Си Цзиньпин только что встретился с Ма Инцзю в Сингапуре, и многие средства массовой информации уже назвали эту встречу исторической.

С одной стороны, это правильно. Это первая встреча высшего руководства Тайваня и КНР с начала гражданской войны в Китае в 1945 году. Однако у этой встречи больше символического эффекта, чем реальных результатов. Она не была направлена на то, чтобы улучшить отношения между двумя странами. На самом деле, многие предсказывают, что взаимоотношения между Китаем и Тайванем снова станут враждебными после президентских выборов на Тайване в январе 2016 года, когда к власти может прийти Демократическая прогрессивная партия, решительнее настроенная на независимость.

Она также не была направлена на формирование будущих тенденций в двусторонних отношениях. Если Си Цзиньпин обретает все большую власть и влияние и будет определять курс Китая на перспективу, то Ма Инцзю уже не представляет направление движения Тайваня в будущем. На самом деле, Тайвань пойдет совсем в другом направлении, когда Ма через несколько месяцев покинет свой пост. Если и называть эту встречу исторической, то совсем по другой причине. Это была возможность попрощаться с Ма, который скорее всего станет последним избранным президентом Тайваня, придерживающимся концепции единого Китая. Эта встреча стала прощанием со старой традицией и с системой воззрений на отношения между КНР и Тайванем.

Самоидентификация населения Тайваня меняется. Последние социологические опросы показывают, что на острове все меньше людей, считающих себя китайцами, и что существует серьезный разрыв между поколениями. Исследования также указывают на то, что большинство людей моложе 40 лет считают себя только тайваньцами и выступают за независимость. Официальное название Тайваня — Китайская Республика, но оно отдает прошлым и указывает на соперничество между Пекином и Тайбэем в вопросе о том, где находится законное правительство Китая. И такое мировоззрение уйдет из коридоров власти вместе с Ма Инцзю.

Официальное название Китайская Республика на Тайване будет сохранено, а действующая конституция, предусматривающая существование одного Китая, останется в силе на всю обозримую перспективу. Любые попытки изменить такое положение вещей на Тайване будут встречать яростную реакцию неприятия со стороны Пекина. Однако представления людей и их идентичность изменились. Ма Инцзю — не последний президент демократического тайванского государства от партии Гоминьдан, но шансы на то, что тайваньские избиратели отдадут предпочтение кандидату, придерживающемуся мировоззрения «один Китай» и выступающему за курс на объединение, с каждым годом будут уменьшаться. В последние годы образовательные и социальные интерпретации играют существенную роль в изменении тайваньской идентичности. Причина ослабления позиций Ма и его партии состоит в том, что они утратили связь с реальностью, создав серьезный разрыв в представлениях Гоминьдана и более молодых поколений.

Для Си Цзиньпина эта встреча стала моментом прощания с прошлым. Ему надо подготовиться к тому, чтобы иметь дело с новым Тайванем. Даже будущее Гоминьдана будет серьезно отличаться после ухода Ма. На самом деле, Гоминьдан уже проводит серьезные преобразования, превращаясь в более «местную» партию, которая отходит от доктрины единого Китая и все больше сосредотачивается на внутренних тайванских вопросах. Хороший пример тому — предвыборный лозунг кандидата в президенты от Гоминьдана на выборах-2106 Эрика Чу (Eric Chu): «Один Тайвань. Тайвань — это сила». В 2014 году Чу сменил Ма на посту председателя партии, когда она потерпела унизительное поражение на выборах в местные органы власти. На Тайване больше нет места идеям о едином Китае и об объединении. Не осознавая эту новую реальность, Пекин наверняка будет допускать ошибки в своих будущих отношениях с Тайванем.

Хотя идентичность Тайваня меняется, очень мало шансов на то, что остров получит независимость от материковой части. На самом деле, по мере усиления Китая у Тайваня остается все меньше шансов обрести независимость в условиях новой геополитической игры. В экономическом плане Пекин будет все больше оттеснять Тайвань на обочину. К сожалению, глобализация сулит Тайваню «китаизацию». Возникновение новой тайваньской самоидентификации можно также рассматривать в качестве местного сопротивления такой тенденции «китаизации». В момент, когда Тайвань переживает кризис идентичности, в его политическом и партийном руководстве отсутствует единодушие. Все это самым существенным образом ослабляет тайваньскую конкурентоспособность, из-за чего перспективы острова выглядят довольно мрачно. Видимо, его ждет печальная судьба.

Для Ма Инцзю эта встреча стала прощанием с президентским постом. Возможно, он считает стабильность в отношениях Китая и Тайваня своим величайшим достижением, и поэтому рассматривает ее в качестве своего исторического наследия. Для Си Цзиньпина же это стало возможностью попрощаться с Гоминьданом, исповедующим идею единого Китая, и подготовиться к сотрудничеству с новым Тайванем. Хотя Си имеет возможность сохранить жесткие ограничения в отношении острова, серьезные изменения в самоидентификации его жителей определенно создадут новые проблемы для Пекина.

Когда усиливающаяся держава сталкивается с меняющейся идентичностью, ей предстоит другая игра.

Доктор Чжэн Ван — директор Центра изучения мира и конфликтов (Center for Peace and Conflict Studies) при факультете дипломатии и международных отношений Университета Сетон Холл в Нью-Джерси.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.