Как будто бы в очередное подтверждение афганской трагедии Управление по наркотикам и преступности ООН выпустило в понедельник отчет, демонстрирующий разрушительный эффект, оказываемый производимым в стране опиумом на собственное население Афганистана. Он дополняет другие исследования, привлекшие внимание общественности к страданиям, вызванным афганским опиумом, героином и другими опиатами в других странах. Вместе эти отчеты ясно демонстрируют, что решение проблемы афганских наркотиков потребует всеобъемлющего многостороннего подхода.

Отчет Управления по наркотикам и преступности ООН под заголовком «Потребление наркотиков в Афганистане: исследование 2009 года» подтверждает модель, которую мы уже видели в международной эволюции афганской наркотической проблемы: с тех пор, как коалиция под руководством США вторглась в страну и свергла правительство талибов в конце 2001 года, производство наркотиков в Афганистане увеличилось внезапно и быстро. В начале 2001 года, под угрозой международных санкций, талибы приняли крутые меры против разведения опиумного мака, что привело к почти полному его исчезновению из весеннего урожая.

После того, как они потеряли власть, некоторые члены «Талибана» решили относиться к производству опиума  толерантно или даже поддерживать его. Сегодня по оценкам ООН, мятежники-талибы ежегодно получают несколько сотен миллионов долларов от «налогообложения" фермеров, выращивающих опиумный мак, а также от платы за охрану производства и перевозки наркотиков и химических исходных материалов через территории, контролируемые партизанами. Они используют эти доходы для покупки оружия, выплаты зарплат боевикам и взяток коррумпированным чиновникам.

Согласно последним исследованиям ООН, сегодня около миллиона афганцев страдают от наркотической зависимости, что соответствует примерно 8 процентам взрослого населения страны, что, в свою очередь, в два раза больше, чем в среднем по миру. В то время как в 2005 году, когда проводилось предыдущее исследование ООН, число наркоманов, постоянно употребляющих опиум, равнялось 150 тысячам человек (или 1,4 процента взрослого населения), то сегодня эта цифра равняется 230 тысячам, что составляет почти 3 процента. Число героиновых наркоманов увеличилось с 50 тысяч до 120 тысяч. Этот резкий рост в первую очередь зарегистрирован на юге страны, где сконцентрирована большая часть опиумного производства – и находится большинство талибов. Эксперт ООН Сара Уоллер (Sarah Waller) говорит по поводу этого роста: «Мы никогда не видели ничего подобного в мировой истории».

Наркоиндустрия ухудшает многие из других серьезных экономических, политических и других проблем Афганистана, включая его отношения с соседними странами. Незаконный оборот наркотиков истощает ресурсы легитимной экономической деятельности, одновременно ухудшая производительность работников. Поощряя коррупцию и другие мошеннические практики, незаконная наркоторговля также ослабляет общественные институты Афганистана.

Тем не менее, лишь немногие афганцы получают значительную прибыль от наркопромышленности своей страны. Выпущенный ранее отчет Управления по наркотикам и преступности ООН сообщает, что афганские фермеры, выращивающие мак, получают лишь небольшую долю от 65-миллиардных доходов глобального героинового рынка. Большая часть незаконной прибыли идет тем, кто превращает мак в наркотики, перевозит их в другие страны или продает наркотики наркоманам – а также мятежникам, собирающим налоги и другие платежи.

Благодаря изменившейся стратегии талибов по отношению к наркоторговле, а также неспособности действующего афганского правительства и его иностранных союзников восстановить закон и порядок на территории Афганистана, страна превратилось в крупнейшего производителя и продавца героина в мире. По информации ООН, в Афганистане производится более 90 процентов мирового опиума, и страна также является одним из крупнейших мировых производителей гашиша. Сегодня афганские опиаты приводят к ежегодной смерти около 100 тысяч человек, что больше, чем от какого-либо другого наркотика.

Одним из наиболее тревожных открытий последнего исследования является информация о том, как много афганских родителей, регулярно потребляющих наркотики, также дают их своим детям, чтобы успокоить их или снять у них боль. По словам главы Управления по наркотикам и преступности ООН Антонио Мария Косты (Antonio Maria Costa), эта практика вызывает у многих молодых афганцев «наркоманию на всю жизнь». Употребление опиума особенно распространено среди бедных афганских беженцев, живущих в убогих лагерях для беженцев в Иране и Афганистане, которые тем самым распространяют наркоманию в странах своего пребывания.

Россия, Китай и другие среднеазиатские государства также страдают от наркотиков, вывозимых из Афганистана. В начале этого месяца представители многих из этих стран собрались в Москве на международную конференцию «Афганское наркопроизводство – вызов мировому сообществу». На форуме глава российской Федеральной службы по контролю над оборотом наркотиков Виктор Иванов приравнял опустошение, нанесенное афганской войной, с последствиями Второй мировой войны, заметив, что сами афганцы страдают больше других. Он сказал, что продолжающаяся война предотвращает экономическую стабилизацию и восстановление в Афганистане закона и порядка, тем самым создавая идеальные условия для выращивания опиумного мака и «тотальной наркотизации молодого поколения афганцев».

Многие из российских участников конференции обвинили в это положении дел НАТО. В интервью изданию World Politics Review, Федор Лукьянов объяснил, что «до тех пор, пока там находится НАТО, альянс будут считать ответственным за все проблемы, включая наркоторговлю». С тех пор, как в 2002 году НАТО приняло на себя руководство Международными силами содействия безопасности в Афганистане, западные военачальники считали своей основной обязанностью борьбу с талибами, а не обуздание местной наркоторговли. Они старались избегать использования своих немногочисленных боевых подразделений для поддержания борьбы с наркотиками, ограничивая свою роль обучением и материально-техническим обеспечением афганских агентов по борьбе с наркотиками.

Военачальникам НАТО также приходится сотрудничать с местными афганскими лидерами для сбора разведданных и оказания поддержки в борьбе с талибами. Поэтому военачальники без энтузиазма относятся к агрессивным действиям по борьбе с наркотиками, которые отвращают от них этих самых местных лидеров – часто получающих свою долю прибыли от наркоторговли – и осложняют кампанию сил коалиции по «завоеванию умов и сердец», призванную склонить на их сторону выжидающее население.

Усилия НАТО и афганских властей по борьбе с наркотиками в целом считаются провальными. В то время как перехватываются около четверти всех поставок афганского опиума, лишь 2 процента этих перехватов происходят на территории самого Афганистана. Для сравнения, в Колумбии доля перехваченных на территории страны поставок составляет около 20 процентов. Захват опия-сырца прежде, чем он достигнет лабораторий по производству героина, вероятно, является самой сложной проблемой, так как хранить его просто, и сырье перевозят по Центральной Азии по хорошо финансируемым и устоявшимся маршрутам. Но значительная часть проблемы состоит в слабости общественных институтов Афганистана и широко распространенной коррупции в стране, где даже про высокопоставленных чиновников говорят, что те вовлечены в наркоторговлю. Международные усилия, направленные на то, чтобы усилить эффективность афганских агентов по борьбе с наркотиками и судебную систему Афганистана, добились минимального прогресса. Согласно отчету, опубликованному в марте Управлением по подотчетности правительственного аппарата США, уровень наркозависимости особенно высок среди служащих афганских сил безопасности, включая и агентов по борьбе с наркотиками.

Скудная система здравоохранения Афганистана и ограниченное число пунктов лечения от наркомании лишь ухудшают проблему. Почти все афганские наркоманы, опрошенные в рамках исследования ООН, заявили, что хотят получить помощь и избавиться от своей привычки, но лишь один из десяти проходил лечение. По словам заместителя афганского министра по борьбе с наркотиками Ибрагима Азхара (Ibrahim Azhar), лишь в 21 из 34 афганских провинций есть центры по лечению наркозависимости, и они способны принять лишь немногим более 10 тысяч человек. Хотя иностранные правительства и международные организации часто тратят большие деньги на противодействие производству и контрабанде наркотиков, они почти не финансируют лечение афганцев, страдающих от наркозависимости, или меры, направленные на изначальное предотвращение наркомании.

Россия и НАТО по-разному смотрят на многие вопросы, связанные с усилиями по борьбе с наркотиками в Афганистане. Приезд российского президента Дмитрия Медведева в Соединенные Штаты – или же его участие в саммитах «большой восьмерки» и «большой двадцатки», которые пройдут в Канаде – может стать поводом для обсуждения того, как запустить более эффективное сотрудничество по этой проблеме. Это обсуждение можно начать с разговора о недостатке международных программ, направленных на борьбу с наркоманией в самом Афганистане.