Победил ли Израиль? В первую годовщину  войны в секторе Газа, носившей кодовое называние операция «Литой Свинец», этот вопрос занимает общественное мнение. В Израиле оно единодушно, ответ уже дан: конечно, мы победили, ракеты Кассам больше на нас не падают.

Простой, если не сказать примитивный, ответ. Для поверхностного наблюдателя все именно так и выглядит. Были Кассамы, мы начали войну – Кассамов больше нет. Седерот благоденствует, жители Беэр-Шевы ходят в театр. 

Была ли истинная цель войны остановить Кассамы? Каковы были действительные ее цели? Думаю, что они были следующие:

1. Свергнуть правящий режим в Газе, превратив жизнь ее обитателей в такой ад, чтобы они восстали против ХАМАС.
2. Вернуть правительству и армии чувство самоуважения, которое было сильно подорвано последней войной в Ливане.
3. Вернуть армии статус силы сдерживания.
4. Прекратить запуски ракет Кассам.
5. Освободить пленного солдата Гилада Шалита (Gilad Shalit)
   
Давайте оценим достигнутые результаты, один за другим.

На этой неделе сотни тысяч  людей собрались в секторе Газа, чтобы продемонстрировать свою  поддержку ХАМАС. Судя по снимкам, их было от  200.000 до 400.000. Учитывая, что население сектора составляет около 1.5 миллиона человек, большинство из которых - дети, то явка была очень впечатляющей. Те, кто верил, что давление на население приведет к восстанию против правительства ХАМАС, оказались неправы.

Знатоков истории это не удивило. При нападении со стороны внешнего врага, любой народ объединяется вокруг своих лидеров, каковы бы они не были. Жаль, что наши политики и генералы не читаю книг. Наши комментаторы изображают жителей Газы, как людей, «с тоской взирающих на процветающие магазины в Рамаллахе». Эти комментаторы также вдохновляются результатами опросов общественного мнения, которые призваны показать, что популярность ХАМАС на Западном Берегу Иордана падает. Если это так, то почему ФАТХ боится проведения выборов, даже после того, как все активисты ХАМАС были брошены в тюрьмы?

Похоже, что большинство населения Газы так или иначе удовлетворены действиями правительства ХАМАС. И, несмотря на тяготы жизни, они могут гордиться своей стойкостью.

На улицах порядок, преступность и наркоторговля сокращаются.  ХАМАС осторожно старается внедрить религиозные ценности в повседневную жизнь, и, похоже, общество не возражает против этого. Основная цель операции полностью провалилась.

Вторую цель удалось реализовать. Правительство Ольмерта, потерявшее доверие общественности во время ливанской войны, вернуло его в результате воны в Газе. Это не помогло самому Ольмерту, вынужденному подать в отставку из-за коррупционных туч, сгустившихся над его головой.

Армия вернула уверенность в собственных силах. Было доказано, что недостатки в военной сфере, вскрывавшиеся на каждом шагу во время ливанской войны, не были достаточно серьезными. Общественность верит, что в Газе армия действовала хорошо. Тот факт, что только шесть израильских солдат погибли  под огнем противника, в то время как жертв с другой стороны было более 1000, укрепляет эту уверенность. И лишь немногие обеспокоены  угрызениями совести.

Вопрос, была ли достигнута третья цель -  восстановление статуса армии как силы сдерживания, напрямую связан с ответом на  вопрос: кто выиграл войну в военном отношении?

В войне между регулярной армией и партизанскими силами очень трудно решить, что значит «победа». В классическом сражении между армиями, победа остается на стороне того, кто сохраняет контроль над полем боя по окончании боевых действий. Безусловно, это определение не подходит к асимметричной войне. Израильская армия не намеревалась оставаться в секторе Газа, напротив, она очень хотела избежать такой вероятности.

Кое-кто утверждает, что войну выиграл ХАМАС: если группа плохо вооруженных людей в течение трех недель противостоит одной из сильнейших армий в мире, то это победа. В этом есть большая доля правды. С другой стороны, статус армии как силы сдерживания, безусловно, был восстановлен. Все палестинские группировки и все арабские силы в целом теперь знают, что израильская армия готова убивать и уничтожать без всякого ограничения при любой военной конфронтации. Отныне, лидеры ХАМАС, а также руководители «Хезболлах» подумают дважды прежде, чем ее провоцировать.

С Кассамами практически полностью покончено. ХАМАС даже взял под свой контроль небольшие экстремистские группировки, которые хотели бы продолжать обстрелы. Вне всякого сомнения, вновь восстановленный статус армии как силы сдерживания оказал на это свое влияние.  Но верно и то, что армия прикладывает все усилия, чтобы избежать регулярных столкновений, как это случалось до операции «Литой свинец». По крайне мере, в сдерживании на театре военных действий в Газе на данный момент заинтересованы обе стороны.

Возникает вопрос: можно ли было найти способы остановить обстрелы Кассамами, не прибегая к войне? Если бы израильское правительство признало власти ХАМАС в секторе Газа, по крайней мере, де-факто, поддерживало бы с этими властями деловые отношения, и не устанавливало бы блокаду, могло ли это остановить обстрел Кассамами? Я верю, что могло.

Освобождение Шалита – важная, хотя и второстепенная цель – достигнута не была. Если Шалит и будет освобожден, то произойдет это только в рамках сделки по обмену пленными. И это будет выглядеть как огромная победа ХАМАС. Принимая все это во внимание, можно сказать, что война закончилась своего рода ничьей.

 

Если бы не Голдстоун.

Война нанесла фатальный удар по статусу Израиля в мире.  Это важно? Известное изречение Давида Бен-Гуриона гласит: «Не важно, что говорят гои, важно, что делают евреи». В свою очередь, Томас Джефферсон сказал, что ни одна нация в мире не может позволить себе вести  себя, «не проявляя соответствующего уважения к мнению окружающего мира». Джефферсон был прав. «То, что говорят гои», имеет огромное влияние на все сферы нашей жизни, как на политической арене, так и в вопросах безопасности. Статус нашей страны в мире – это жизненно важный фактор нашей национальной безопасности. Война в Газе, начиная от решения бросить армию на густонаселенный район, до применения белого фосфора и игольчатых боеприпасов, накрыла Израиль темным облаком. Доклад Голдстоуна, последовавший за ужасными сценами, транслировавшимися на протяжении войны всеми мировыми телеканалами, произвел страшное впечатление. Миллионы людей видели и слышали это, и их отношение к Израилю изменилось в худшую сторону. Это будет оказывать существенное влияние на решения, принимаемые правительствами, на позицию СМИ и на тысячи других больших и малых решений, касающихся Израиля.  

Практически все наши официальные представители и журналисты, начиная от президента и кончая участниками последнего телевизионного ток-шоу, повторяют как попугаи, что доклад Голдстоуна «односторонний», «гнусный» и «лживый». Но люди во всем мире знают, что этот доклад настолько честный, насколько это можно ожидать после решения нашего правительства бойкотировать расследование (результатов войны в Газе). Ущерб увеличивается день ото дня. И в чем-то он невосполним. Не принимая этого во внимание, нельзя оценить результаты войны. Итог заключается в том, что ущерб, причиненный нам войной, перевешивает все выгоды. Некоторые члены нашего руководства молча соглашаются с этим выводом. Но нет недостатка и в тех – как в руководстве, так и на улице, кто открыто говорит о том, что «Литой свинец – 2» - это только вопрос времени.

Бисмарку приписывают следующее изречение: дураки учатся на собственном опыте, умные – на опыте других.  Где же, исходя из этого, оказываемся мы?