В ходе проходивших в четверг дебатов республиканцев Берни Сандерс (Bernie Sanders) обрушился с критикой на Хиллари Клинтон за то, что та похвасталась советом, полученным от Генри Киссинджера. В качестве довода он привел действия Киссинджера во времена войны во Вьетнаме. Явно, что в последнее время он не следит за действиями Киссинджера — то, что тот говорил на прошлой неделе в Москве, могло бы дать ему еще больше поводов для придирок.

Бывший госсекретарь приезжал в российскую столицу, чтобы почтить память своего друга Евгения Примакова — воинственного гуру внешней политики, который возглавлял службу внешней разведки, а затем был премьер-министром. Киссинджер принял участие в открытии Центра внешнеполитического сотрудничества имени Е.М. Примакова. Затем он встречался с президентом Владимиром Путиным и отдельно — с главой президентской администрации Сергеем Ивановым. Протоколы этих встреч Кремль не обнародовал, но Киссинджер еще и выступил с лекцией, из которой становится понятно, о чем он говорил с российскими лидерами.

Главная идея Киссинджера состоит в том, что Соединенным Штатам и России необходимо согласовать стратегические рамки своего взаимодействия, что поставит их в более или менее равное положение. Россию, как он утверждает, следует воспринимать не как угрозу, а скорее как основной элемент глобального равновесия. А это предполагает компромиссы и уступки на основе признания того, что Соединенным Штатам и России необходимо сотрудничать, несмотря на несовпадение их ценностей. Суть позиции Киссинджера по двум основным проблемам в современных американо-российских отношениях такова:

Украину необходимо включить в архитектуру европейской и международной безопасности в качестве структурного элемента таким образом, чтобы она служила мостом между Россией и Западом, а не форпостом обеих сторон. Что касается Сирии, совершенно очевидно, что местные и региональные группировки не смогут найти решения самостоятельно. Согласованные действия США и России, в координации с другими крупными державами, могли бы стать моделью для достижения мирных решений на Ближнем Востоке и, возможно, в других конфликтных зонах.

Это явно более миролюбивая позиция, чем политика администрации Обамы или еще одного сторонника Хиллари Клинтон — Джорджа Сороса, основного спонсора комитета политических действий (super PAC), который ее поддерживает. Клинтон не использует поддержку Сороса в качестве аргумента для своих избирателей (и не ссылается на него так же, как на Киссинджера), однако он, надо полагать, знает Россию не хуже, чем бывший госсекретарь. После распада СССР Сорос возглавлял крупный благотворительный проект по поддержке российских работников образования и науки, но недавно благотворительный «Фонд Сороса» признали «нежелательным» и выгнали из страны. В своей статье, опубликованной недавно в издании Project Syndicate, Сорос заявил, что Путину нельзя доверять как партнеру в Сирии, потому что он всего лишь стремится разрушить Евросоюз, осуществляя эскалацию войны и способствуя увеличению потока беженцев из этой страны.

Вместо того чтобы вспоминать политику Киссинджера в Камбодже (давнюю историю для его молодых сторонников и в лучшем случае вряд ли имеющую отношение к более взрослым сторонникам Клинтон), Сандерс лучше бы задал более интересный вопрос: к кому Клинтон будет прислушиваться при формировании политики в отношении России — к Киссинджеру или к Соросу?

Во время дебатов Клинтон заявила, что будет «тщательно выбирать», кого ей слушать, кого не слушать, а кого слушать в определенных вопросах. И для избирателей, которым небезразлична внешняя политика, очень важно, кого она выберет в этой конкретной области. Здесь надо будет выбрать один из вариантов — либо сохранять преемственность нынешней политики Барака Обамы, которая близка взглядам Сороса, либо возвращаться к разработанной самой же Клинтон и провалившейся политике «перезагрузки» американо-российских отношений времен первого президентского срока Обамы.

Сандерса часто критикуют за отсутствие четкой позиции во внешней политике. Но, несмотря на опыт дружеских отношений с Россией (в 1988 году Сандерс, в бытность мэром города Берлингтон, штат Вермонт, ездил в Россию, где провел свой медовый месяц; по его инициативе побратимом его города стал Ярославль, — прим. перев.), политика, которую он намеревается проводить по отношению к России, довольно четкая и внятная. Он собирается продолжать политику, проводимую Обамой в последнее время. В четверг во время дебатов Сандерс заявил следующее:

«Я как раз полагаю, что Путин делает то, что она делает, потому, что экономика его страны находится в плачевном состоянии, и он пытается сплотить свой народ, чтобы тот его поддержал. Но главный вывод в следующем — (наш) президент прав. Нам нужно увеличивать расходы. Нам нужно сотрудничать с НАТО, чтобы защитить Восточную Европу от любой агрессии со стороны России».

А в Сирии, по мнению Сандерса, Путин пытается выиграть время, чтобы обеспечить победу президенту Башару Асаду.

И как заявил сенатор, советов Киссинджера он уж точно слушать не будет. Он, видимо, даже и не обратил внимания на московскую лекцию этого старого политика.

Понять, что думает в отношении России Хиллари Клинтон, которую считают экспертом во внешней политике, гораздо труднее. Я, например, понятия не имею, чего от нее ожидать. В том-то и недостаток того примечания, которое она сделала во время дебатов, заявив, что в разных вопросах она будет слушать советы разных людей. Если бы она решила разделить точку зрения какого-то одного советника по внешнеполитическим вопросам, она могла бы об этом сказать. И мы бы знали, что за этим последует.