Брюссель. — Органы Евросоюза изыскивают возможности, чтобы отдалить один из самых мрачных сценариев, который может осуществиться в ЕС: выход Великобритании. Несмотря на изначально жесткую реакцию по отношению к британскому вызову, Брюссель изменил позицию и дал возможность британскому премьеру Дэвиду Кэмерону провозгласить себя победителем в противостоянии с ЕС и предложить своим гражданам принять участие в референдуме о членстве в единой Европе, запланированном на 2017 год. Лица, ответственные за переговоры в Брюсселе, стремятся разработать такую юридическую формулу, которая ограничит участие Великобритании, не прибегая к деликатной процедуре внесения изменений в договора. В понедельник Кэмерон передаст в Европейский совет столь ожидаемый список требований по реформированию Европы. Если раньше Кэмерон представлял большую опасность для европейского единства, то сейчас он превратился в необходимого союзника для лидеров ЕС.

Прекрасно помня о том риске, который предполагал возможный выход Греции из еврозоны (так называемый «Грексит»), ЕС стремится избежать подобной напряженности в связи с гипотетическим выходом Великобритании («Брексит»). С этой целью Еврокомиссия и Европейский Совет разрабатывают возможные решения.

Хотя требования Великобритании станут известны завтра, переговоры между Лондоном и органами ЕС начались этим летом. На периодических проводившихся встречах всегда возникало одно и то же препятствие: отсутствие списка требований, выполнение которых позволило бы Кэмерону уменьшить отрицательное воздействие членства в ЕС на население Великобритании, все более скептично относящемуся к ЕС.

Связанные с этим процессом источники в Еврокомиссии и в Европейском совете считают, что, во-первых, необходимо обеспечить победу Кэмерону, а уже потом думать о том, чтобы большинство на референдуме высказались в пользу ЕС. «Наша цель — одержать победу на референдуме. Но предварительно, конечно, Кэмерону необходимо добиться его проведения», — завил высокопоставленный представитель ЕС. Его мнение разделяют все опрошенные источники.

В Брюсселе чаще всего вспоминают в качестве прецедента соглашение с Данией от 1992 года, в соответствии с которым эта страна стала членом ЕС на особых условиях. После референдума, в ходе которого 50,7% датчан отвергли Маастрихтские соглашения, члены ЕС — их тогда было 12 — разработали оригинальное решение. На встрече глав государств и правительств было заявлено, что Дания имеет право проводить собственную политику в области правосудия, обороны и внутренних дел, а также не вступать в еврозону. Также было заявлено, что европейское гражданство никогда не будет приравнено к датскому.

Тормоз интеграции

Не изменяя Маастрихтских соглашений, Дания добилась, чтобы этот документ получил статус закона и даже был зарегистрирован в ООН. Подобное решение можно разработать и сейчас, тем более что отказ вносить изменения в договоры, как того потребовал Кэмерон для того, чтобы были приняты британские требования, был заявлен в категоричной форме. Если открыть этот ящик Пандоры, что требует согласия всех стран, то могут быть высказаны прямо противоположные точки зрения и даже высказаны значительное большие требования в момент значительного снижения популярности европейского проекта, считают в Брюсселе.

Помимо собственно формулы пребывания в ЕС, от Кэмерона ожидают предложений по четырем пунктам. Наиболее острый касается намерения британского правительства отказать в предоставлении соцобеспечения тем гражданам ЕС, которые находятся в Великобритании менее четырех лет. Принятие этого условия будет означать попрание одной из основополагающих норм ЕС: свободного передвижения людей и услуг, устанавливающего равенство прав граждан ЕС по отношению к гражданам той страны, в которую они въезжают.

Источники в ЕС считают, что если правительство Кэмерона посчитает эту систему слишком щедрой, то пойдет на ее ограничение, но не посредством дискриминации. Этот вопрос особенно чувствителен для руководства стран Восточной Европы, которые в других областях стоят на позициях, близких к британской, а по данной проблеме выступают резко против. Все дело том, что в Англии работают около 900 тысяч выходцев из стран Восточной Европы.

Нелегко будет также аргументировать исключение для Великобритании в контексте того, что говорится в европейских договоренностях относительно стремления ко «все более интегрированному союзу». И хотя речь идет лишь о декларации о намерениях, Лондон с опаской относится к распространению властных полномочий ЕС, а правительство Кэмерона хочет заручиться гарантиями того, что интеграция в еврозону не нанесет ущерба британским интересам.

Наибольшее взаимопонимание наблюдается в вопросе повышения конкурентоспособности ЕС. При этом высказывается следующее требование: не допустить излишнего регулирования, то есть, введение каждой европейской нормы должно предполагать отмену другой. Нынешняя Комиссия в целом проявляет понимание к требованию, но вряд ли согласится с тем, чтобы сохранять в неприкосновенности уровень регулирования.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.