Институт современного развития, возглавляемый Игорем Юргенсом, становится главным разработчиком идей, которые использует президент России Дмитрий Медведев. Известный российский экономист считает, что сближение между Россией и США, или между Россией и НАТО, является лишь вопросом времени, «поскольку мы принадлежим к одной и той же цивилизации». Юргенс имеет в виду интеграцию России в НАТО, сначала на политическом, а впоследствии и на военном уровне.

Гонсало Арагонес: В ходе лиссабонской встречи на высшем уровне НАТО-Россия будет обсуждаться вопрос российской помощи в Афганистане. Каким может быть масштаб этого сотрудничества?

Игорь Юргенс: Прежде всего, необходимо завершить холодную войну, которая никогда не заканчивалась. Был период потепления, но затем, в Стамбуле Ельцин сказал, что началась вторая холодная война. И пошла череда эпизодов, которые с обеих сторон истолковывались не как дружба, а как необходимое соседство. Как нам представляется, этого можно добиться в увязке с перезагрузкой российско-американских отношений и инициативами Генерального секретаря НАТО.

- Какую конкретную помощь могут оказать друг другу Россия и НАТО?


- НАТО - крупнейшая военная организация в мире, ее бюджет может превосходить российский военный бюджет в двадцать раз. Но при этом Россия занимает стратегически важное место на мировой карте. Она обладает ядерным оружием и по своему генотипу, географии, истории и культуре является европейской страной. Разделение Европы на две части играет на руку конкурентам.

- Разумнее придти ко взаимопониманию.

- Но в НАТО и Евросоюзе считают, что Россия не разделяет ценности Западной Европы и Америки, а в России полагают, что они недооценивают ее саму и пренебрегают ее стратегическими интересами. Это можно преодолеть только с помощью настойчивой работы.

- И  как же добиться окончания холодной войны?

- Есть возможность подписать договор. Представители сторон заявляют, что на встрече в Лиссабоне будут предприняты усилия с целью достижения договора о стратегическом сотрудничестве между Россией и НАТО. Этого нельзя добиться сразу, поскольку в Североатлантический альянс входят 28 государств, у каждого из которых своя точка зрения. Но существуют от трех до пяти проектов, которые могут приблизить нас к этому стратегическому союзу.
Можно вести речь о создании совместной с Западом системы противоракетной обороны. Мы стоим перед лицом общих угроз в Афганистане и в других конфликтных зонах, как, например, в  Сомали.
 
- Но ведь этого в одночасье не сделаешь.

- Эта программа рассчитана на пять-семь лет. А затем, если она увенчается успехом, я бы рекомендовал России не отказываться от французского варианта, а именно: участвовать в политических органах альянса, но не интегрироваться в его вооруженные силы, поскольку сегодня трудно представить российские дивизии под командованием американского генерала. Тем не менее, по прошествии двух первых этапов, где-нибудь через 10-15 лет, не буду называть конкретных сроков, почему бы не подумать о создании евроатлантической системы безопасности с участием России? До настоящего времени альянс назывался Североатлантическим, но он мог бы стать Атлантическо-Тихоокеанским.

- Всего через два года после войны в Грузии контакты возобновились. Это уже само по себе хороший знак, не правда ли?

- Конечно, но установление мира на Кавказе представляет из себя серьезную проблему. Я не могу предложить какого-либо выхода, но при улучшении отношений  между Россией и НАТО найти  решение будет легче.

- Существует ли взаимосвязь между сотрудничеством с НАТО и модернизацией, главной внутренней задачей, поставленной Медведевым?

- Во-первых, чем меньше ты беспокоишься о защите западных границ, тем больше средств можешь выделить на внутренние реформы. Во-вторых, для большинства стран, вступивших в Евросоюз, как заявили их руководители, НАТО – это самый короткий путь к экономической интеграции. Таким образом, если мы последуем этому примеру, то можно предположить, что европейские и американские бизнесмены будут чувствовать себя увереннее в России. Это может способствовать привлечению инвестиций.

- Медведев намеревается создать некое подобие американской Кремниевой долины. Не разумнее ли реформировать уже существующие предприятия и исследовательские центры?

- Это было бы сложнее, поскольку в этих учреждения с течением времени (за 80 лет) возникли свои собственные традиции и обычаи. Нельзя насаждать что-то новое в то, что было создано тогда и хорошо работало в условиях плановой экономики.

- С какими препятствиями сталкивается осуществление проекта по модернизации России?


- Модернизация похожа на беременность. Тут нельзя спешить. Все может помешать и все может помочь, как в женском организме. Плод должен пройти несколько стадий развития и только после этого появиться на свет. Этим плодом и будет современная Россия.

-Что–то будет мешать, нерентабельные предприятия…

- Этому малышу надо будет покупать новые вещи. А одежки, которые его дедушка и бабушка сохранили от предыдущих детей, придется выбросить.

«Не надо демонизировать Путина»

С тех пор, как Дмитрий Медведев пришел к влaсти, российская общественность не перестает задавать себе один и тот же вопрос: вернется ли Путин в президентское кресло в 2012 году? Эксперт считает, что нет. «Не надо демонизировать Путина. Это прагматичный человек, замечательный руководитель, который знает свой народ», утверждает Игорь Юргенс.

Для руководителя самого авторитетного в России исследовательского института деятельность Путина заложила основы для проектов Медведева. «Путин – человек стабильности, Медведев – человек, который двигает дело вперед. Любому обществу необходимы стабильный рынок и толчок».

Юргенс считает, что нынешний тандем наилучшим образом подходит для успешного осуществления начинаний главы государства. «Я думаю, что Медведеву следует поставить перед собой задачу быть переизбранным на второй президентский срок. А Путин, если Медведев сочтет это нужным, может оставаться в должности премьер-министра до тех пор, пока этот тандем работает хорошо».