Похоже, что Монголия, которая, как кажется, идет по пути демократизации и развития рыночной экономики, вновь отдаляется от Японии и США. 11 сентября на саммите ШОС в Душанбе Монголия провела трехсторонние переговоры с РФ и КНР. В последнее время ходят слухи о том, что Монголия может стать полноправным членом Шанхайской организации сотрудничества.

Главы РФ и Китая посетили Монголию


5 сентября президент РФ Владимир Путин посетил Монголию, приурочив свой визит к 75-летию победы на реке Халхин-Гол.

За две недели до этого, 21 августа, туда с визитом отправился китайский лидер, который договорился о предоставлении стране помощи в сфере медицины, образования и железных дорог. Китайские интернет-издания до сих пор обсуждают плоды этого визита.

Для Монголии, которая в 1990 году встала на путь демократизации и избавилась от советского влияния, основной внешнеполитической задачей являлось сохранение экономической и политической независимости от Китая, обладающего огромным населением и экономической мощью.

В связи с этим Монголия стала укреплять свои отношения с третьими странами, открыв для них свою страну.

Тем не менее, если исходить из политической обстановки, складывающейся в последнее время, и принять во внимание визиты в Монголию глав РФ и КНР, можно сделать вывод о том, что монгольские власти решили резко изменить курс.

По всей видимости Монголия, год за годом укреплявшая свои позиции, планирует строить отношения с Китаем, с которым она не может говорить на равных, за счет трехсторонних переговоров с большим вовлечением России или за счет выхода на международную арену благодаря вступлению в ШОС.

В статье пятилетней давности я писал, что «монгольский лидер пытается достичь социально-экономического баланса с Китаем, активно сотрудничая с Россией», однако зависимость от КНР за эти годы только усилилась, и этот баланс нельзя сохранить, опираясь только на Россию.

Это не значит, что за пять лет Монголия ничего не сделала. Она попыталась выстроить рабочую систему безопасности за счет привлечения иностранных государств к разработке природных ресурсов.

Когда Китай захотел ограничить экспорт редкоземельных элементов, Монголия стала активно сближаться с Японией и другими странами.

В конечном итоге здесь распространился «ресурсный национализм», и разработка была приостановлена. Кроме того, руководство страны, возможно, опасаясь Китая, приняло ряд ошибочных мер, включая противодействие иностранным инвестициям, что привело к недоверию со стороны мирового сообщества (сейчас закон об инвестициях возвращают в прежнее состояние).

Отдаление от Запада и Японии

В условиях нынешней политической ситуации сближение с Россией означает ухудшение отношений с Японией, США и Европой, но это вынужденная мера.

Вместе с тем Монголия пытается развивать отношения и с другими странами, демонстрируя свою значимость.

Естественно, она смотрит и в сторону Японии. Так уже было в случае с упомянутыми редкоземельными элементами, но сфера возможного сотрудничества не ограничивается природными ресурсами: Монголия пытается привлечь также и японские инвестиции. Все это имеет отношение к обеспечению безопасности, но понимание в этом вопросе так и не было достигнуто.

Когда в июле этого года президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж приехал в Японию, он пытался всячески проявить себя, принимал участие в различных монгольско-японских экономических форумах. Вызывают интерес его дальнейшие шаги на фоне достижения принципиального соглашения об экономическом партнерстве.

В последнее время наибольшего успеха с точки зрения демонстрации значимости Монголии он достиг в решении вопроса, связанного с похищенными КНДР японцами. В марте этого года отец Мэгуми Ёкота (Megumi Yokota) встретился в Монголии со своей внучкой. До официального заявления МИД об этом никто не знал. Встреча состоялась во многом благодаря содействию монгольских властей.

Монголия сыграла важную роль в этом вопросе. Дело в том, что ранее посол Монголии в Японии работал в Северной Корее.

Выступая на японо-монгольском форуме в июле 2012 года, он подчеркнул, что «Монголия готова оказать содействие Японии в решении проблем с КНДР». Тогда я не мог и представить, что будут такие результаты, но сейчас я осознал ту роль, которую сыграла Монголия в решении этой проблемы.

Предыдущий посол также был направлен в Японию для выполнения определенных задач. Он поступил на работу в МИД после обучения в японском университете с целью дальнейшего трудоустройства на завод, который был построен в социалистический период при поддержке Японии.

С 2006 года он долгое время был послом в Японии, внес огромный вклад в развитие отношений между странами благодаря блестящему знанию японского языка и оказал посильную помощь во время землетрясения 2011 года.

Важная роль монгольских послов

Его предшественник г-н Батжаргал (Batjargal), работавший в Японии с 2001 года, ранее служил министром охраны природы. Он приехал в Японию с целью укрепления отношений в области охраны окружающей среды.

Таким образом, монгольские послы приезжают в Японию с каким-то определенным посланием. Эта должность не дается им в награду за былые достижения.

Многие японские СМИ пишут о том, что цель визита Си Цзиньпина в Монголию состоит в том, чтобы оказать давление на Японию. Возможно, это действительно так, учитывая многочисленные статьи в японоязычной китайской прессе.

Китай не заинтересован в том, чтобы США и Япония имели влияние в стране, зажатой между РФ и КНР. Он также не хочет, чтобы Монголия осознала свою геополитическую важность по отношению к Китаю.

Монголия никогда не исчезала с китайских радаров. В этом меня убеждают сообщения о том, что «Монголия принадлежит Китаю», которые периодически появляются на китайских ресурсах военной направленности.

Тем не менее изначально она была территорией, которую контролировала маньчжурская династия Цинь, о чем, на мой взгляд, Монголия должна постоянно напоминать китайцам, которым вечно не хватает территорий.

Так или иначе, Монголия вынуждена все больше и больше опираться на Россию для сохранения экономического и внешнеполитического баланса с Китаем.

Поэтому в Японию и другие страны будут и дальше приезжать монгольские послы, несущие с собой определенные послания.

Для Японии важно понять смысл этих посланий и развивать внешнеполитические и экономические связи не только с Монголией, но и с Китаем, а также Россией.