В минувшем мае Йусуф Сарвар (Yusuf Sarwar) и Мохаммед Ахмед (Muhammed Ahmed) покинули Великобританию, где они родились и выросли, и отправились в Сирию. Цель — воевать от имени тогда еще «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ), а ныне — «Исламского государства» (ИГ).

В статье, опубликованной в журнале New Republic, британский политический обозреватель Мехди Хасан (Mehdi Hasan) предлагает читателю угадать, какие книги два молодых боевика заказали в интернете перед своим отъездом в Сирию. «Знаки на пути» Сайида Кутба? Нет. Может быть, «Послания миру. Заявления Усамы бен Ладена»? Тоже не угадали.

Перед тем, как направиться в Сирию, Йусуф и Мохаммед сделали заказ на «Islam for Dummies» («Ислам для чайников») и «The Quran for Dummies» («Коран для чайников»). Это часть юмористического цикла книг, в которых с помощью упрощенного изложения и иллюстраций поясняются вопросы религии для тех, кто не имеет о ней ни малейшего представления.

То есть, уезжая на войну в Сирию, Йусуф и Мохаммед были плохо осведомлены в вопросах исламской веры. Более того, их потребность в таких книгах ясно говорит о том, что их религиозные познания были ниже минимального уровня.

Чтобы объяснить экспансию ИГ, которое после шокирующих изображений казни, превращенной в зверское визуальное шоу, справедливо возненавидел весь мир, можно найти множество политических, социологических, военных причин. Но как разобраться в мотивации тех, кто воюет в рядах ИГ? Где ключ к разгадке? В исламе?

ИГ — это организация, состоящая, по сути, из группы серийных убийц. У каждого из них своя особая история и патология. Можно ли ассоциировать это неуправляемое стадо душегубов с 1400-летней исламской традицией, историей, мудростью?

Когда какой-либо подросток в Америке атакует школу и с автоматическим оружием наперевес убивает своих одноклассников, это расценивается как приступ психического расстройства. И это действительно так... А есть ли разница в мотивации американцев, устраивающих резню в школах, и молодежи, которая, будучи родом из Франции, стремится попасть в Сирию и удовлетворить свои садистские наклонности?

Если молодежь присоединяется к мексиканским наркокартелям, проходит военное обучение, где их учат пытать людей, это, как правило, объясняется социально-экономическими причинами. Называют такие факторы, как экономическое неравенство, социальная изоляция, отсутствие доступа к образованию. Под их воздействием, считаем мы, у подростков, не ощущающих своей принадлежности к тому или иному месту, происходит разрушительный выброс энергии. Но чем от этого отличается душевное состояние молодого выходца из английского предместья, уехавшего воевать в Сирию?

Один из ведущих экспертов по Ближнему Востоку Йезид Сайих (Yezid Sayigh) в беседе с Айше Карабат (Ayşe Karabat) на Al Jazeera так прокомментировал вопрос иностранных боевиков ИГ: «Откуда бы они ни прибыли, Чечня, Китай или Европа, в большинстве своем они представляют второе или третье поколение мигрантов. Это отчужденные и в культурном смысле изолированные люди. Но в их рядах есть и другая группа, которую нельзя недооценивать: им нравится военная жизнь, они приходят от нее в восторг. Эти люди могли бы служить в армии США или какой-либо другой армии, но присоединились к ИГИЛ. Эта организация занимает мощную позицию в социальных СМИ, она много вкладывает в свой имидж, и все это представляется необычным и привлекательным для определенного типа молодых людей по всему миру. Кто-то из них даже не имеет мусульманского происхождения или религиозного жизненного опыта. Кто-то относится к этой борьбе как к „делу всей жизни“, желая бороться с империализмом, американцами, со всем тем страшным, что происходит в Ираке и Сирии. Вспомним, как в 1930-х годах тысячи европейцев отправились в Испанию воевать против Франко. Тогда все это делалось во имя коммунизма и международной солидарности. Речь идет о людях, которые хотят изменить мир, и полагают, что это увлекательное дело. Разница лишь в том, что сейчас мы говорим „джихад“, и война ведется не с Франко, а с американцами, аль-Малики или Асадом...»

Говоря о боевиках, прибывающих из арабского мира, Сайих отмечает: «Здесь наблюдается значительное разнообразие. Главным образом это иракцы, отрезанные от нынешнего Ирака — в первую очередь после поражения Саддама Хусейна и уничтожения партии Баас. Это люди из других арабских государств, которые чувствуют себя отчужденными в политическом, экономическом и социальном отношениях. Это низшие слои Египта, Марокко, Алжира, Туниса, Иордании, они очень бедны. Даже выбравшись из нищеты, в основном они заняты в неформальном секторе экономики и, чтобы продать свою рабочую силу, массово мигрируют прежде всего в страны Персидского залива. Их миллионы. Некоторые из этих людей милитаризируются и присоединяются к разного рода „джихадистским“ группам. Они прибывают из бедных районов, лагерей беженцев и с окраин...»

При объяснении психологии и мотивации воюющих на стороне ИГИЛ боевиков религиозные основания и религиозность не играют столь важной роли, как принято считать.

Мнение Мехди Хасана во многом пересекается с выводами отчета, который в 2008 году был подготовлен отделом поведенческих наук британской разведки и был посвящен лицам, участвующим в террористических мероприятиях во имя «радикального ислама». В отчете подчеркивается, что, на самом деле, эти люди не являются верующими, и большинство из них не выполняет свой религиозный долг. Более того, их религиозные познания чрезвычайно скудны. И в этой связи даже подчеркивалось, что «укоренившаяся и сильная религиозная идентичность защищает от сеющего насилие радикализма».

Как известно, Халид Шейх Мохаммед (Halid Şeyh Muhammed), организатор террористической атаки 11 сентября, и его племянник Рамзи Юзеф (Remzi Yusuf), который в 1993 году взорвал Всемирный торговый центр, вели активную ночную жизнь. Отмечают, что террористы, совершившие теракт 11 сентября, настраивались на эту атаку в стриптиз-клубах во Флориде и Лас-Вегасе.

Использование исламских лозунгов для того, чтобы таким образом оправдать насилие, вовсе не означает, что его источником является ислам или религиозность.

Внук основателя «Братьев-мусульман» Хасана аль-Банны (Hasan el-Benna) Тарик Рамадан (Tarık Ramazan), профессор Оксфордского университета, будучи религиозным человеком, однажды отметил: «В Коране говорится и о войне, и о мире, потому что Коран был послан человечеству, а ислам упорядочивает все людское. И война, и мир имеют равное отношение к человеку».

Мехди Хасан делает такое замечание: «Не все мусульмане — „исламисты“, не все „исламисты“ — „джихадисты“, не все „джихадисты“ религиозны. Отрицать это — не просто существенная, а смертельная ошибка».

Иллюзия, создаваемая теми, кто опирается на ислам для оправдания насилия, может привести к сокрытию истинного источника этого насилия. Те, кто идет на «джихад» с исламской литературой «для чайников», не просто отнимают у сотен миллионов мусульман их право на веру, но в то же время скрывают от мира истинные проблемы. Они подстрекают исламофобию и не позволяют исламу выйти из порочного круга насилия. Они тормозят обсуждение таких первостепенных проблем, как экономическое неравенство, социальная изоляция, необразованность, отчуждение.