С самого ее возникновения у еврозоны была одна главная цель: сближение составляющих ее экономик. Но после нескольких успешных лет, когда большинство стран-членов могло похвастаться устойчивым экономическим ростом и снижением безработицы, все пошло наперекосяк. Таким образом, развитие еврозоны можно поделить на две четкие фазы: счастливые деньки с 1999 по 2007 год и длящийся по сей день черный период.

Сейчас европейский валютный союз включает в себя 19 стран, которые весьма далеки от искомой однородности. У них всех сложилась разная судьба, а Германия, по всеобщему мнению, получила наибольшую выгоду от евро. Крупнейшая страна еврозоны стала своего рода провожатым для других государств-членов, сделав из своего успеха живое свидетельство того, что еврозона сулит процветание.

Как отмечается, такие отличия между успешной Германией и другими странами лишь подтверждает, что «остальные» могли добиться того же, что и она. Но их неспособность провести «правильные реформы» стала приговором для их экономик.

Тем не менее, если внимательно рассмотреть ситуацию в странах, которые с самого начала пустились в авантюру с евро (Германия, Франция, Испания, Италия, Нидерланды, Ирландия, Люксембург, Финляндия, Португалия, Бельгия, Австрия в 1999 году и Греция в 2001 году), результаты могут вас удивить.

Прежде всего, это экономический рост. Если не считать двух безусловных лидеров по этому показателю, то есть Люксембург и Ирландию (их объединяет ряд сходств в налоговой системе), средние цифры по еврозоне составили 20-28% за 15 лет, что дает нам весьма посредственные 1,2-1,7% в год. А три государства оказались в практически полной стагнации: Португалия, Италия и Греция.

Касательно последнего случая, Греция смогла добиться головокружительного роста в первый период, однако второй полностью лишил ее всех накопленных богатств.

Далее, это безработица. Здесь итог не самый приятный. Потому что, не считая Германии и Финляндии, безработица в странах еврозоны выросла с 1999 по 2014 год.

Стремление к экономическому сближению дало удовлетворительные результаты в первый период, но кризис 2008 года разнес единство в клочья. Случаи Греции и Испании являются симптоматичными для всей Европы.

Не менее сильные отличия наблюдаются и в плане роста средних зарплат. Так, средняя зарплата в Португалии сократилась на 4% за 15 лет, но выросла на 34% в Ирландии.

Стоит отметить, что в Германии средняя зарплата выросла на 8,42%, что не сильно больше показателей Греции, Португалии, Италии и Испании и наполовину меньше, чем во Франции.

Касательно уровня зарплат в 2014 году, Ирландия и Люксембург вновь обходят остальных.

Наконец, давайте рассмотрим неравенство. Здесь все прозрачно. Сильнее всего коэффициент Джини за последние 15 лет вырос в Германии. Если до вхождения в еврозону она демонстрировала одни из лучших показателей, в 2014 году она скатилась почти до уровня Южной Европы.

Германия — сильнейшая экономическая держава Европы, чего ей удалось добиться ценой низких зарплат и высокого неравенства. Как бы то ни было, благоприятное положение Германии не может скрыть главного, то есть реального учета.

За период с 1999 по 2007 год 12 стран-основательниц показали средний годовой рост в 2,18%, который приходится на светлые времена еврозоны с существенным спадом безработицы (рекордный минимум был достигнут в марте 2008 года с показателем в 7,2%). Следующие семь лет нельзя даже назвать стагнацией, потому что ВВП 2014 года ниже уровня 2008 года. А это повлекло за собой сильный рост безработицы по всей еврозоне до нынешнего уровня в 10,8%. Получается, сейчас он даже выше, чем до введения евро в 1999 году, когда речь шла о 10%.

Николя Гецманн — экономический эксперт Atlantico.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.