Это место не так-то просто найти. Защитные сооружения, стены и блоки из бетона, два полицейских джипа — создается впечатление, будто недалеко от афганского парламента скрывается нечто необычное.

И это правда. Здание окопано и окружено собственными защитными сооружениями. Все эти признаки говорят о том, что в Кабуле появилось нечто новое. Речь идет о «Nowzad» — о первой и единственной клинике для животных в Афганистане. Афганцам не нравятся собаки. В исламе их считают нечистыми животными. Если их заводят, то лишь для использования в боях, в которых они сражаются до последней капли крови. Эта «игра» пользуется популярностью по всей стране.

Собак можно увидеть также на улицах, на мусорных свалках, в основном они ужасно худые и часто больны бешенством. Распространение этой болезни легко контролируется в мирных странах, но в Афганистане она ежегодно убивает 40 тысяч человек, в основном детей, которые часто приближаются к животным, кидают в них камни, а те злятся и кусаются. В бедной и неспокойной стране трудно привить людям принципы уважительного отношения к животным. Когда права людей стоят на последнем месте, права животных и вовсе не принимаются в расчет. Но это не всегда так. И вот между колючей проволокой и бетоном расцветает нечто новое.

Пен Фартинг (Pen Farthing) два года служил в Афганистане в составе английской Королевской морской пехоты. Он сражался на юге в провинции Гильменд — цитадели талибов, видел гибель двух своих друзей и коллег. Он видел кровь и смерть, страну, сжигаемую постоянными сражениями. А потом он встретил Nowzad, чье имя означает «новорожденный», — собаку, которая прожила с ним годы, как это часто бывает на военных базах, когда животное становится настоящим талисманом. Домашние собаки есть на американских базах, на итальянских, немецких и испанских. Для тех, кто долгие месяцы живет в напряжении, среди неопределенности и злости, животные становятся утешением.

Так, окончив службу в военном лагере, Пен вместе со своей подругой, такой же военнослужащей, бросил двенадцатилетнюю карьеру и остался здесь. Он не захотел возвращаться к размеренной жизни в своем городке в Великобритании, а решил защищать все такой же неспокойный Афганистан, но не с ружьем в руках и в форме, а абсолютно иным способом. «Конечно, было гораздо проще остаться солдатом. Управлять клиникой, добиваться пожертвований для ее развития — это непрекращающаяся борьба. Особенно сложно объяснить, что мы не только спасаем животных, но и проводим их вакцинацию, учим, как за ними ухаживать и просто помогаем людям становиться лучше», — рассказывает Пен, показывая нам свою клинику, в которой содержатся 40 кошек и 80 собак.

«Это продолжение моей службы, мой вклад в страну. Я и раньше находился здесь, чтобы помогать афганцам, теперь я помогаю им по-другому смотреть на вещи. Я наблюдаю за молодежью и вижу, что они не хотят сражаться. В клинике работают 17 афганцев, а значит, столько же семей получают поддержку. Среди них три афганских ветеринара — две женщины и один молодой человек, которому бывший служащий Королевской морской пехоты помог получить высшее образование, чтобы потом заниматься лечением животных».

«В стране нет ветеринаров, занимающихся мелкими животными, только фермерскими», — объясняет Пен. В это время двадцатичетырехлетняя врач Малиха готовит кошку к стерилизации. Процедура происходит в операционном зале, где все чисто и стерильно. Только щенок Вильям прячется от страха за ножки стола. «К нам обычно поступают собаки больные бешенством, а также жертвы дорожно-транспортных происшествий, ужасных боев, одна собака была изуродована кислотой, и нам пришлось ампутировать ей хвост», — говорит Пен.

Некоторые животные подрываются на минах, другие получают ранения во время перестрелок. Скоро будут оперировать одну очень ласковую собаку, которой придется ампутировать лапу. Она очень страдает, но все же кое-как ковыляет к людям, чтобы ее погладили. Несколько месяцев назад в городе произошел взрыв и собаки, как все животные, живущие в зоне военных действий, испытывают страх и могут быть травмированы. В клинике их лечат, а потом подыскивают семьи, в которых о них могли бы заботиться.

Когда солдаты возвращаются на родину после окончания миссии, многие из них хотят забрать животных с собой. «Мы отправляли собак, в том числе, в Италию. Мы берем на себя проведение всех необходимых процедур от анализов крови до карантина», — объясняет Пен, которому не раз приходилось отправлять собак в Европу и Соединенные Штаты. — «Вначале животных отправляют в Дубаи и там распределяют по владельцам, эта же служба помогает покрыть затраты клиники, которые достигают восьми тысяч евро в месяц».

Малиха оперирует кошку, испытывая гордость за то, что применяет инновационный для Афганистана метод стерилизации. Она рассказывает, что всегда любила животных, в детстве спасала птиц. Два месяца назад она вышла замуж за врача, однако ни разу не думала о том, чтобы бросить работу, как часто поступают афганские женщину более традиционных взглядов. «Мой муж тоже врач и он понимает, как я люблю это занятие», — говорит она.

Малихе ассистирует Мариам, ей 27 лет, и она еще не замужем и, по ее словам, пока не намерена заводить семью. «Животные не умеют говорить, но знают, как сделать так, чтобы их понимали, мне нравится помогать лечить их», — рассказывает Мариам. Другой молодой ветеринар по имени Мушатаба уехал из Ирана, где живет его семья, чтобы учиться в Кабуле, где было проще поступить в университет. Сначала он хотел быть обычным врачом, но потом по различным обстоятельствам решил учиться на ветеринара. «Как бы то ни было, я все равно врач, а тот, кто лечит животных, определенным образом помогает и всем остальным, кто находится рядом с ними», — говорит он.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.