В своей речи, произнесенной в Пекине в пятницу, посол Дании в Китае Фриис Арне Петерсон (Friis Arne Peterson) заявил, что коммунистическая держава обладает в Арктике «естественными и законными экономическими и научными интересами», несмотря на отсутствие у нее береговой линии в полярном регионе, льды которого стремительно тают.

Он добавил, что его правительство хочет, чтобы Китай стал постоянным наблюдателем во включающем в себя восемь членов Арктическом совете, в который сейчас входят Канада, Россия, Дания, Финляндия, Исландия, Швеция, Норвегия и Соединенные Штаты. Пекин уже подал заявку на постоянный наблюдательский статус в рамках этого форума.

«Правительство Дании хотело бы видеть Китай постоянным наблюдателем, и я думаю, что остальные (члены Арктического совета) также этого хотят», - сообщил посол группе журналистов.

Ученые и аналитики, специализирующиеся на проблемах Арктики, считают последнее заявление, как минимум, спорным и сомнительным. Некоторые из экспертов полагают, что датский посол пытался не только увеличить влияние Дании в Арктическом совете, но и добиться от Китая инвестиций, которые могут помочь датчанам разрабатывать природные ресурсы Гренландии. Кроме того, по их словам, если смотреть с точки зрения Китая, то речь посла отражает интерес китайцев к возможностям получить доступ к ресурсам и увеличить свое геополитическое влияние.

«Именно это и имеют в виду те, кто говорит о возвращении в арктический регион Большой игры, - утверждает политолог Роб Хьюберт (Rob Huebert), заместитель директора Центра военных и стратегических исследований Университета Калгари. – Сейчас мы видим изменение геополитических реалий и поведения Китая, который теперь действует в международной системе намного более решительно, чем раньше».

Читать также: Глобальное потепление возрождает мечту о морском пути в российской Арктике

«Возможно, они (датчане) считают, что сближение с китайцами укрепит позиции Дании в Арктическом совете», - утверждает Дэвид Беркьюсон (David Bercuson), историк из Университета Калгари и старший научный сотрудник Канадского института обороны и иностранных дел.

«Что касается китайцев. . . то они хотят сами выяснить, что имеется в регионе (в смысле потенциальных запасов ресурсов), и продемонстрировать, что они не намерены позволять канадцам, русским и американцам полностью делить эти ресурсы между собой».

В последние годы интерес Китая к Арктике растет. На фоне климатических перемен, связанных с таянием арктической ледяной шапки, и отчаянной потребности растущей китайской экономики в сырье перспектива появления на карте нетронутых нефтегазовых месторождений, рыболовных угодий и новых летних судоходных путей заставляет руководство Китая пристальнее присматриваться к потенциалу Арктики как в смысле ресурсов, так и в смысле более легкого доступа к мировым рынкам.

В 2004 году у Китая появилось постоянная наземная база в Арктике, когда он основал на архипелаге Шпицберген в Баренцевом море – то есть в Северном ледовитом океане - исследовательскую станцию «Хуанхэ чжань». Предполагается, что станция должна заниматься океанологическими и климатологическими исследованиями. Как сообщается, Китай также планирует в ближайшие три-четыре года осуществить три экспедиции по исследованию Арктики. Кроме того, он собирается к 2013 году построить ледокол водоизмещением в 8000 тонн. Это судно составит компанию уже направленному Китаем в арктический регион ледоколу «Сюэлун» («Снежный дракон»).

Подобная деятельность отражает экономические и научные интересы Китая, но китайцы не забывают и о своих геостратегических интересах.

Видный китайский ученый Ли Чжэньфу (Li Zhenfu), который вместе с рядом коллег убеждает свое правительство уделять больше внимания арктическому региону, считает что появление более короткого судоходного пути из Восточной Азии в Европу и Северную Америку потенциально может открыть перед Китаем огромные возможности - как экономические, так и военные.

«После того, как Северо-Западный проход откроется, он превратится в новый “осевой морской путь” между Атлантическим и Тихим океанами, - писал Ли в 2009 году в своей статье, опубликованной в журнале Китайской ассоциация науки и технологий. – Тот, кто будет контролировать арктический маршрут, будет контролировать новое направление мировых экономических и международных стратегий». Арктика, по мнению Ли, «имеет серьезное военное значение, и другие страны признают этот факт».

Аналитики считают, что Канаде следует обращать внимание на амбиции и намерения Китая, как бы он ни был настроен – мирно или воинственно, - и занимать жесткую позицию в случае любых попыток подорвать или поставить под сомнение претензии Канады на Арктику.

«Канадская Арктика обладает тем, что нужно Китаю – природными ресурсами и, возможно, важным судоходным путем», - заметил профессор истории из Университета Калгари Дэвид Райт (David Wright) в своей статье 2010 года «Панда готовится к встрече с полярным медведем: Китай и проблема арктического суверенитета Канады» («The Panda Bear Readies to meet the Polar Bear: China and Canada's Arctic Sovereignty Challenge»).

«Хотя маловероятно, что Китай захочет стать одной из воюющих сторон в вооруженном конфликте за Арктику или всерьез будет выдвигать территориальные претензии в этом регионе, можно ожидать, что он будет более решительно и категорично комментировать проблемы Арктики», особенно, когда речь будет идти о территориальных претензиях других членов Арктического совета, считает историк.

Райт, также работающий в Канадском институте обороны и иностранных дел, подчеркивает, что китайские ученые интересуются претензиями Канады на исторический суверенитет над Арктикой, особенно вопросами, относящимися к Северо-Западному проходу. Китай, по его словам, хочет, чтобы Арктика – с ее морскими путями, нефтяными и газовыми месторождениями, минералами и рыболовными угодьями - была международной территорией, «общим наследием человечества».

Подобный взгляд противоречит подходу Канады, настаивающей на своем территориальном суверенитете над арктическими островами и над водными путями между ними.

Инфографика: Притязания стран на арктический шельф


«Канада должна быть настороже и не уступать попыткам Китая подорвать ее арктический суверенитет. Ей следует укреплять сотрудничество с демократическими странами Арктики во имя безопасности и стабильности региона», - полагает Райт.

«Канадский суверенитет над Северо-Западным проходом - определяющий фактор суверенитета и территориальной целостности Канады в настоящем и в будущем, и на продажу его выставлять нельзя».

При этом, по мнению экспертов, Китаю следует быть осторожным, когда он претендует на Северный ледовитый океан. Идея о том, что полярные воды должны стать международной акваторией, может легко обернуться против китайских претензий на большую часть Южно-Китайского моря, на острова Сенкаку и Дяоюйтай (так в тексте, - прим. перев) и даже на островное государство Тайвань.

В конечном счете, полагают аналитики, лучшей защитой для Канады будет наступательная мощь. Канаде, считают они, следует пользоваться международным законодательством, чтобы подтверждать свои претензии в Арктике, однако она также не может позволить себе пренебрегать потребностью в ледоколах, патрульных кораблях, спутниках и прочей военной технике. Как заметил Беркьюсон, военная мощь обеспечивает тот отблеск стали, который заставляет дипломатию работать.