Карьера Владимира Путина начиналась не в Москве, а в Дрездене. Вплоть до падения режима Хонеккера он был агентом КГБ в Германской Демократической Республике. Этот период в биографии Путина продолжался пять таинственных лет и породил множество слухов.

В тот зимний день в одной из дрезденских новостроек состоялась более или менее конспиративная встреча. Ее спешно организовали двое офицеров КГБ. Кроме того, присутствовал сотрудник политической полиции ГДР, который, правда, уже несколько лет выполнял задания советских спецслужб, а также представитель внешней разведки восточногерманского министерства госбезопасности. В результате мирной революции он лишился работы. Было 16 января 1990 года.

На столе стоит бутылка шампанского. Ее привезли с Запада. Правда, особых поводов для праздника нет. ГДР скоро прекратит существование, ее спецслужбы тоже. Дрезденское окружное управление министерства государственной безопасности в ночь на 6 декабря 1989 года подверглось штурму. Хранящиеся там дела переданы под охрану гражданского комитета. Спасти положение путем начала перестройки в ГДР не удается. Спецслужбы в Восточной Германии утратили дееспособность. Без братской социалистической помощи они не могут даже защитить от прослушивания секретные телефонные линии. Прошло время оперативных мероприятий и поддельных паспортов. Это катастрофа. Теперь четверо мужчин размышляют, что еще можно спасти и как передать остатки агентурной сети ГДР в ведение КГБ.

Московские агенты находятся в непростой ситуации. Им предписано заниматься 'интенсивными поисками новых разведчиков'. Такое развитие событий выбивает чекистов из колеи, и на этой встрече они даже пренебрегают главными заповедями своей профессии. А может быть обоим советским шпионам уже все равно? Может, они понимают, что 'холодная война' проиграна и в СССР скоро произойдут революционные перемены? В продолжение разговора собеседники пьют кофе, вокруг бегают дети. Хотя оба агента, вероятно, знают, что классовые враги уже получили доступ к личным делам восточногерманских шпионов, бывший разведчик под псевдонимом 'Клаус Цаундик' в этот день перебежал в КГБ. Звенят бокалы, четверо мужчин пьют за успешное сотрудничество и демократический социализм в ГДР.

Спасти ничего не удалось. Четырнадцать лет спустя Клаус Цаундик работает садовником. Георг С., бывший криминалист на службе КГБ, живет за счет социальных пособий. След одного из советских чекистов утерян. И только четвертый участник встречи, вербовавший Клауса Цаундика и называвший Георга С. 'нашим лучшим агентом', сделал невероятную карьеру, которую в тот момент нельзя было даже вообразить. Это Владимир Владимирович Путин, нынешний президент России.

Четыре с половиной года, с августа 1985 по январь или февраль 1990 года Владимир Путин провел в Дрездене. Однако вряд жители города на Эльбе вспомнили этого невысокого мужчину, когда 31 декабря 1999 года Борис Ельцин неожиданно назначил его своим преемником. Дрезденский период в биографии Путина породил множество кривотолков. Действительно ли Володя именно в эти годы заложил фундамент своей стремительной карьеры в постсоветской России? Создал ли он в Дрездене свою сеть? Был ли он частью операции 'Луч', в рамках которой сотрудники КГБ шпионили за функционерами СЕПГ? Кем вообще был Путин - супершпионом времен 'холодной войны' или рядовым агентом в восточногерманской провинции?

Работа в Дрездене стала для 32-летнего Путина первым заданием за границей. Германия была для него новой неизведанной страной, как в личном, так и в профессиональном плане. Серая немецкая провинция оказалась райским уголком реального социализма. Начать хотя бы с жилищных условий. В Ленинграде Путин вместе с женой и первой дочкой Машей ютился в тесной квартире родителей. В Германии он получает трехкомнатную квартиру в блочном доме на окраине леса. После России это жилье кажется невероятно просторным. Его вторая дочь Катя появляется на свет в Дрездене в декабре 1986 года.

Чета Путиных в восторге от Германии. 'Уровень жизни там был намного выше, чем у нас, а ассортимент товаров намного богаче', - вспоминает Людмила Путина в одном из интервью. Они могут себе кое-что позволить. В ГДР Путин получает довольно приличное жалование - 1800 восточногерманских марок плюс еще сто долларов в качестве надбавки. Им удается даже откладывать деньги на личный автомобиль. Когда устанавливается благоприятный обменный курс доллара к марке, Путин просит своего приятеля в Западном Берлине купить для него музыкальный центр. Новая стереосистема гордо занимает свое место в мебельной стенке. По воспоминаниям друзей, организаторских способностей Путину было не занимать.

Если с точки зрения частной жизни Дрезден был для Путина раем, то в профессиональном плане это была карьера второго сорта, не триумф, а, скорее, тупик. 'Дрезден означал ссылку', - говорит офицер КГБ, который тоже провел в этом городе около пяти лет. Любой выпускник московской разведшколы мечтал о командировке на территорию классового врага, куда-нибудь в Вашингтон, Бонн или Вену. Но Путин не попал даже в Восточный Берлин.

Дрезден нельзя было назвать агентурным центром, поэтому здесь обосновалось только небольшое подразделение КГБ. Чем занимался Путин на Ангеликаштрассе, в чем состояла его задача? На эту тему существует много легенд. Ходят разные слухи. Говорят, например, что Путину уже в конце семидесятых годов доводилось работать в Бонне. Разведка одной из стран-союзниц, якобы, засекла и сфотографировала его в западноберлинском торговом центре KaDeWe. Утверждается, что он организовал доступ к документам по проекту Eurofighter и выследил, как корпорации Robotron и Siemens налаживают тесные контакты. Еще он, по слухам, шпионил за видным ученым из ГДР Манфредом фон Арденне. Путин, якобы, наблюдал за реформаторами из состава СЕПГ Хансом Модроу и Вольфгангом Бергхофером или даже оказывал им поддержку. Доказать ничего невозможно, многие из этих утверждений противоречат логике работы социалистических спецслужб, а большая часть, вообще, похожа на вымысел. Например, это касается пребывания в Бонне - ведь когда Путин в 1985 году приехал в Дрезден, он едва говорил по-немецки. Большие сомнения вызывает также его профессиональный интерес к Модроу и Бергхоферу. Руководителем окружной организации СЕПГ и городским бургомистром должны были заниматься более высокие чины КГБ и, вероятно, советские партийные кадры.

Похожая ситуация складывается и с другими слухами подобного рода. 'Чего только про меня не сочиняли', - пожаловался Путин в одном из интервью. 'Все это полная ерунда', - подтверждает Владимир Усольцев, который на протяжении двух лет сидел с Путиным в одном кабинете. Однозначных ответов не существует. Те немногие личные дела, которые хранились в дрезденских архивах КГБ, были либо сожжены в 1989 году, либо переправлены в Москву. Сам Путин говорит о работе в Дрездене лишь намеками.

Высказаться об этом периоде в жизни российского президента решаются сегодня немногие. Так, для бывшего шефа восточногерманской внешней разведки Маркуса Вольфа Путин был 'довольно незначительной фигурой'. Об этом свидетельствует, хотя бы, тот факт, что за свои заслуги Путин получил от министерства госбезопасности ГДР всего лишь 'бронзовую медаль Национальной народной армии'. Такую награду, по словам Вольфа, имела в штази каждая уборщица.

В свою очередь, бывший генерал КГБ Олег Калугин, сбежавший на Запад, не считает Путина выдающимся разведчиком. Впрочем, ни Вольф, ни Калугин никогда не встречались с Путиным лично. Владимир Усольцев, который был коллегой нынешнего главы государства, не питает никаких иллюзий относительно своей прежней деятельности: 'Пять лет мы работали неизвестно для чего'. Работа была 'чрезмерно регламентированной и неэффективной'. Спецслужба, наводившая на людей такой ужас, представляла собой герметически закрытый мирок, состоявший из глупой рутины, бессмысленных отчетов и бесконечного изучения личных досье.

Если верить Усольцеву, то Владимир Путин занимался 'нелегальной разведкой' и 'разведкой с использованием поддельных документов'. По этим данным, Путин был всего лишь маленьким винтиком в огромной машине КГБ. Его задача состояла в том, чтобы склонить к сотрудничеству идеологически стойких граждан ГДР и, прежде всего, студентов из стран третьего мира. Этих людей снабжали соответствующей легендой и засылали на Запад. Как пишет Усольцев, это было похоже на поиск жемчужных зерен в навозной куче. Тысячи потенциальных кандидатов брались под наблюдение, сотни проходили тест на идеологическую надежность, десятки подвергались скрупулезной проверке, двадцать или тридцать человек, в конечном итоге, становились информаторами и только единицы проходили подготовку в качестве будущих агентов-нелегалов.

Можно ли считать карьеру Путина в Германии успешной? На первый взгляд, да. В конце концов, будучи в Дрездене, он дважды получал повышение. Сначала он стал майором, а потом подполковником. Сам Путин называет это продвижения по службе 'платой за конкретные результаты своей работы', а также за количество 'реализованных' источников информации. Однако Владимир Усольцев считает, что эти источники не имели большого значения. По его мнению, Путин, возможно, завербовал для нелегальной работы всего двух человек, но при этом умудрился получить за каждый из этих случаев лишнюю звезду на погоны.

Контакты со шпионами на Западе и осведомителями на Востоке не являются задачей Путина. Зато у него есть два так называемых 'ведущих неофициальных сотрудника', два гражданина ГДР, которые под легендой устроились в окружную дирекцию народной полиции ГДР - Райнхард Е. и Георг С. Путин держится на заднем плане, он офицер-куратор. Он разрабатывает планы операций, утверждает мероприятия и организует конспиративные встречи.

Страх русских перед американцами ощущался в Дрездене на каждом шагу. Советский Союз был твердо убежден, что возможный ядерный удар со стороны США не будет громом среди ясного неба. В Москве считают, что подготовка нападения не может пройти незамеченной, и по косвенным признакам можно будет судить о запланированной атаке.

Путин также должен внести свой вклад в общее дело. Москва исходит из того, что в преддверии ядерного конфликта Вашингтон отправит на задание своих 'зеленых беретов', чтобы те нейтрализовали способность СССР нанести ответный удар. Спецподразделения армии США размещались, в частности, на военной базе Бад Тельц в Баварии. В задачу каждого чекиста входила регистрация любых признаков подготовки ядерного удара. Потенциальные информаторы подлежали вербовке, в том числе, и в Дрездене.

Это был сизифов труд. Тысячи заявок от граждан ФРГ, желающих посетить Дрезден, подвергались многодневным проверкам. Почти каждый вечер офицеры КГБ сидели в своих темных кабинетах, копаясь в картотеках и просматривая документы. Как только выяснялось, что в Дрезден собирается приехать кто-то из Бад Тельца, сразу начиналась оперативная работа. Сначала следовало проверить, не попадал ли прежде этот человек в поле зрения штази или КГБ. Потом начиналась проверка приглашающей стороны. По мнению Усольцева, эта работа была бессмысленной. Путин, якобы, имел информатора на базе в Бад Тельце или где-то в этой районе. Даже если это было правдой, осведомитель добывал всего лишь маленькие кусочки мозаики, которые где-то в далекой Москве становились частью некоей общей картины.

В какой-то момент Путин перестает верить в наличие угрозы с Запада. На людях он демонстрирует приверженность идеям перестройки, но в разговорах с глазу на глаз начинает высказывать критические суждения. Своему соседу по комнате Усольцеву он говорит, что Советский Союз - это страна без законов, и заявляет, что надо брать пример с США. Американцы, по его мнению, построили идеальную общественную систему. Следовательно, опасность исходит не из Вашингтона, а из Москвы. Несмотря на все эти высказывания, Путин продолжает добросовестно выполнять свою работу. Усольцев называет его чекистом-прагматиком и конформистом. Как бы сильно Путин не критиковал собственную страну в частных разговорах, официально это никак не проявляется. На официальном уровне он продолжает восхвалять 'неразрывную дружбу' братских народов, а потом в своем кругу возмущается тем, что столкнулся в ГДР с абсолютно 'законсервированным обществом'. Своим друзьям он даже заявляет, что 'Хонеккер должен уйти'.

Выражал ли он при этом личные убеждения или выполнял очередное задание? Может быть, Владимир Путин был частью операции 'Луч', в ходе которой секретная группа КГБ, якобы, собирала информацию об СЕПГ и поддерживали реформаторов в партийных рядах. Сторонники теории заговоров даже утверждают, что данная группа руководила свержением Хонеккера и другими радикальными изменениями в ГДР. Общедоступных документов об этой группе не существует. Никто не знает, какова была ее численность, и в какой степени она повлияла на процесс реформ в Восточной Германии. В любом случае, операция провалилась. Ведь ее цель состояла в том, чтобы привести к власти в Восточном Берлине верное Москве правительство. Скудные факты, которые получили огласку, свидетельствует против того, что Путин входил в состав группы 'Луч', поскольку люди, официально работавшие в ГДР на КГБ, не могли быть ее потенциальными участниками. Москва утрачивала доверие в чекистам в Восточной Германии, поскольку эти люди находились в структурной зависимости от штази и подозревались в чрезмерных симпатиях к этому ведомству. Это касалось, в том числе, и сотрудников в Дрездене, включая Владимира Путина.

Однако Путин пытается наладить контакт со своими товарищами по оружию, объясняя это, хотя бы, необходимостью учить немецкий. Во время первого частного визита Клаус Цаундик тайком поднимается к Путину на этаж, не зажигая света на лестнице. Они познакомились на футболе. Каждый работник штази обязан заниматься спортом. Каждый четверг в семь утра дрезденские сотрудники внешней разведки собираются, чтобы погонять мяч. Иногда к ним присоединяется Путин. Цаундик и Путин знакомятся, вступают в разговор, становятся друзьями. Они ведут не только профессиональные беседы о нелегальной разведке и проверке кандидатов. Часто речь заходит о немецкой литературе и философии. Путину импонирует не Маркс, а Иммануил Кант с его философией в духе просвещения, 'Критикой чистого разума' и трактатом 'К вечному миру', где говорится о необходимости упразднения постоянных армий и формулируются принципы институционального сохранения мира.

Однако Центральная Европа конца восьмидесятых годов бесконечно далека от мирного устройства в духе Иммануила Канта. Никто еще не знает, что 'холодная война' скоро закончится, ГДР исчезнет с карты мира, а советская империя рухнет. Не знает этого и Путин, который, правда, уже не верит в коммунизм и сомневается в миссии КГБ, но продолжает делать свое дело. Он работает профессионально, даже если это нужно только для сохранения привилегий. Впрочем, эти привилегии тоже оказываются под вопросом. Владимиру Путину приходится на своей шкуре испытать, что такое кризис сверхдержавы.

5 декабря 1989 года разъяренная толпа штурмует в Дрездене окружное отделение штази. Прямо за углом располагается здание КГБ. Оно также попадает в поле зрения демонстрантов. Обстановка накаляется. Будучи дежурным офицером, Путин вынужден стать в дверях, чтобы преградить митингующим дорогу. Ему нужен совет и поддержка. Сначала он звонит в Берлин, но там ему никто не может помочь. Тогда он связывается с Советским Союзом и просит, чтобы чекистов защитили армейские части. Однако дежурный отвечает, что без разрешения Москвы подобное вмешательство невозможно, и произносит два слова, которые глубоко врезались Путину в память: 'Москва молчит'. Путин настраивает себя и своих товарищей на то, что защищаться придется своими силами. Однако все заканчивается мирно. Путин шокирован. Впервые, по собственным словам, он испытал чувство, что его страны больше не существует. В тот вечер ему стало ясно, что 'Советский Союз болен смертельной, неизлечимой болезнью', которая называется 'паралич власти'. В ту же ночь дрезденские агенты КГБ начинают жечь папки с делами. Через несколько недель Владимир Путин и его семья собирают вещи. В КГБ у него нет особых перспектив, зато в Москве он может рассчитывать на новую работу. Однако Путин получает назначение за пределы столицы - в Ленинград. Немецкие друзья дарят ему напоследок стиральную машину, и он покидает заповедный уголок реального социализма.

В Дрездене он оставляет коллегам-чекистам бомбу замедленного действия. Вербовка Клауса Цаундика - одно из последних служебных мероприятий Путина - оборачивается полным фиаско. Спустя одиннадцать месяцев Цаундик перебегает на другую сторону. КГБ приходится расплачиваться за то, что Путин перестал соблюдать конспирацию. Перебежчик дает показания. В результате, разоблачаются, по меньшей мере, 15 осведомителей. Георг С., 'лучший агент' Путина, арестован. Значительная часть агентурной сети КГБ в Дрездене раскрыта.

Но эта неудача больше не может навредить Путину. Когда Цаундик переходит на другую сторону, Путин уже работает в команде ленинградского мэра-реформатора Анатолия Собчака. Скоро Ленинград снова становится Санкт-Петербургом. В 1990 году Путин еще не подозревает, что теперь ему суждено идти только вверх. Как бы то ни было, без распада Советского Союза, без неудачной попытки свержения Горбачева и без роспуска КПСС он вряд ли получил бы шанс на вторую карьеру.

-------------------------------------------------------

Архив ИноСМИ.Ru

Почему Путин никогда не улыбается? ("Cicero", Германия)

Наш человек в Москве ("Cicero", Германия)