Еще несколько лет назад российские оппозиционные лидеры предупреждали о неизбежности столкновения телевизора и холодильника, то есть двух противоположных векторов влияния на сознание россиян: с одной стороны — государственной пропаганды, с другой — снижения уровня жизни. С началом нынешнего экономического кризиса это столкновение стало реальностью. Холодильник пошел в атаку. Большинство россиян заметили, что окружающие стали жить беднее, около половины почувствовали это на себе. И тем не менее пока телевизор успешно отражает атаки холодильника. Несмотря на радикальное ухудшение социального самочувствия россиян, рейтинг власти остается высоким.

Одним патриотизмом сыт не будешь

Такая, казалось бы, абсурдная ситуация вызвана несколькими факторами. Во-первых, властям удалось переложить ответственность за кризис на некие враждебные внешние силы. Как свидетельствуют исследования Института социологии РАН, три четверти россиян считают, что основные риски для страны исходят из-за рубежа (еще каких-то шесть лет назад так думало меньше трети). Образ внешнего врага, который «мешает нам жить» — главный оборонный рубеж телевизора в противостоянии с холодильником.

Второй важный момент — сохраняющиеся оптимистические иллюзии по отношению к будущему. Большинство россиян пока не ожидают дальнейшего ухудшения экономической ситуации, а почти треть даже надеется на улучшение положения в ближайшее время. Кризис начался не так давно, и люди пока не осознали насколько он глубок.

Однако есть основания считать, что в 2016 году ситуация может измениться. Во-первых, хотя телевидение остается основным источником новостей для подавляющего большинства россиян, за последний год ему стали меньше доверять.

Во-вторых, падение уровня жизни продолжается, и это может сильно ослабить лояльность россиян к власти. Патриотизм патриотизмом, но, как говорится, своя рубашка ближе к телу. Подавляющее большинство респондентов, даже ради укрепления позиций страны на международной арене, не готовы жертвовать своим материальным положением — например согласиться с повышением пенсионного возраста и налогов, замораживанием зарплат и пенсий. Причем, меньше всего жертвовать своим благополучием во имя «высоких патриотических целей» склонны молодые социально активные граждане.

Скорее всего, в 2016 году эта тенденция продолжится. Обвал цен на нефть и агрессивная внешняя политика не оставляют России шансов на улучшение экономической ситуации. Хвост не может бесконечно вертеть собакой. Реальность рано или поздно победит свое кривое отражение в экранах телевизоров.

Плюс репрессивные законы

В спор между телевизором и реальностью пустого холодильника все активнее вмешивается третий участник — полицейская дубинка. Со снижением эффективности манипуляций все большее значение приобретает прямое насильственное подавление протестной активности. В конце минувшего года были приняты новые репрессивные законы. Например, теперь сотрудники ФСБ при определенных обстоятельствах имеют право стрелять даже в женщин и детей. Списки политзаключенных практически каждую неделю пополняются новыми именами: демонстрантов, блогеров, оппозиционных активистов. По мере ухудшения экономического положения репрессии будут только ужесточаться.

Бедные и средний класс под ударом кризиса

Наиболее проблемные для власти группы населения — средний класс и городские социальные низы. Бедные и сейчас менее других лояльны к существующей системе (доверяют президенту почти 90% хорошо и только 55% плохо материально обеспеченных граждан). То ли еще будет. Ведь кризис бьет по ним больше всего. Они не могут удовлетворять даже свои базовые потребности — в еде, жилье, лекарствах. В такой ситуации пустой холодильник становится гораздо важнее телевизора, заполненного красивой ложью.

Средний класс в 2015 году потерял много, но кое-как держался за счет накопленной в тучные нефтяные годы «жировой прослойки». Второй год кризиса, как написал недавно экономист Владислав Жуковский, может «пустить средний класс под нож».

В ближайшее время все это, возможно, еще не выльется в серьезные массовые протесты. Более вероятны протестные акции различных социальных, профессиональных или региональных групп, типа дальнобойщиков, шахтеров или «креативного класса» в Москве.

Однако в любом случае маятник общественных настроений уже качнулся в обратную сторону. Его не остановить. Телевизор обречен на поражение. Все идет к тому, что уже в наступившем году популярность власти начнет падать, а формирование социальной базы будущих перемен ускорится.

Игорь Эйдман — социолог, публицист, автор книг «Социология интернет-революции», «Новая национальная идея Путина».