Несмотря на все трудности

"Мария Амелия", как ее знают тут, выходила из здания Норвежской Гуманистической академии имени Фритьофа Нансена (Fridtjof Nansen Norwegian Humanistic Academy) прошлым вечером (12 января), прочитав там лекцию. Восемь офицеров иммиграционной полиции в гражданской одежде подошли к ней и препроводили к задней двери черного микроавтобуса.

"Мы были удивлены таким принуждением со стороны полиции, а также таким драматическим образом, которым она была арестована. В этом, как минимум, не было никакой необходимости. Мы стараемся изменить ее "безбумажный" статус уже шесть месяцев, - заявил The Foreigner ее адвокат Брюнюлф Риснес (Brynjulf Risnes).

25-летняя "Мария" приехала в Норвегию с родителями девять лет назад, будучи еще ребенком. Ее семья бежала от российских властей, находясь в бегах уже четыре года, до этого им отказали в предоставлении политического убежища в Финляндии. Их заявка на получение такого же статуса в Норвении была отклонена в 2002 году.

Несмотря на то, что у них не было никаких юридических прав оставаться в Норвегии, никаких удостоверений личности, никакого банковского счета или социальных прав, она получила степень магистра социальных наук в Норвежском университете науки и технологии (Norwegian University of Science and Technology - NTNU) в Тронхейме.

"Она приехала в Норвегию, когда ей было 16 лет. Норвежский - ее родной язык, и она полностью интегрирована в общество, причем довольно уникальным способом", - говорит г-н Риснес.

Шумное одобрение

Ее книга, описывающая опыт жизни нелегального иммигранта в Норвегии, под названием "Незаконная норвежка" (Ulovlig norsk), была опубликована в прошлом году, и "Марии" еженедельник Ny Tid ("Новое время") присудил награду "Норвежец года".

Эту награду присуждают тем, кто внес вклад в расширение степени общественного обсуждения в Норвегии различных вопросов, путем принятия личного риска от своего имени или от имени других.

"Уже давно активно обсуждается, кого считать норвежцем. Примерно четыре года назад было решено, что только этнический норвежец может быть классифицирован как таковой. Задача награды - расширить это определение", - говорит Даг Хербьорнсруд, главный редактор журнала.

По его словам, вечерний арест, по иронии судьбы, был осуществлен в год 150-летнего юбилея Фритьофа Нансена, и возле учреждения, созданного в память о его работе в области прав человека.

Г-н Нансен был президентом Норвежского общества Лиги наций, которое примерно два года занималось вопросами репатриации примерно полумиллиона военнопленных времен Первой мировой войны.

"В мире не так много известных норвежцев. Г-н Нансен спас примерно триста тысяч жизней, некоторые из них были с Кавказа. Арест "Марии последовал на двенадцатый день Года Нансена, которого премьер-министр Йенс Столтенберг восславлял во время своего новогоднего обращения", - говорит он.

Г-н Хербьорнсруд уверен, что то, что случилось, должно заставить норвежцев остановиться и подумать о своем наследии. "Мы заявляем, что являемся интеллектуальными потомками великого человека, но Фритьоф Нансен в основном запомнился своим умением ходить на лыжах и пересечением Гренландии".

Жертва или судьба?

В начале этого года "Мария" опубликовала хронику в Aftenposten, назвав ее "Не личность" (Ikke et menneske), где рассказывал о своих планах побега и мыслях об уходе в подполье, если ее прошение не удовлетворят.

"Я уверен, что это могло вылиться в то, что она стала жертвой несправедливого правительственного политического решения", - говорит Даг Хербьорнсруд.

Апелляционная комиссия по делам иностранцев (The Immigration Appeals Board - UNE) отклонила последнее прошение "Марии" о предоставлении убежища 12 января. Все беженцы принудительно депортируются, если не уезжают добровольно.

Сейчас она опасается того, что ее могут преследовать, изнасиловать или убить, если она вернется в Россию, но комиссия не разделяет ее мнения.

"Ключевой момент во мнении со стороны UNE - в том, что она не нуждается в защите, и поэтому ей не предоставляется статус беженца. Вдобавок, долговременное незаконное проживание - не та основа, которая подходит для выдачи разрешения. Следовательно, ей не предоставляется вид на жительство по гуманитарным причинам. Таким образом, она, как она неоднократно подчеркивала, является лицом, которое в подобных случаях олицетворяет то, что является общепринятым для подобных дел", - говорится в заявлении комиссии для прессы.

Непреклонна

"Если люди будут оставаться в Норвегии по собственному желанию, не будет нужды в иммиграционных властях", - заявил The Foreigner замминистра юстиции Пол Ленсет (Pål K Lønseth).

Однако Брюнюлф Риснес считает, что власти сделали случай "Марии" показательным, делом принципа. "Они говорят, что не делают исключений в общем правиле, если у соискателей статуса беженца нет разрешения; что они не могут оставаться, просто продолжая пребывать в Норвегии".

Он также предполагает, что они нарушают международное законодательство.

"Мария" приехала в Норвегию, будучи малолетней, вместе со своими родителями, и ее нельзя считать юридически ответственной за это. Мы полагаем, что решение иммиграционных властей депортировать ее не соответствует ни Конвенции ООН по правам ребенка, ни Всеобщей декларации прав человека Генассамблеи ООН", - говорит он.

На слушаниях по ее делу в окружном суде Осло "Марии" было предписано провести 14 дней в тюрьме для нелегальных иммигрантов в Траннуме (к северу от аэропорта Осло - Гардермуэна), после чего ее, как ожидается, депортируют обратно в Россию.

"С политической точки зрения, важно упомянуть, что люди, прошения о предоставлении убежища от которых были раз и навсегда отклонены, предпочтительно должны покидать страну по своей собственной воле. Если они так не делают, мы удаляем их силой", - говорит замминистра Ленсет.

"Мария" и ее адвокат немедленно и не откладывая в долгий ящик подали апелляцию на решение суда.

Демонстрации, организованные Amnesty International в поддержку "Марии", прошли в Осло, Ставангере, Бергене, Тронхейме и Тромсе.