26 декабря президент Владимир Путин назначил одного из своих доверенных помощников, Бориса Грызлова, полномочным представителем Российской Федерации в контактной группе по урегулированию ситуации на Украине, которая заключила два Минских соглашения по Донбассу в сентябре 2014 года и феврале 2015 года.

Это назначение ознаменовало собой важную перемену в украинской политике России. Грызлов пользуется большим влиянием среди представителей ближайшего окружения Путина, является постоянным членом Совета безопасности, бывшим министром внутренних дел, спикером Государственной Думы и коллегой президента со времен его службы в КГБ в Санкт-Петербурге.

Грызов сменил на этом посту посла по особым поручениям МИД Азамата Кульмухаметова, который занимал его с апреля. Его назначение было воспринято как попытка несколько приглушить роль России в этом процессе и заставить Украину начать переговоры с лидерами контролируемых Россией Донецкой и Луганской народных республик. Теперь Кремль решил взять этот вопрос под свой непосредственный контроль.

В этом году были убиты трое влиятельных и независимых командиров ополчения (Павел Дремов, Алексей Мозговой и Алексей Беднов), и эти убийства были совершены настолько профессионально, что многие аналитики предположили, что за ними стоит российская военная разведка. Летом стало ясно, что войска ДНР и ЛНР подчиняются непосредственно Министерству обороны России, а Министерство обороны и Совет безопасности Украины даже назвали имена российских командиров.

Политические лидеры ДНР и ЛНР не менялись с августа 2014 года, когда Александр Захарченко сменил на посту премьер-министра ДНР Александра Бородая, а Игорь Плотницкий возглавил ЛНР. Эти назначения ознаменовали собой окончание российского проекта Новороссии, то есть попыток присоединить восемь украинских областей к России. Считается, что эти два лидера имеют достаточно мало веса и возможностей, но они послушно подчиняются Москве.

Во второй половине 2014 года оккупированный Донбасс пережил мощные разрушения. Российские инженерные войска взрывали мосты, а заводы становились мишенями для артиллерийского огня. Все банки и банкоматы были разграблены, и банковская система перестала существовать. Большая часть магазинов закрылась, и остались только небольшие продуктовые магазины.

Ополченцы разграбили или захватили малые, средние и государственные предприятия, тогда как крупные частные предприятия, в основном принадлежащие компаниям ДТЕК и «Метинвест» Рината Ахметова, находились под защитой Кремля. Они продолжали работать в соответствии с украинским законодательством, использовать украинскую валюту и платить налоги украинскому правительству. Но их работникам приходилось ездить к банкоматам на территории свободной Украины, чтобы забрать свои зарплаты.

Донбасс покинули примерно 2-2,5 миллиона его жителей, и еще столько же остались там. 1,4 миллиона переехали на территорию свободной Украины. Внутри ДНР и ЛНР население переместилось из деревень и небольших городов, рядом с которыми велись бои, в крупные города, такие как Донецк и Луганск. Экономика Донбасса была уничтожена. Территория, которая производила 10% украинского ВВП, теперь работает всего на 30% своей мощности. Граница между Украиной и ДНР сейчас остается относительно открытой, однако пересечь границу с ЛНР гораздо сложнее.

На Минских переговорах в феврале 2015 года одно из требований России заключалось в том, что украинское правительство должно обеспечить государственное финансирование оккупированного Донбасса, несмотря на то, что оно не могло контролировать эту территорию и собирать там налоги. Украинское правительство вполне обоснованно настаивало на том, что оно может выплачивать пенсии только тем гражданам, которые зарегистрированы на территории свободной Украины. В апреле 2015 года Россия после некоторых колебаний начала выплачивать пенсии жителям оккупированного Донбасса.

В октябре Кремль изменил манеру управления оккупированным Донбассом, хотя об этом и не было заявлено публично. Об этой перемене написали несколько блогеров 30 октября, а бизнесмены, ведущие свои дела на оккупированной территории, подтвердили эти изменения.

Администрация российского президента передала управление Донбассом российскому правительству. Личного помощника Путина Владислава Суркова сменил вице-премьер Дмитрий Козак. Оба они являются соратниками Путина и отчитываются непосредственно перед ним, однако Сурков оказался агрессивным смутьяном, который отвечал за проект Новороссии, тогда как юрист из Санкт-Петербурга Козак отвечает за все дела в этом регионе, а также за управление замороженными конфликтами.

Экономическое управление оккупированного Донбасса тоже изменилось. При Козаке за экономику регионе стал отвечать заместитель министра экономического развития Сергей Назаров. Он является председателем рабочей группы по оказанию гуманитарной помощи оккупированному Донбассу, которая при необходимости подключает соответствующие российские службы и руководит правительствами ДНР и ЛНР.

Таким образом, российское федеральное правительство быстро сменило свой курс с беззаконного разрушения на финансирование восстановления и гуманитарную помощь оккупированному Донбассу. В результате до сих пор работающие компании сумели немного увеличить свое производство. Компания ДТЕК получила разрешение восстановить государственные железные дороги на свои средства, чтобы иметь возможность транспортировать уголь, добываемый ею на территории Донбасса, на электростанции свободной Украины.

Нет необходимости говорить, что российское правительство пользуется исключительно рублями, но оно также пытается восстановить банковскую систему Донбасса. В одной блестящей статье говорится, что «единственный работающий банк — это принадлежащий ополченцам Центральный республиканский банк, у которого есть около 100 отделений». Кроме того, поступают сообщения о том, что на этой территории начали работу один российский государственный банк и Российский национальный коммерческий банк.

Приход Козака и Грызлова, несомненно, является важной вехой. Назначение Козака свидетельствует о том, что Россия завершила фазу активных военных действий и перешла к фазе долгосрочного управления замороженными конфликтами.

Назначение Грызлова представляет собой более любопытный феномен. Он представлял Путина на переговорах, которые привели к завершению оранжевой революции посредством проведения повторных выборов в декабре 2004 года.

Если Путин разрешил Грызлову пойти на существенные уступки Украине, тогда, возможно, он готов снова это сделать. Война России не стала ни небольшой, ни победной, поэтому лучшее, что Кремль может сейчас сделать, это забыть о ней.

В любом случае, в отличие от своего предшественника, Грызлов может вести переговоры непосредственного от имени Кремля.