Сначала было слово. А говоря более светским языком, сначала были слова, которые было запрещено издавать, печатать, продавать и покупать, если в них содержалась ересь. Таким было отношение церкви к печатному слову в начале эры Гутенберга. Затем с контрреформацией Тридентского собора появился «Индекс запрещенных книг» — список книг, который составляла Святая палата (официальное название инквизиции — прим. пер.), он был упразднен в 60-х годах прошлого века после Второго Ватиканского собора.

Церковь папы Франциска руководствуется положениями, принятыми на этом Соборе, который признал и способствовал продвижению основных универсальных свобод человека, среди которых — свобода мысли и выражения посредством печати. Однако принятое сегодня решение начать расследование в отношении двух наших журналистов — Эмилияно Фиттипальди и Джанлуиджи Нуцци — по обвинению в издании двух книг отбрасывает Ватикан на десятки лет назад, а то и на века. Когда тождество светской и духовной власти позволяло немедленно изымать и уничтожать сомнительные книги, а их авторов наказывать.

Сегодня, к счастью, все происходит не так. Книги заполнили витрины и полки, они быстро распространяются из рук в руки, от одного читателя к другому. Журналисты становятся главными действующими лицами в общественных дискуссиях, которые и начались благодаря их работе. Многие представители церкви высказали свои суждения. Даже сам папа, будучи во Флоренции, утверждал, что предпочитает «беспокойную» церковь, нежели спящую, в которой скандалы замалчиваются, а новости распространяются только с целью запугивания или шантажа.

Через десять дней после начала всей этой истории — громкого ареста монсеньора Лусио Вальехо Бальда (Lucio Angel Vallejo Balda) и Франчески Каоки (Francesca Chaouqui), никто еще не сумел опровергнуть никакую информацию, изложенную в книгах «Скупость» и «Крестный путь». А следовательно, расследование в отношении двух журналистов, виноватых в том, что они донесли до сведения читателей то, что узнали из бесед со своими источниками и терпеливого, скрупулезного исследования документов, является ударом по свободе прессы, по всем нам, не только тем, кто профессионально занимается журналистикой, но и по читателям, которые имеют право владеть информацией.

Фиттипальди и Нуцци виноваты лишь в одном — в том, что написали правду. Не абсолютную истину, боже упаси: когда она появилась в этом мире, то была распята, хранителям христианского учения это должно быть хорошо известно. Кстати, что касается христианской правды, в Евангелии от Матфея основатель католической Церкви поручает своим ученикам выносить на свет то, что до сих пор было во тьме, кричать с крыш о том, что было нашептано на ухо. О том, что сейчас в Ватикане кто-то хотел бы снова отправить во мрак.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.