Дюссельдорф - Когда 14 лет назад я перебрался в Канаду, в моих планах Арктика была всего лишь второстепенной темой. Статьи и репортажи, которые я направлял после посещения районов Крайнего Севера, предназначались преимущественно для разделов «Разное» или «Наука». Тогда это была экзотическая тема.

Все изменилось летом 2007 года. В тот момент русские решили установить российский флаг на дне моря непосредственно в районе Северного полюса и таким образом заявить: Северный полюс принадлежит нам. Это была чистая пиар-акция, однако сразу после этого Арктика превратилась в политическую тему. А когда еще и канадцы ответили на действия русских, поступило указание из Германии: г-н Брауне, вам следует полететь в район Северного полюса и описать происходящий конфликт.

Легче сказать, чем сделать. Северный полюс – это, по сути, лед на воде, и он отличается от Южного полюса, представляющего собой покрытый льдом континент. В последнее время в течение лета лед в Арктике становится таким  мягким, что посадка самолета может представлять опасность. А зимой, когда лед становится более прочным, там так темно, что хоть глаза выколи.

Вместо этого я полетел в небольшой городок в канадской части Арктики и описал развитие событий. А затем вместе с одним из служащих национального заповедника мы на квадроциклах проехали по каменистой пустыне острова Корнуоллис (Cornwallis) и встретили там белого медведя. Но, он, наверное, так испугался, увидев меня, что сразу прыгнул в воду и уплыл куда подальше.

Я много раз посещал эти места – Резольют (Resolute), Понд-Инлет (Pond Inlet), Икалуит (Iqualuit), а также Северо-Западный проход. Я был также в Черчилле (Churchill) в Гудзоновом заливе, где живет большая колония белых медведей. Вообще в Канаде обитает треть из 25 000 белых медведей. Я люблю Арктику, инуитов (эскимосов) и холод.

Сегодня я хочу рассказать о некоторых событиях в Арктике, а также при случае  исправить ложные представления.

Арктика без льда

Исследования, проведенные с использованием разработанных моделей говорят о том, что Арктика в 2050, 2030, а, возможно, уже в 2020 году будет свободной ото льда. Но здесь следует сделать одно существенное добавление: свободной ото льда только в летнее время.

Пугающие сообщения о площади ледяной поверхности в Арктике относятся к летнему льду. Даже при чтении канадских газет иногда создается впечатление, что в ближайшем будущем белые медведи будет обитать среди пальм, а карибские комплексы для отдыха будут размещены к северу от Полярного круга.

Тем не менее мы продолжаем наблюдать смены циклов таяния и образования льда. Этим летом была зафиксирована самая незначительная или, возможно, вторая в истории по масштабам сокращения площадь ледяного покрова за сотни лет – примерно 4,1 миллиона квадратных километров. Однако зимой площадь ледяного покрова вновь увеличилась до 14 миллионов квадратных километров.

Это означает: в обозримом будущем с ноября до июля в Арктике сохранится лед. Мы говорим об окне в два или три месяца, во время которых Северный Ледовитый океан может быть свободным ото льда. При этом, когда мы говорим «свободный ото льда», это не означает, что льда вообще не будет. Скорее, речь идет о том, что в это время не будет крупных и непроходимых заторов, состоящих из толстого льда.

Никто не говорит о том, что арктический океан будет круглый год свободным ото льда. Если когда-нибудь это станет реальностью, то у людей возникнут другие проблемы, и они уже не будут думать о добыче полезных ископаемых в Арктике.

Суверенитет и континентальный шельф

С момента размещения русскими своего флага на Северном полюсе мы слышим разговоры о конкуренции и гонке в Арктике. Мы слышим также разговоры о «Диком Западе» и последнем рубеже (last frontier), как будто речь идет о каком-то пространстве, где нет законов.

На самом деле Арктика в высокой степени регулируемый объект. Главным основанием этого является Конвенция ООН по морскому праву (UNCLOS), вступившая в действие в 1994 году.

Помимо прочего, она определяет, как далеко  может простираться материковая отмель или, другими словами, континентальный шельф. При этом определяется также суверенные права относительно территориальных вод прибрежного государства, действующие за пределами 200-мильной зоны. Эта 200-мильная зона называется также исключительной экономической зоной, в пределах которой прибрежное государство может использовать как морское дно, так и водное пространство.

Более сложные формулы определяют протяженность континентального шельфа. При этом учитываются данные о глубине моря, геологических структурах, а также расстояние до берега.

Сырьевые ресурсы – движущий фактор

Так называемая борьба за Арктику – это прежде всего научное соревнование. Вопрос о том, кому принадлежит Северный полюс, определяется не размещением своего флага на дне моря, а убедительностью представленных научных материалов. Над этим вопросом работают канадцы, датчане, американцы, норвежцы и русские. Претендовать на Северный полюс в действительности могут только Канада, Дания и Россия, так как со стороны Северного полюса между евразийским и американским континентами расположены хребты Ломоносова, Менделеева, а также хребет Альфа.

При помощи сейсмологических и батиметрических исследований прибрежные государства должны доказать, что дно является «естественным продолжением» континентального шельфа. Только в этом случае государство может претендовать на экономическое использование морского дна за пределами 200-мильной экономической зоны.

И только об этом идет речь. Речь не идет о суверенном праве на море, то есть это не затрагивает вопросы судоходства, рыболовства или проведения границ. За пределами 200-мильной зоны море считается международными и экстерриториальными водами.

Интерес к Арктике не основан в первую очередь на вопросах, связанных с изменением климата, облегчающим доступ к этому пространству. Ведущим фактором в данном случае является спрос на сырье, а также цены на сырьевые товары.

Однако мы должны постоянно иметь в виду следующее: мы не знаем, что находится на дне Северного Ледовитого океана. Мы судим об этом по отдельным находящимся вблизи берега районам – в частности, по расположенному в непосредственной близости от побережья Аляски Морю Бофорта или по Баренцеву морю вблизи берегов Норвегии и России. Во всем остальном мы имеем дело с предположениями, в том числе и с научно обоснованными.

Геологическая служба США в своем часто цитируемом докладе, опубликованном в 2008 году, говорит о запасах нефти и природного газа как о «еще не найденных ресурсах». На основании геологических знаний и выводов Геологическая служба США делает свои предположения, и я цитирую: «Расширенный арктический континентальный шельф может стать в будущем крупнейшим неисследованным районом для добычи нефти из оставшихся на Земле».

Цифры, на самом деле, впечатляют: запасы нефти, как полагают, оцениваются в 90 миллиардов баррелей – 13% неисследованных мировых запасов. А еще 48 триллионов  кубометров природного газа – 30% неисследованных запасов. В пересчете это означает 412 миллиардов баррелей нефтяного эквивалента или 22% неисследованных, технически извлекаемых запасов.

Из этого количества 84% месторождений находятся на дне моря, и большая их часть – на континентальном шельфе. Дно Северного Ледовитого океана – в отличие от других больших океанов – преимущественно плоское. Более 7 миллионов квадратных километров и таким образом примерно половина океана находится над континентальным шельфом, а глубина при этом составляет менее 500 метров. С технической точки зрения поиск нефти в этом месте не связан с такими большими глубинами, как в Мексиканском заливе.

А что здесь уже делается в области добычи нефти и газа? В Чукотском море, расположенном между Аляской и Сибирью, в ближайшие годы будет проводиться пробное бурение. Только в Чукотском море предполагается наличие 15 миллиардов баррелей нефти и 2 триллиона кубометров природного газа. Компания Shell за 2 миллиарда долларов приобрела лицензии на проведение буровых работ. По сути дела, компании Shell и BP хотели в этом, а также уже в прошлом году провести поиски месторождений нефти, однако из-за катастрофы в Мексиканском заливе американское правительство и обе нефтяные компании приостановили запланированные работы.

Тем не менее поиски нефти проводятся у западного побережья Гренландии. Британская фирма Cairn активно осуществляет там поисковые работы. Такие компании как Exxon, Chevron и Husky также получили лицензии от Гренландии, однако сроки проведения работ пока не определены.
 
Хрупкая экосистема

Норвегия добывает нефть и газ в Норвежском море, которое, в отличие от других морей в регионе Северного Ледовитого океана, зимой по большей части свободно ото льда. Русские в основном делают ставку на добычу нефти в прибрежной континентальной части сибирского побережья. Однако в находящейся под их контролем части Баренцева моря расположено крупнейшее морское газовое месторождение.

Арктикой принято считать пространство, расположенное к северу от Полярного круга, то есть выше 66,56 градуса. К ней относятся еще и 8 миллионов квадратных километров суши. Пояс осадочных отложений, содержащий запасы нефти и нефтеносного песка, простирается далеко на север Арктики – до дельты реки Маккензи и Канадского арктического архипелага. Кроме того, здесь в 70-е годы уже добывали никель и цинк, и многие места возможных разработок там уже известны.

Несколько лет назад Канада пережила настоящий бум в области поиска месторождений урана. Ожидалось, что Нунавут (Nunavut) может стать вторым после Саскачевана (Saskatchewan) центром добычи урана в Канаде.

Алмазный коридор Канады простирается далеко на север. У берегов Гренландии ведутся активные поиски цветных металлов, алмазов, золота, никеля, а также элементов платиновой группы. Аляска со времен описанной Джеком Лондоном золотой лихорадки известна поисками этого благородного металла, однако в районе Берингова пролива находится также крупнейшее в мире месторождение цинка Red Dog. Имеются и огромные запасы железной руды – на Баффиновой Земле в Канаде, а также в Сибири.

«Мы не знаем, что скрыто на дне океана, но всегда, когда мы начинаем искать, мы что-то находим», - подчеркнул в беседе со мной профессор университета в Калгари Роб Хьюберт (Rob Huebert). Вообще ученые уверены в том, что в районе Северного Ледовитого океана находятся так называемые марганцевые глыбы, представляющие собой важнейшие месторождения ценных редкоземельных элементов. 

Но есть и проблема – Арктика и Северный Ледовитый океан примерно девять месяцев в году покрыты льдом и, кроме того, в течение нескольких недель или даже месяцев там абсолютно темно, условия на море непредсказуемы, и достаточно часто штормит, тогда как ветер и движения льда сложно предсказать. Те компании, которые занимаются поиском месторождений полезных ископаемых, подвергают себя целому ряду рисков, в том числе и непредсказуемых. Если там что-то происходит, то помощь может прийти только издалека.

И еще в Арктике очень хрупкая экосистема. Там находятся места обитания белых медведей, моржей, китов и бесчисленного количества птиц. Разлив нефти может превратиться в катастрофу более масштабную, чем авария на буровой установке Deepwater Horizon. Это является существенным тормозом для разведки и добычи полезных ископаемых в Арктике. Призывы к установлению моратория на поиск месторождений нефти и газа в Северном Ледовитом океане с учетом существующих рисков становится все громче.

Компании, проводящие работы в канадской части Арктики, обязаны включать в свои планы участие местных жителей. Арктика изменилась. Она больше не является районом, в который просто вторгаются «белые люди», и где они могут делать все, что захотят. Работающие в Канаде компании должны сначала заключить соглашение о предоставлении компенсаций и льгот (impact and benefit) с представителями инуитов, и только после этого можно заниматься планированием добычи полезных ископаемых.

Кооперация или конфронтация


Быстрое таяние ледяного покрова в летнее время в Северном Ледовитом океане открывает Арктику для судоходства. Северо-Западный проход через многочисленные острова северной части Канады, а также Северный морской путь вдоль побережья Сибири в прошедшие годы при этом частично или полностью использовались для провода судов. Некоторые даже мечтают о трансполярном маршруте через Северный Ледовитый океан.

Если путь из Европы в Азию через Суэцкий или Панамский канал равняется 20 000 или 25 000 километров, то при использовании арктических маршрутов это расстояние составляет 14 300 и 16 600 километров. Некоторые специалисты рассматривают арктические маршруты как своего рода «автобаны судоходства», как «новый Панамский или Суэцкий канал». Но и здесь следует учитывать следующее: в Арктике в обозримом будущем будет сохраняться лед и там будет темно. Расположенный на севере океан считается опасным для судоходства. Будущее не принадлежит транзитным маршрутам, проходящим по полярным морям для сокращения пути из Европы в Азию. Оно больше связано с доступом к населенным пунктам, к источником сырья, а также с круизными путешествиями.

В связи с маршрутами прохода судов возникает также вопрос суверенитета. Канада претендует на то, чтобы считать Северо-Западный проход своими внутренними водами, а Россия подобным образом рассматривает часть Северного морского пути. Соединенные Штаты и в более расплывчатой форме Европейский Союз отвергают территориальные претензии Канады. Наряду с установкой границ континентального шельфа это второй потенциальный источник конфликта.

Из России до нас доходят сведения о том, что она готова защищать свои интересы в Арктике в том числе военными средствами. Мы видели также премьер-министра Канады стоящим на льдине, когда над ним с грохотом проносились канадские боевые самолеты, а позади него покачивался на волнах красный канадский ледокол. Канада – крупная арктическая держава. Арктические полководцы уже наготове.

Однако я убежден в том, что это бряцание оружием имеет внутриполитические причины. Относительно Канады у меня на этот счет нет никаких сомнений, и насчет России у меня есть достаточно оснований думать так же.

Пять прибрежных государств региона Северного Ледовитого океана – Соединенные Штаты, Канада, Дания, Норвегия и Россия – в мае 2008 года связали себя положениями так называемой Илулиссатской декларации и обязались решать все спорные вопросы, связанные с конфликтами суверенных прав, в рамках Конвенции ООН по морскому праву. Растет авторитет Арктического совета восьми арктических государств, а также представителей коренных народов. Россия и Норвегия в образцовом порядке разрешили свой конфликт по поводу проведения границы в Баренцевом море и договорились о сотрудничестве, если месторождения сырья будут находится на территории обоих государств.

Существует больше примеров тесного сотрудничества, чем конфликтов. По крайней мере я пока еще не вижу себя в роли военного корреспондента на таящей льдине, дрейфующей в водах Северного Ледовитого океана.