Мы смиренно отметили двадцатишестилетие падения Берлинской стены — дату, которая ознаменовала конец холодной войны. В это время президент Китая Си Цзиньпин пожимал руку президенту Тайваня Ма Инцзю со словами «Мы одна семья», что по прошествии почти 70 лет сблизило два Китая.

Но, к сожалению, ветры глобальной войны не стали слабее тех, что дули во времена соперничества США и СССР в 1945-1989 годы, поэтому решение Всемирного антидопингового агентства (WADA) обвинить Россию в допущении и покрывании применения российскими атлетами запрещенных веществ выходит за рамки легкой атлетики и становится геополитическим.

WADA утверждает, что за использование допинга, за угрозы и запугивание инспекторов, проводящих антидопинговые тесты, легкоатлетическая команда Москвы может быть легко отстранена от участия в Олимпийских играх в Рио-де-Жанейро в 2016 году. В прошлом холодная война проявлялась в бокойтировании Олимпийских игр: так, в 1980 году американцы отказались от участия в Олимпиаде в Москве в знак протеста против введения советских войск в Афганистан, а в 1984 году в Лос-Анджелесе Россия ответила им тем же. Спорт был рингом для демократов и коммунистов.

На Олимпиаде 1956 года во время матча СССР — Венгрия по водному поло вода в бассейне окрасилась кровью, это произошло как раз после вторжения в Будапешт, американский пловец Дон Шолландер сравнил завоевание золотых медалей в 1964 году с победой над Кремлем, кубинские боксеры боролись во славу Кастро, в 1980 году во время хоккейного матча, названного «чудом на льду», американские дилетанты разгромили советских ассов.

Черно-белые сцены снова обретают актуальность в эпоху интернета. Что же происходит? Мы должны перемотать пленку на Берлин 1989-го? Со всех сторон, особенно в Европе, советовали быть осторожными, не натягивать слишком сильно веревку в отношениях с Владимиром Владимировичем Путиным, который, казалось, искал любой предлог, чтобы усилить напряжение. Это справедливо, разумно, соответствует здравому смыслу и хорошо поступает тот, кто вкладывается в это. В то же время не стоит ожидать скорой оттепели в отношениях Вашингтона, Брюсселя и Москвы. Даже если бы Запад это предложил, Путин бы не согласился, по крайней мере, до 2017 года, когда вступит в должность новый президент США. Выступающая от демократов Клинтон и все кандидаты-республиканцы дают понять, что даже с новым Белым Домом недоверие будет только расти. Путин полагает, что холодная война окончилась неправильно, и как некоторые футбольные болельщики, которые бесконечно переигрывают прошлые матчи, он будет оспаривать ее итог.

Используя ловкую тактику, российский президент хочет восстановить если не Коммунистическую партию Советского Союза (КПСС), то по крайней мере ее символическое подобие, с Москвой больше не должны обращаться, как с младшим партнером. Конечно, это вполне законное требование, однако методы, которые используются для его реализации: Чечня, Грузия, Украина, Восточная Европа, Сирия, Центральная Азия, репрессии в отношении диссидентов и прессы, циничное использование данных разведки, сводят на нет возможность позитивной реакции, по крайней мере, со стороны европейских прагматиков.

Допинг стал отличительной чертой советской империи, и расследование агентства WADA внушает тревожные опасения по поводу того, что приемы прошлого возвращаются. Если отстранение Москвы от участия в Олимпийских играх считать крайней мерой, которую следует избегать до самого последнего момента, то от русских потребуется честность, прозрачность расследования, доступ для международных инспекторов и наказание виновных.

Почему в итоге речь идет не об Олимпиаде и допинге. США, Европа, Россия и Китай соперничают друг с другом, чтобы определить, кто же будет стоять у руля в XXI веке. Без страны — лидера, место которой занимали в девятнадцатом веке — Великобритания, а в двадцатом веке — США, мир будет лишен компаса. ООН раздроблена, порой коррумпирована и всегда нерешительна. Китай предпринимает геополитические шаги навстречу Тайваню, Азиатскому банку Развития и бьет в барабаны войны по поводу искусственных островов.

США во главе с Обамой чередуют жесткий тон с невниманием и безразличием. Европа по-прежнему разбирается со своими экономическим и культурным кризисами и до сих пор лишена общей системы безопасности. Путин остается Путиным. Никаких G8 и G20 больше не существует, у исследователя Яна Бреммера даже появляется понятие «G0». Из-за вакуума власти происходят локальные кризисы на Ближнем Востоке, в Африке, никто не уделяет внимание беженцам.

Исторический альянс Америки и Европы, который победил в холодной войне, был спешно заброшен после падения Берлинской стены и во время войн Буша-младшего. Теперь даже Лондон ищет торгового сотрудничества с Пекином, ни о чем не спрашивая Вашингтон.

Хочется, чтобы в Рио развевались флаги всех государств, а демократии спрятали бы свои разногласия по поводу мировых проблем, однако надежды на это мало.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.