Известный своей активной позицией и непреклонностью философ и публицист Андре Глюксманн скончался в ночь с 9 на 10 ноября в Париже. Об этом сообщил его сын Рафаэль. Андре родился 19 июня 1937 года в семье польских евреев. Трагедия немецкой оккупации оставила на нем глубокий след, и он сразу же проникся симпатией к Сопротивлению. Именно этот период стал основой для его дальнейших политических взглядов: в 1960-х годах он был близок к французской Компартии, а затем вступил в ряды интеллектуалов-маоистов, которые черпали вдохновение в мыслях философа Луи Альтюссера и впоследствии стали ярыми противниками Компартии, обвинив ее в «ревизионизме».

Интеллектуальный поворот

Став преподавателем философии в 1961 году, в 1967 году он выпустил первую книгу «Рассуждения о войне», которая вдохновлялась работами о Клаузевице Раймона Арона (он был его помощником). В 1968 он присоединился к левацкой группе «Действие» и стал безусловным последователем маоистского Китая. Его зачастую агрессивная позиция (маоисты тогда призывали к гражданской войне) получила продолжение в 1972 году, когда он на фоне близости к идеям Сартра назвал Францию Жоржа Помпиду «фашистской» в журнале les Temps modernes.

Выход «Архипелага ГУЛАГ» Солженицына в 1974 году произвел революцию в сознании Андре Глюксманна. Главный труд великого русского писателя всколыхнул его, заставил совершить интеллектуальный и политический поворот: он открыл для себя губительную суть тоталитаризма и выпустил работу «Кухарка и людоед, рассуждения о государстве, марксизме и концлагерях» в 1975 году. Он сблизился к Мишелем Фуко и пошел по стопам гремевших тогда «новых философов», таких, как Кристиан Жамбе и Ги Лардро (в 1976 году они опубликовали «Ангела», метафизическое и мистическое размышление о чистоте революционного порыва и тупиках, куда он может завести) или Бернара-Анри Леви (он громогласно обличал коммунизм в «Варварстве с человеческим лицом» в 1977 году). Как бы то ни было, это течение навлекло на себя определенную критику, например, со стороны Раймона Арона и Марселя Гоше, которые с ироний отметили запоздалость такого антитоталитарного поворота в мышлении и слабое отношение указанных произведений к философии.

От маоизма к атлантизму

Помимо тоталитаризма (он, по его мнению, стал символическим явлением ХХ века) Андре Глюксманн размышлял об отношениях между философией и историей. Во «Властителях мысли» 1977 года он рассматривает фигуры Маркса, Гегеля и Ницше, которые использовались, как коммунизмом, так и фашизмом. В дальнейших книгах - «Цинизм и страсть», «Глупость» - он продолжил рассуждения о нравственности в политике, идя по стопам Ханны Арендт и Камю. В 1979 году он вместе с Жаном-Полем Сартром и Раймоном Ароном встал на сторону вьетнамских беженцев и увековечил встречу двух философов у подъезда Елисейского дворца, где их принял президент Жискар д’Эстен.

Бывший противник Сталина пошел против всего коммунизма. Как бы то ни было, взгляды Глюксманна постепенно начали смещаться вправо, в сторону некоего филоамериканизма, который подтолкнул его к открытой поддержке вмешательства США в Ираке против режима Саддама Хусейна в 1991 и 2003 годах. Он также выступал за признание прав чеченского народа и против политики президента Путина, обвинял Запад в попустительском к нему отношении.

Вопрос зла в политике по-прежнему не давал ему покоя, и он продолжил свои размышления в книге «Достоевский на Манхэттене», которая вышла через год после событий 11 сентября 2001 года. В ней он рассматривает исламистов как новых нигилистов, которые бросают вызов Западу. Во время предвыборной кампании 2007 года он встал на сторону Николя Саркози, не побоявшись изоляции среди левых интеллектуалов. Одни восприняли это как смелый шаг, а другие посчитали окончательным отходом от левого прошлого. Как бы то ни было, Андре Глюксманна, этого убежденного поборника нравственности, безусловно, запомнят как человека, который никогда не поступался самым важным.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.