Осуждающий  шотландскую прокуратуру доклад показывает, что она  допустила ошибки в ведении «дела Локерби», а также предъявляет ключевые документы, не предоставленые в свое время в суде защите, хотя эти документы могли бы снять вину с  ливийца, осужденного за ужасающий теракт.

 Редакция The Herald получила доступ к полному, 821-страничному досье процедуры рассмотрения Шотландской комиссией по пересмотру уголовных дел (SCCRC) случая Локерби. Этот документ выявляет существенные неувязки в аргументах, приведенных обвинением в пользу неразглашения важной информации по делу.

Издание Herald сообщает, что комиссия - чья функция заключается в пересмотре дел после апелляции и в проведении расследований, целью которых ставится выявление ошибок системы правосудия - даже уже отправила государственным обвинителям предупреждение о том, что начнет юридический процесс,  если обвинители не передадут важные документы и не ускорят процесс раскрытия информации.

Комиссия отклонила многие запросы защиты, но поддержала шесть разных пунктов, которые могли привести к вынесению неправильного приговора.  Государственное обвинение не смогло предоставить семь ключевых улик, которые привели к новой апелляции по делу Локерби.

Комиссия ясно дала понять, что, если бы подобная информация попала к защите, исход слушания мог бы быть иным. В подробном докладе комиссии в деталях разъясняется, почему на приговор Абдельбасета Али Мохмеда аль-Меграхи была второй раз подана апелляция.

Шотландское правительство заявляет, что хочет обнародовать документ в целях придания прозрачности процессу, но не может этого сделать, потому что документ защищен законом о защите информации, решения по которому принимает Вестминстер.

Отчет указывает на промахи, допущенные государственными обвинителями, и демонстрирует, как  эти обвинители способствовали оттягиванию пересмотра дела комиссией посредством медленных ответов на запросы документов. В нескольких случаях обвиненители сообщали комиссии, что необходимые документы пропали, или что них нет никакой информации.

Три из списка нераскрытых пока документов касаются перевода порядка 3 миллионов долларов Министерством юстиции США на имя Пола и Тони Гаучи (Paul and Tony Gauci) – ключевых свидетелей по делу со стороны обвинения.

Тони Гаучи сообщил о том, что Меграхи покупал одежду в его магазине на Мальте – эту одежду позднее нашли в чемодане с бомбой, при взрыве которой в декабре 1988 года погибло 270 человек. Опознание Абдельбасета Гаучи было принципиально важно для обвинения.

Тем не менее, защита не знала, что Гаучи были предожено и выплачено вознаграждение после того, как апелляция Меграхи в 2002 году провалилась. Если бы защитники Меграхи знали о платежах, они могли бы оспорить версию обвинения. В докладе комиссии говорится: «Подобное оспаривание могло бы быть правомерно, и, по мнению комиссии, оно могло бы повлиять на общую картину показаний и, в конечном итоге, на решение суда по делу».

Обвинение не смогло привести адекватные аргументы в пользу того, почему в суде не была представлена записка офицера полиции Шотландии Гарри Белла (Harry Bell), в которой упоминается денежное вознаграждение. Обвинение утверждает, что в 1998 году в Высоком суде был создан прецендент, препятствующий раскрытию подобной важной информации.

С тех пор этот аспект был оспорен в Верховном суде Великобритании, и теперь закон требует раскрывать информацию в еще большем объеме. Комиссия также выявила, что у Гаучи был журнал с фотографией Меграхи и информацией о том, что именно он – это террорист, который взорвал бомбу в самолете над Локерби, и все это за три дня до того, как Гаучи идентифицировал Меграхи на процессе опознания в Голландии.

В 2001 году Шотландский суд в Кэмп-Зейст, в Нидерландах, признал  Меграхи виновным в убийстве. Второй обвиняемый, Ламин Халифа Фима (Lamin Khalifah Fhimah), был оправдан. Профессор юриспруденции Роберт Блэк (Robert Black), один из активных участников слушания в Кэмп-Зейсте, отметил: «Не думаю, что обвинительный приговор был бы возможен, если бы обвинение предоставило защите все материалы, которые были у них в распоряжении, и которые они должны были раскрыть, даже согласно версии закона о предоставлении информации на то время (январь 2000 года)».  

«Почему они не раскрыли эти документы? Потому что они убедили сами себя, что добиться обвинительного приговора важнее, чем следовать “техническим” правилам. В конце концов, рассматривалось ведь дело о терроризме, так?»

«В закон о предоставлении информации были внесены разъяснения как раз после слушания дела в Зейсте. Но даже согласно формулировке закона от  января 2000-го года обвинение обязано было предоставить все материалы, которые они утаили. Я очень рад, что Herald оглашает эту информацию».

Представитель государственного обвинения заявил следующее: «Мы заметили, что комиссия отметила недостаточно быстрое предоставление нами материалов, но так же приняла во внимание, что ответы нашей организации на запросы были часто предельно детальны и этом уникальном по объему и сложности деле».

Он также добавил, что «Меграхи был единогласно признан виновным тремя старшими судьями по итогам судебного процесса, в ходе которого все доказательства и аргументы обвинения тщательно проверялись, а потом приговор был поддержан единогасно пятью судьями в апелляционном суде под председательством лорда-верховного судьи (самого высокопоставенного судьи Шотландии – прим. ред.) .

Почему доклад комиссии не был официально опубликован

Когда комиссия отправила дело Локерби на новую апелляцию в 2007 году, она смогли опубликовать только сжатое резюме своих находок. На том этапе, если бы они опубликовали доклад целиком, то это могло бы повлечь за собой юридическое преследование. В юридическом плане их руки были связаны.

В попытке добиться публикации доклада правительство Шотландии приняло дополнительный законодательный акт, согласно которому публикация подобных докладов комиссией более не являлась нарушением закона.  Тем не менее, доклад объемом в 821 страницу все еще попадал под закон о защите информации.

Комиссия направила письма людям, чьи имена значились в докладе, с  запросом их согласия на публикацию этого документа. Согласия на публикацию получено не было. Абдельбасет аль-Меграхи говорил, что согласился бы на публикацию документа, если бы на это согласилось также и обвинение.  Обвинение, однако, разрешения не дало.

Для того, чтобы доклад достиг глаз общественности, министры ввели новое законодательное положение, которое должно упростить процедуру публикации. Новое положение вступит в силу в мае, но из-за статуса комиссии, обвинение все еще связано законом о защите информации.

Министр юстиции Шотландии Кенни МакАскилл (Kenny MacAskill) в письме обратился к министру юстиции Великобритании Кену Кларку (Ken Clarke) с просьбой сделать исключение для этого дела в законе о защите информации.

The Herald – первая газета, получившая доступ к докладу. Дело тянется уже пять лет, и сейчас его шансы на огласку наконец-то возросли.