Подъем германской Европы начался в 1914 году, дважды проваливался, а теперь, почти столетие спустя закончился победой германской мощи. Европа, которую в 1918 году потерял кайзер Вильгельм, а в 1945 году уничтожил Адольф Гитлер, была побеждена канцлером Ангелой Меркель без единого выстрела.

Так, по крайней мере, кажется, когда читаешь европейские газеты, едко пишущие о «четвертом рейхе» или высокомерных новых нацистских «гауляйтерах», диктующих условия своим европейским подчиненным. Популярные карикатуры изображают немцев, вскидывающих руку в нацистском приветствии, носящих на руке свастику и устанавливающих новые правила поведения для предположительно неполноценных народов.

Читайте еще: Только Германия сумеет окончательно объединить Европу

Миллионы испуганных итальянцев, испанцев, греков, португальцев и других европейцев вкладывают свои сбережения в немецкие банки со скоростью 15 миллиардов долларов в месяц. Одобрение или неодобрение со стороны купающейся в евро Меркель сегодня определяет, какие из европейских стран поковыляют вперед при помощи новых, гарантированных Германией кредитов, а какие будут вынуждены объявить дефолт и увидеть, как их материальное благосостояние падает до уровней полувековой давности.

Обеспокоенная соседка Франция, как и часто в прошлом, действует шизофренически, и то набрасывается на Британию за то, что та ее бросила, то подлизывается к Германии, чтобы умиротворить ее. Обеспокоенность по поводу объединения Германии, озвученная в 1989 году британским премьер-министром Маргарет Тэтчер и президентом Франции Франсуа Миттераном, которые считали, что ни новый Европейский Союз, ни старый Североатлантический альянс не смогут до конца усмирить германскую мощь, оказалась пророческой.

Как получилось, что грандиозная мечта о «новой Европе» спустя всего лишь 20 лет закончилась в форме германского протектората – особенно учитывая не столь уж и тайную цель Европейского Союза рассеять германские амбиции по территории общеевропейского супер-государства?



Не с помощью оружия. Британия ведет войны по всему миру, от Ливии до Ирака. У Франции есть атомная бомба. Но Германия, в основном, остается внутри своих границ – без ядерного оружия, без единого авианосца и без единой военной базы за рубежом.

Еще по теме: Возвращение Германии

Не с помощью подачек. Германия влила почти два триллиона долларов собственных денег в восстановление Восточной Германии, разрушенной коммунизмом, - не получив никакой помощи от других. Поездка по южной Европе это возможность увидеть новые скоростные шоссе, мосты, железнодорожные пути, стадионы и аэропорты, чье строительство было профинансировано германскими банками или субсидировано германским правительством.

Не благодаря размеру своего населения. Почему-то так получилось, что 120 миллионов греков, итальянцев, испанцев и португальцев умоляют 80 миллионов немцев взять их на поруки.



И не благодаря везению. Всего лишь 65 лет назад Берлин был выровнен с землей, Гамбург сожжен дотла, а Мюнхен был опустошен так, как этого не произошло с Афинами, Мадридом, Лиссабоном или Римом.

На самом деле, к текущей германизации Европы привел германский характер, которым последние 500 лет так восхищались в европейской литературе и которого так боялись в европейской истории. В наши дни мы шарахаемся от выражений вроде «национальный характер», которые кажутся замаранными кошмарами прошлого. Но никакое политически корректное толкование не сможет лучше объяснить, почему Детройт, испытывавший бум в 1945 году, сегодня выглядит, будто подвергся бомбежке, а разбомбленный в 1945-м Берлин сегодня на подъеме.

В среднем немцы работали больше и умнее, чем их европейские соседи – инвестировали, а не потребляли, копили, а не тратили, ложились спать, когда южные соседи начинали свой ужин. Получатели их щедрых даров ожесточенно жалуются, что германские банки одалживают им деньги, чтобы дать им возможность покупать германские продукты, а в результате они попадают в современную версию торговой кабалы. Это, конечно, верно, но это все равно уводит нас от разговора о том, почему Берлин, а не Рим или Мадрид, смог добиться успеха в установлении столь выгодной системы меркантелизма.

К чему все это ведет? Прямо сейчас – к неизвестности, ужасающей большую часть Европы. Не преобразуются ли со временем германские трудолюбие и талант в военное господство и культурный шовинизм – как это бывало в прошлом? Как именно может распадающийся Евросоюз или НАТО, которым «из-за кулис» руководят ушедшие в себя США, убедить Германию не использовать свое подавляющее экономическое влияние для достижения политических и военных преимуществ?

Смотрите еще: Основные показатели России и Германии

Смогут ли бедные европейские подростки по-настоящему слушаться своих богатых немецких родителей? Берлин, по сути, строго объяснил жителям Южной Европы, что если они по-прежнему хотят получать современную медицинскую помощь, высокотехнологичные аксессуары и обильные потребительские товары – украшающие образ жизни богатых американцев и жителей Северной Европы – им пора начать вести себя как немцы, производящие подобные товары и субсидирующие их приобретение остальными.

Другими словами, житель Афин может оставить себе свой ультрасовременный аэропорт и метро, испанец по-прежнему может получить эндопротезирование тазобедренного сустава, а римлянин может продолжать наслаждаться своим новым «Мерседесом». Но только если они перестанут настаивать на ежедневных сиестах, ужине в 9 вечера, уходе на пенсию, как только исполнилось 50 лет, мухлеванию с налогами и рабочем дне, который по факту длится с десяти утра до четырех дня.

За всей этой абракадаброй, звучащей со стороны ЕС, ясно проявляется новый европейский порядок Германии: хотите жить как немцы, то должны работать и копить как немцы. Другого не дано.