5 марта в Пекине начинается сессия Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП). Наступает момент истины для реформ, о необходимости которых говорит администрация Си Цзиньпина. Власти назвали форму экономики, к которой необходимо стремиться, «новой нормальностью». Вслед за «новой нормальностью» в экономике должны произойти изменения и в политике, и в дипломатии. Тем не менее нельзя игнорировать трения, которые возникнут в связи с этими реформами.

Реакция на замедление темпов роста


В преддверии ВСНП администрации регионов в январе-феврале провели сессии Собрания народных представителей (на уровне региональных парламентов). Возникла необычная ситуация. СМИ сообщили о том, что ни одной из 31 провинций, за исключением Тибетского автономного района, не удалось выполнить план экономического роста, который был определен в начале прошлого года. В этом году правительства 29 провинций понизили ориентир. Шанхай, являющийся самым большим городом в Китае, вообще отказался от его установки. За этим стоит изменение центрального курса.

В прошлом году план развития ВВП был установлен на уровне 7,5%, однако в реальности он составил 7,4%. Таким образом, впервые за 16 лет после азиатского валютного кризиса в 1998 году стране не удалось выполнить план. Это самый низкий показатель с 1990 года, когда сразу же после «бойни на площади Тяньаньмэнь» ВВП составил 3,8%.

Политика невмешательства

Обычно в случае замедления темпов экономического роста прибегали к стимулированию гражданских проектов. В прошлом году китайский лидер заявил о том, что правительство не будет вмешиваться в рыночную экономику. Власти не стали предпринимать никаких экономических мер. На съезде Коммунистической партии Китая в конце прошлого года Си Цзиньпин назвал такой курс «новой нормальностью». Было решено постепенно ослаблять правительственный контроль и провести структурные реформы, отдав судьбу отсталых предприятий в руки естественного рыночного отбора. Также власти решили смириться со снижением темпов роста, сократить необоснованные займы и уменьшить степень разрушительного влияния на окружающую среду.

Стало сложно экспортировать огромное количество дешевой продукции, поскольку выросли зарплаты и другие внутренние расходы. Увеличились долги региональных администраций, которые ранее активно инвестировали в гражданские проекты. Все больше людей беспокоится о том, что, возможно, придется попрощаться с той системой, которая обеспечивала стране быстрый рост последние 30 лет.

Застой в трех северо-восточных провинциях

Регионы стали жаловаться на изменение централизованной экономической политики. В глубоком застое оказались три северо-восточных провинции: Хэйлунцзян, Ляонин и Гирин. По экономическим показателям они опустились на последние места.

В середине февраля, в преддверии Китайского нового года, рабочие вернулись в Китай. В Ляонине на бирже труда выстроилась очередь. Водитель заводского автобуса, которому за 50 лет, жалуется на то, что из-за ухудшения экономической ситуации уменьшилось количество рабочих дней, в результате чего месячная зарплата не достигает и двух тысяч юаней (по текущему курсу около 19600 рублей — прим. ред.).

Район Теси на северо-востоке являлся индустриальной зоной, где сосредоточены крупные государственные заводы. В настоящее время реструктуризация предприятий запаздывает: в экономике северо-востока застой.

Серьезная проблема также состоит в том, что крупные металлургические и горнодобывающие предприятия, сосредоточенные на северо-востоке, исчерпали свои производственные возможности. Кроме того, много неэффективных государственных предприятий, где придется проводить структурные реформы в первую очередь.

«Нет ли недовольства работой?». Об этом во время совещания представителей японских предприятий, которые хотят обосноваться в этом регионе, с энтузиазмом спрашивает представитель местных властей. Инвестиции со стороны высокотехнологичных японских компаний могут повысить эффективность местной промышленности, однако работе мешает ухудшение японо-китайских отношений.

Центральное правительство пытается сдержать замедление роста региональной экономики за счет инвестиций в отсталую инфраструктуру региона. Тем не менее представитель иностранной компании, которая работает на северо-востоке, жестко отзывается об этих мерах: «Нет плана, по которому регион будет развиваться за счет собственных сил». Высокотехнологичные информационные компании и производители смартфонов сконцентрированы в прибрежных мегаполисах, в связи с чем эксперты опасаются, что «новая нормальность» может оттолкнуть отсталые регионы.

Если предположить, что будут проведены реформы по принципу естественного отбора под флагом исторического поворота в экономике, то, скорее всего, трудности отсталых областей только удвоятся, а пропасть между богатыми и бедными увеличится. Как правительство будет реагировать на недовольство, вызванное этими затруднениями? Властям необходимо действовать тонко.

Боязнь недовольства и борьба с бедностью

13 февраля в преддверии Нового года глава КНР Си Цзиньпин посетил деревню в окрестностях города Яньань провинции Шэньси, где он провел молодые годы в период Культурной революции в Китае: «Здесь я служил секретарем производственного отряда и принял решение работать на благо народа и в будущем».

По информации дипломатических источников, китайского лидера сопровождала его жена Пэн Лиюань (Peng Liyuan) и дочь Си Минцзэ (Xi Mingze). Дипломатический источник в Пекине полагает, что Си вторит словам своего отца, который был руководителем партии в период революции, в результате чего растет его авторитет последователя традиций Коммунистической партии.

Яньань — это священное место революции, где располагался штаб Коммунистической партии, которая сражалась с японскими войсками и Китайской Национальной Народной партией (Гоминьданом). Причина, по которой Си выступил в этом регионе, состоит в том, чтобы подчеркнуть предпринятые им меры по борьбе с бедностью. Он приободрил местные власти, заявив, что самая сложная задача, которую надо выполнить для постройки гармоничного общества — сделать деревенских жителей богатыми.

Цель — свободное и богатое общество


«Гармоничное общество» — это общество, которое не испытывает серьезных экономических проблем. КПК стремится к построению такого общества со времен реформатора Дэн Сяопина, однако в реальности пропасть между богатыми и теми, кто остался за бортом развития, лишь растет. Администрация Си, однако, стала активно говорить о развитии и богатстве всех без исключения регионов.

Но тут опять возникает тема «новой нормальности», которая признает снижение темпов экономического роста. По словам пекинского политолога, существует опасность появления различных противоречий и недовольства в результате экономической стагнации. Коммунистической партии необходимо создать новую тему, которая подчеркнет легитимность власти.

С этой целью была выдвинута идея о всенародном богатстве, а также искоренении несправедливости и неравенства. Главная цель нынешней сессии ВСНП состоит в том, чтобы подготовить меры по снижению лихорадки и трений, которые породит «новая нормальность», и при этом произвести благостное впечатление на народ. Например, одна из важнейших задач — поправки в закон о законодательной деятельности. Цель состоит в том, чтобы сделать прозрачной законодательную деятельность региональных парламентов, создать условия для проведения политики, которая будет соответствовать реальной обстановке в регионах, и оживить ситуацию в деревнях, а также областях, где проживают национальные меньшинства. Также, чтобы снизить градус недовольства представителями власти среди населения, ужесточается позиция по отношению к коррумпированным чиновникам.

Дипломатическая настороженность

Окончание периода быстрого экономического развития сказывается и на дипломатической деятельности: Китай ужесточает свою позицию в сфере интересов на море.

В конце ноября прошлого года в ходе обсуждения внешнеполитической деятельности Си Цзиньпин подчеркнул мысль о новой системе международных связей, в центре которых будут находиться сотрудничество и взаимовыгодные отношения. Эту мысль об углублении взаимовыгодного сотрудничества с близлежащими странами символизируют два экономических проекта: «Экономический пояс Великого шёлкового пути» на суше и «Морской шелковый путь XXI века» на море. Эти планы развития торговли и инфраструктуры с соседними странами также будет обсуждаться в ходе Всекитайского собрания народных представителей.

Усиление дипломатических трений еще более обострит экономические риски «новой нормальности»: из-за конфронтации, вызванной проблемой архипелага Сенкаку, уже сократились японские инвестиции в китайскую экономику. В конце прошлого года министр иностранных дел Китая Ван И (Wang Yi) подчеркнул, что китайская дипломатия в первую очередь должна способствовать внутреннему развитию страны. Он добавил, что для этого необходима стабильность в международной обстановке.