мир возможен. Если мы это не сделаем, то еще очень долго проклятие войны будет преследовать Сирию и Ирак.

Роль России должна быть решающей в переговорном процессе в Вене. Не надо забывать, что согласно опросам общественного мнения, 89,9% россиян поддерживают военные действия Владимира Путина в Сирии.

Именно Путин неоднократно призывал мировое сообщество к совместным действиям, благодаря российскому президенту Башар аль-Асад, несмотря на многочисленные возражения, может оказаться за столом переговоров. Возможно, что Асад внесет свой вклад в строительство новой политической схемы для достижения мира. То, что не возможно, так это то, что Асад не может оставаться во власти продолжительное время.

Между тем, США и Россия сумели договориться о сотрудничестве российских вооруженных сил и сил международной коалиции по предотвращению инцидентов в воздухе. В дополнение к этому Москва и Вашингтон делятся разведывательной информацией, необходимой для ведения боевых действий. После выступления российского президента на сессии Генассамблеи ООН Путину удалось значительно продвинуться в направлении построения новой общей стратегии по прекращению войны в Сирии.

Учитывая происходящие события в мире, наверное, следовало бы некоторым мировым игрокам поумерить свой пыл и риторику. Этот касается многих политиков, таких как, например, спикера иранского парламента Али Лариджани, которые должны поумерить свою агрессивность. Лариджани, несколько дней назад, обращаясь к Саудовской Аравии заявил: «Те, кто не позволяют женщинам водить машины, не имеют права высказываться о том, каким образом в Сирии следует устанавливать демократию». Такого рода комментарии недопустимы, если мы хотим двигаться вперед.

Механизм поиска мирного пути выхода из сирийского кризиса запущен. На этом пути главная опасность исходит от Исламского государства, с которым надо покончить раз и навсегда. Будущее Асада по-прежнему является основным препятствием на пути мирного решения проблемы. Сунниты, которые составляют большинство населения Сирии, не станут поддерживать борьбу с Исламским государством, пока у власти остается Асад.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.