Белый дом размещает полный текст послания Конгрессу «О положении в стране» на своем вебсайте на странице выступлений. Выступление можно будет также  смотреть в режиме реального времени, с помощью специального инструментария на сайте можно будет просматривать диаграммы и инфографику по ключевым вопросам, размещать понравившиеся высказывания в Твиттере, а также делать пометки для составления комментариев и отзывов.

В Вашингтоне в день выступления президента о положении в стране соблюдается определенный ритуал. Белый дом рассылает текст выступления президента прессе (пресса может просматривать выступление, но не может сообщать о нем и делать репортажи на эту тему до указанного времени). Затем репортеры начинают рассылать текст людям с Капитолийского холма, чтобы узнать их реакцию, после чего эти люди рассылают его всем своим друзьям. Постепенно каждый человек в Вашингтоне получает текст выступления, однако народ остается в неведении.

В этом году мы изменим ритуал.

Впервые Белый дом публикует в интернете полный текст выступления президента, чтобы с ним могли ознакомиться граждане всей страны. Вы можете смотреть выступление в трансляции и одновременно следить за текстом. Вы можете просматривать диаграммы и инфографику по ключевым вопросам, размещать понравившиеся высказывания в Твиттере, а также делать пометки. Заранее представив текст послания широкой публике, Белый дом продолжает свои усилия по налаживанию связи с обширной интернет-аудиторией, чтобы люди могли знакомиться с этой речью разными способами.

------------

Господин спикер, господин вице-президент, члены Конгресса, мои сограждане американцы!

Мы вступили в пятнадцатый год нового столетия. Эти пятнадцать лет начались с того, что на наши берега пришел террор; за это время появилось новое поколение, участвовавшее и участвующее в двух продолжительных и дорогостоящих войнах; в этот период нашу страну и весь мир захлестнула ужасная рецессия. Это было и есть трудное время для многих.

Но сегодня мы переворачиваем эту страницу.

Прошедший год стал для Америки прорывом, и сегодня наша экономика развивается и создает рабочие места самыми быстрыми темпами после 1999 года. Уровень безработицы в стране сейчас ниже, чем до финансового кризиса. Сегодня образование получают больше детей, чем когда бы то ни было; страховки получают больше людей, чем когда бы то ни было; и мы освободились от импортной нефтяной зависимости, чего не было почти 30 лет.

Снос лагеря на авиабазе Баграм


Сегодня, впервые после 11 сентября, наша боевая миссия в Афганистане завершена. Шесть лет назад в Ираке и Афганистане служили почти 180 000 американских военнослужащих. Сейчас их там остается менее 15 000. Мы отдаем должное мужеству и жертвенности каждого мужчины и женщины из этого поколения 11 сентября, которые своей службой обеспечивают нам безопасность. Мы преклоняемся перед вами и благодарны вам за вашу службу.

Америка, что бы ты ни пережила, какие бы усилия и упорная работа ни потребовались от тебя, какие бы задачи тебе ни пришлось решать в будущем — знай:

Тень кризиса миновала, и Соединенные Штаты сильны.

В этот момент, когда развивается наша экономика, когда сокращается дефицит, когда бурлит энергией промышленность, когда активно растет добыча энергоресурсов, мы выходим из рецессии более свободные, чем любая другая нация на земле, и мы можем строить свое будущее. Теперь нам самим предстоит решать, какими мы хотим быть через следующие пятнадцать лет и в предстоящие десятилетия.

Примем ли мы такую экономику, где лишь немногие из нас добиваются блистательного материального успеха? Или мы решим построить такую экономику, которая увеличивает доходы и дает шансы каждому, кто предпринимает усилия?

Будем ли мы относиться к миру со страхом, реагируя на события и втягиваясь в дорогостоящие конфликты, которые усиливают нагрузку на нашу армию и подрывают наши позиции и репутацию? Или же мы будем действовать как мудрый лидер, используя все элементы нашей власти и влияния в противостоянии новым угрозам и ради защиты нашей планеты?

Допустим ли мы, чтобы нас разделяли на фракции и настраивали друг против друга? Или у нас снова появится чувство общности целей, которое всегда подталкивало Америку вперед?

Через две недели я направлю в Конгресс бюджет, полный идей, которые являются практичными и не страдают от узкопартийных пристрастий. А в предстоящие месяцы я буду ездить по всей стране, обосновывая эти идеи.

Поэтому сегодня я хочу в большей степени сосредоточиться не на списке предложений, а на тех ценностях, которые поставлены на карту, и на том выборе, который нам предстоит делать.

Начнем с экономики.

Семь лет назад Ребекка и Бен Эрлер из Миннеаполиса были молодоженами. Она работала официанткой. Он работал на стройке. Они ждали своего первого ребенка Джека.

Они были молоды, влюблены и жили в Америке. Чего еще можно пожелать?

«Если бы мы только знали, — написала мне Ребекка прошлой весной, — что произойдет с рынком жилья и строительства».

Когда усилился кризис, работы у Бена стало меньше, и он стал браться за любую работу, какую только мог найти, пусть даже ему приходилось подолгу ждать. Ребекка получила студенческий кредит, начала учиться в муниципальном колледже и получила новую специальность. Они жертвовали собой друг для друга. И постепенно это начало приносить дивиденды. Они купили свой первый дом. У них появился второй сын Генри. Ребекка получила более высокооплачиваемую работу, а потом ей еще подняли зарплату. Бен вернулся в строительство — и каждый день вовремя приходит домой на ужин.

«Это поразительно, — написала Ребекка, — как можно все перетерпеть, когда это необходимо. У нас крепкая и спаянная семья, и мы успешно прошли через очень трудные времена».

Мы — это крепкая и спаянная семья, и мы успешно прошли через очень трудные времена.

Америка, история Ребекки и Бена это наша история. Они представляют миллионы людей, которые упорно трудятся, экономят, приносят жертвы и переквалифицируются. Вы та причина, по которой я решил баллотироваться на этот пост. Вы тот народ, о котором я думал шесть лет назад, в самые мрачные месяцы кризиса, когда стоял на ступенях Капитолия и обещал, что мы перестроим экономику на новом фундаменте. Именно благодаря вашим усилиям, вашей жизнестойкости страна смогла еще больше окрепнуть.

Мы верили, что нам удастся остановить волну вывода предприятий за рубеж и создать на наших берегах новые рабочие места. И за прошедшие пять лет наши компании создали более 11 миллионов новых рабочих мест.

Нефтеперерабатывающий завод в Филадельфии


Мы верили, что сумеем снизить зависимость страны от иностранной нефти и защитить планету. И сегодня Америка занимает первое место по нефти и газу. Америка занимает первое место по ветровой энергии. Каждые три недели мы вводим столько же мощностей солнечной энергии, сколько ввели за весь 2008 год. А благодаря снижению цен на бензин и повышению стандартов топлива среднестатистическая семья в этом году должна сэкономить на заправке 750 долларов.

Мы верили, что сможем подготовить наших детей к жизни в мире, где усиливается конкуренция. И сегодня наши юные ученики показывают самые высокие результаты по математике и чтению за всю историю. Количество выпускников старших классов средней школы стало рекордным. И сегодня в колледжах учится больше американцев, чем когда бы то ни было.

Мы верили, что благодаря разумным мерам регулирования удастся предотвратить новый кризис, защитить семьи от разорения и развить честную конкуренцию. Сегодня у нас есть новые инструменты, не допускающие спасение несостоятельных компаний за счет средств налогоплательщиков. Сегодня у нас есть новая контрольная организация по защите потребителей, которая защищает нас от хищнического кредитования и злоупотреблений с использованием кредитных карт. Только за прошедший год около десяти миллионов американцев получили, наконец, медицинскую страховку.

На каждом шагу нам твердили, что наши цели неверны или слишком амбициозны, что мы разрушаем занятость и увеличиваем дефицит. Вместо этого мы сегодня наблюдаем самые быстрые темпы экономического развития за десятилетие; наш дефицит сократился на две трети; фондовый рынок удвоился, а рост стоимости медицинских услуг самый низкий за полвека.

Вывод ясен. Экономика среднего класса работает. Меры по расширению возможностей работают. Этот курс будет приносить плоды и дальше, если ему не будет мешать политика. Мы не можем замедлять развитие бизнеса и подвергать риску экономику мерами по временному прекращению работы правительства и  противоборством из-за бюджета и налогообложения. Мы не можем рисковать безопасностью семей, отнимая у них медицинскую страховку, вводя новые правила на Уолл-стрит или вновь начиная старые битвы по вопросам иммиграции в момент, когда все эти инициативы уже начали работать. И если ко мне на стол попадет законопроект, в котором будут такие попытки, я наложу на него вето.

Благодаря росту экономики подъем отражается на жизни все большего числа людей. Наконец стали снова расти зарплаты. Мы знаем, что владельцев малых компаний, планирующих поднять зарплату своим сотрудникам, сегодня больше, чем в любой из моментов после 2007 года. Но здесь есть один важный момент: собравшимся сегодня здесь надо смотреть дальше и выше, чтобы правительство не остановило тот прогресс, которого мы добиваемся. Нам надо делать гораздо больше, не ограничиваясь тем, что мы просто никому не причиняем вред. Давайте совместно делать больше для того, чтобы восстановить связь между упорным трудом и растущими возможностями для каждого американца.

Дело в том, что такие семьи, как у Ребекки, по-прежнему нуждаются в нашей помощи. Она с Беном работает так же напряженно, как и раньше. Но им приходится отказывать себе в отпусках, в покупке нового автомобиля, чтобы погасить студенческий кредит и отложить деньги на пенсию. Детские сады для Джека и Генри обходятся им дороже ипотеки, или примерно в те же деньги, сколько стоит год учебы в университете Миннесоты. Подобно миллионам трудолюбивых американцев, Ребекка не просит подачек, но она требует, чтобы мы изыскивали новые способы для оказания помощи семьям, чтобы они могли преуспевать.

Фактически в каждый момент экономических перемен на протяжении всей нашей истории Соединенные Штаты предпринимали смелые действия, приспосабливаясь к новым обстоятельствам и добиваясь, чтобы каждый получал по справедливости. Мы создали меры защиты трудящихся, программу социальной защиты, программу медицинской помощи престарелым и программу медицинской помощи малоимущим, чтобы защитить себя от самых неблагоприятных обстоятельств. Мы дали нашим гражданам школы и колледжи, инфраструктуру и интернет — то есть, те инструменты, при помощи которых они смогут расти и развиваться, если будут прилагать к этому усилия.

Это мы называем экономикой среднего класса. Это идея о том, что страна добивается максимума тогда, когда каждый получает по справедливости, когда каждый вносит посильный вклад, когда каждый действует по одним и тем же правилам. Мы хотим не только того, чтобы каждый получил свою долю от успеха Америки; мы хотим, чтобы каждый вносил свою лепту в этот успех.

Чего же в наше время требует экономика среднего класса?

Во-первых, экономика среднего класса означает оказание помощи работающим семьям, чтобы они в постоянно меняющемся мире чувствовали себя более защищенными. Это значит, что надо оказывать помощь родителям, чтобы они имели средства на детские сады, колледжи, медицину, жилье, пенсионные отчисления - и в своем бюджете я планирую принять меры к решению каждого из этих вопросов, снижая налоги для работающих семей и делая так, чтобы каждый год к ним в карманы возвращались тысячи долларов.

Вот один пример. Во время Второй мировой войны, когда мужчины, такие как мой дед, отправились на войну, приоритетом национальной безопасности стало привлечение к работе женщин, таких как моя бабушка. Поэтому страна повсеместно ввела систему детских воспитательных учреждений. В условиях сегодняшней экономики, когда работа обоих родителей для многих семей становится экономической необходимостью, нам как никогда нужны доступные и высококачественные детские учреждения. Вопрос не в том, что это было бы здорово, вопрос в том, что это необходимо. Пора нам прекратить рассматривать уход за детьми как некую второстепенную или женскую проблему. Мы должны относиться к этому как к общенациональному экономическому приоритету. Вот почему мой план сделает качественный уход за детьми более доступным и менее дорогим для каждой семьи из среднего класса, для каждой семьи с низкими доходами, для каждой семьи, имеющей маленьких детей. В соответствии с этим планом появится больше мест в детских учреждениях, а налоги будут сокращены на сумму до 3 000 долларов в год в расчете на ребенка.

А вот другой пример. Сегодня мы являемся единственной передовой страной в мире, которая не гарантирует оплачиваемый отпуск по болезни, отпуск по беременности и родам и отпуск по уходу за больным реберком. У 43 миллионов работников нет отпусков по болезни. 43 миллиона. Задумайтесь над этим. Это заставляет многих родителей делать тяжкий выбор: или лишиться зарплаты, или иметь дома больного ребенка. Поэтому я приму новые меры, чтобы помочь штатам принять свои законы об оплачиваемых отпусках. А поскольку в ноябре прошлого года оплачиваемому отпуску по болезни было отдано предпочтение везде, где проводилось голосование по данному вопросу, давайте поставим этот вопрос на голосование прямо здесь, в Вашингтоне. Отправьте мне законопроект, который дает каждому работнику в Америке возможность заработать семь дней оплачиваемого отпуска по болезни. Это будет правильно.

Конечно, ничто так не помогает семьям сводить концы с концами, как повышение зарплаты. Поэтому Конгресс в его нынешнем составе должен принять закон, обеспечивающий женщине равную с мужчиной оплату за одинаковый труд. Ну подумайте. Сегодня 2015 год. Пора уже это сделать. Нам нужно добиться, чтобы работники получали оплату за сверхурочную работу, которую они выполняют. Каждому в составе Конгресса этого созыва, кто отказывается повысить минимальную зарплату, я скажу следующее: если вы действительно верите, что можно работать с полной занятостью и обеспечивать семью менее чем на 15 000 долларов в год, попытайтесь сделать это сами. А если нет, проголосуйте за то, чтобы миллионы американцев, занятых самым тяжелым трудом, получили повышение зарплаты.

Эти идеи не обогатят всех до единого и не ослабят все тяготы и лишения. Не в этом состоит задача государства. Чтобы рабочие семьи получали по справедливости, нам нужно заставить работодателей смотреть дальше показателей прибыли следующего квартала. Они должны понять и признать, что инвестирование в рабочую силу соответствует долгосрочным интересам их компаний. Нам нужны законы, которые не ослабляют, а укрепляют профсоюзы, которые дают американским рабочим возможность быть услышанными. Но такие вещи как детские учреждения, больничные листы, равная оплата, снижение выплат по ипотеке и повышение минимальной оплаты труда внесут значимые изменения в жизни миллионов семей. Это факт. И именно этим должны здесь заниматься все мы — как республиканцы, так и демократы.

Во-вторых, чтобы у людей со временем повышалась заработная плата, нам надо помогать американцам повышать свою квалификацию.

Военнослужащий на ярмарке ваканий в Нью-Йорке


Америка преуспевала в 20-м веке, потому что мы сделали школьное образование в старших классах бесплатным, отправили на учебу в вузы целое поколение уволенных со службы солдат и подготовили самые лучшие трудовые ресурсы в мире. Но экономика 21-го века как никогда прежде вознаграждает за знания, а поэтому нам надо делать больше в этом отношении.

К концу текущего десятилетия две трети рабочих мест будут требовать наличия высшего образования. Две трети. Тем не менее, в нашей стране по-прежнему слишком много талантливых и амбициозных американцев, которые из-за низких доходов не могут получить нужное им образование.

Вот почему я направляют в Конгресс новый смелый план по снижению стоимости обучения в муниципальных колледжах — до нуля.

Сорок процентов наших студентов отдают предпочтение таким муниципальным колледжам с двухгодичным сроком обучения. Кто-то из них молод и только начинает трудовую жизнь. Кто-то постарше и ищет работу получше. Есть бывшие военнослужащие и одинокие родители, пытающиеся вернуться на рынок труда. Кем бы вы ни были, этот план дает вам шанс получить образование и подготовить себя к новой экономике, не обременяя себя кредитами на обучение. Поймите, вы должны заработать этот шанс — хорошими оценками и отсутствием академических задолженностей. Штат Теннеси, где руководят республиканцы, и Чикаго, где у власти демократы, показывают, что бесплатные муниципальные колледжи могут существовать. Я хочу внедрить эту практику по всей Америке, чтобы два года учебы в колледже стали в нашей стране бесплатными и превратились в общее правило, подобно бесплатному образованию в средней школе. И я хочу совместно с Конгрессом добиться того, чтобы обремененные студенческими кредитами американцы могли снизить свои ежемесячные выплаты, дабы этот долг не разрушал их мечты.

Благодаря великолепной работе вице-президента Байдена по совершенствованию системы профессионального обучения мы налаживаем связь между муниципальными колледжами и местными работодателями, подготавливая работников для высокооплачиваемых должностей в сфере программирование, среднего медперсонала и робототехники. Сегодня я обращаюсь к бизнесу с призывом последовать примеру таких компаний, как CVS и UPS, и выделять больше пособий на  обучение, а также оплачивать производственную практику. Эти льготы дадут работникам больше шансов на получение более высокооплачиваемой работы, даже если у них нет высшего образования.

Сейчас домой возвращается новое поколение участников боевых действий. Мы обязаны им своей возможностью жить в американской мечте, которую они защищали. Мы уже добились немалых успехов в том, чтобы каждый ветеран имел доступ к услугам самого высокого качества. Мы сократили очереди, в которых ветераны годами ждали необходимых им льгот и пособий. Мы облегчаем им процесс применения своих профессиональных знаний и опыта на гражданской работе. Мишель и Джилл Байден запустили общенациональную кампанию Joining Forces, которая помогла почти 700 000 бывших военнослужащих и членам их семей получить новую работу. Поэтому я хочу вновь заявить каждому руководителю компаний в Америке: если вам нужен человек, который будет выполнять свою работу, берите ветерана.

И наконец, поскольку мы стали лучше готовить наших работников, нам нужно, чтобы новая экономика продолжала создавать в большом количестве  высокооплачиваемые рабочие места для них.

С 2010 года Америка создает у себя больше рабочих мест, чем Европа, Япония и все передовые экономики вместе взятые. Наши предприятия создали почти 800 000 новых вакансий. Некоторые краеугольные отрасли нашей промышленности, такие как автомобилестроение, бурно развиваются. Но помимо этого миллионы американцев работают в таких отраслях, каких просто не существовало десять или двадцать лет тому назад — это рабочие места в компаниях Google, eBay, Tesla и так далее.

Поэтому никто наверняка не знает, какие отрасли в будущем станут основными генераторами рабочих мест. Но мы знаем, что они нужны нам здесь, в Америке. Вот почему третья задача экономики среднего класса это создание самых конкурентоспособных предприятий в любом месте, где только хотят располагаться компании и нанимать людей.

Бизнесу 21-го века нужна инфраструктура 21-го века — современные порты, более прочные мосты, высокоскоростные поезда и самый быстрый интернет. Демократы и республиканцы с этим согласны. Так давайте охватим взором более широкую картину, не ограничиваясь одним-единственным нефтепроводом. Давайте примем двухпартийный план по совершенствованию инфраструктуры, который даст нам в тридцать раз больше рабочих мест и усилит нашу страну на десятилетия вперед.

Компаниям 21-го века, включая малый бизнес, надо продавать больше американских товаров за рубеж. Сегодня наши компании экспортируют как никогда много, а экспортеры обычно выплачивают своим работникам более высокие зарплаты. Но пока мы говорим, Китай хочет диктовать правила самому быстрорастущему региону мира. Из-за этого наши работники и компании окажутся в невыгодном положении. Разве мы такое допустим? Это мы должны диктовать правила. Нам надо создать равные возможности для всех. Вот почему я прошу обе партии дать мне полномочия для развития торговли, чтобы защищать американских работников и заключать новые торговые соглашения от Азии до Европы, которые будут не только свободными, но и справедливыми.

Смотрите, я первый признал, что прежние торговые соглашения не всегда соответствовали той громкой шумихе, которая раздувалась вокруг них. Поэтому мы за свой счет ведем борьбу с теми странами, которые нарушают правила. Однако 95 процентов покупателей мира живут за пределами наших границ, и мы не можем лишить себя таких возможностей. Более половины руководителей компаний из промышленной сферы говорят о том, что активно изыскивают способы для возвращения рабочих мест из Китая. Давайте дадим им еще одно основание для реализации этой цели.

Компании в 21-м веке будут полагаться на американскую науку, технологии, исследования и разработки. Я хочу, чтобы страна, покончившая с полиомиелитом и расшифровавшая геном человека, возглавила новую эпоху в медицине, которая будет обеспечивать человеку нужное лечение в нужное время. Такой подход помог излечить некоторых больных муковисцидозом, хотя прежде эта болезнь считалась неизлечимой. Сегодня я объявляю о начале новой инициативы высокоточной медицины, которая приблизит нас к излечению таких болезней как рак и диабет, и которая даст нам всем доступ к персональной информации о нас самих, чтобы мы и наши семьи были здоровее.

Я намереваюсь защищать свободный и открытый интернет, проведя его в каждый класс, в каждый дом, и помогать людям строить самые высокоскоростные сети, чтобы у нового поколения цифровых новаторов и предпринимателей была платформа для преобразования нашего мира.

Я хочу, чтобы американцы победили в гонке за те открытия, которые создают новые рабочие места. Это преобразование солнечного света в жидкое топливо; конструирование революционных по своему характеру протезов, чтобы лишившийся рук на войне за свою страну ветеран мог играть со своими детьми в мяч; путешествие по солнечной системе не только с целью посещения, но и проживания. В прошлом месяце мы запустили новый космический корабль в рамках обновленной космической программы, которая предусматривает полет американских астронавтов на Марс. Через два месяца в рамках подготовки этой миссии Скотт Келли на год отправится в космос. Удачи вам капитан — и выкладывайте снимки в Instagram.

По правде говоря, когда речь заходит о таких вопросах как инфраструктура и фундаментальные исследования, я знаю, что обе партии в этой палате поддерживают эти идеи. Об этом мне говорят члены обеих партий. Но мы часто утыкаемся в стену, когда встает вопрос о финансировании этих проектов. Будучи американцами, мы не против того, чтобы по справедливости платить свои налоги — при условии, что это делают все остальные. Но лоббисты слишком долго используют лазейки в налоговом законодательстве, что позволяет некоторым корпорациям ничего не платить, в то время как другие расплачиваются за все. Они заполонили его льготами и дотациями, без которых супербогачи вполне могут обойтись, лишив послаблений средний класс, который без них не может.

В этом году у нас появилась возможность изменить ситуацию. Давайте перекроем лазейки компаниям, хранящим прибыли за границей, и будем поощрять тех, кто вкладывает инвестиции в Америку. Давайте использовать эти средства для перестройки нашей инфраструктуры, чтобы она стала привлекательнее для компаний, помогая возвращать в страну рабочие места. Давайте упростим систему, чтобы владельцы малых предприятий подавали отчеты на основании банковской выписки, не пользуясь услугами того количества бухгалтеров, которое им по карману. И давайте перекроем лазейки, ведущие к неравенству, лишив верхний один процент жителей возможности уклоняться от уплаты налога на свое накопленное богатство. Мы найдем применение этим деньгам, помогая семьям оплачивать детские сады, и посылая их детей в колледж. Нам нужно такое налоговое законодательство, которое по-настоящему помогает трудящимся американцам в условиях новой экономики, и мы можем добиться этого совместными усилиями.

Акция протеста работников фастфуда в Окленде


Помочь семьям трудящихся свести концы с концами. Дать им необходимые инструменты для получения хорошо оплачиваемой работы в этой новой экономике. Поддерживать условия для развития и конкурентоспособности. Вот в каком направлении должна двигаться Америка. Это сделает нашу экономику сильнее и крепче через год, через пятнадцать лет и в более отдаленной перспективе.

Конечно, если этот новый век чему-то нас научил, то это тому, что мы не можем отделять нашу работу у себя дома от тех проблем и вызовов, которые возникают за пределами наших рубежей.

Моя первоочередная обязанность как главнокомандующего защищать Соединенные Штаты Америки. При этом вопрос заключается не в том, лидирует ли Америка в мире, а как она это делает. Когда мы принимаем поспешные решения, реагируя на заголовки вместо того, чтобы использовать голову; когда первой реакцией на возникающий вызов становится желание послать войска, тогда мы рискуем втянуться в ненужные нам конфликты, пренебрегая той общей стратегией, которая нужна для построения более безопасного и благополучного мира. Именно этого добиваются от нас наши враги.

Я верю в более разумный тип американского лидерства. В лучшем виде мы лидируем тогда, когда соединяем военную мощь и сильную дипломатию, когда используем свое влияние в сочетании с формированием коалиций, когда не позволяем нашим страхам ослепить нас и видим те возможности, которые дает новое столетие. Именно это мы делаем сейчас — и это крайне важно для всего мира.

Во-первых, мы едины с теми людьми во всем мире, которые становятся мишенью для террористов — от пакистанской школы до парижских улиц. Мы будем и дальше охотиться за террористами, разрушая их сети. Мы оставляем за собой право действовать в одностороннем порядке, что мы делаем неустанно с тех пор, как я занял свою должность. Мы будем и впредь ликвидировать террористов, представляющих прямую угрозу для нас и для наших союзников.

В то же время, за последние тринадцать лет мы вынесли для себя ряд дорогостоящих уроков.

Вместо того, чтобы направлять американцев на патрулирование ущелий Афгфнистана, мы подготовили афганские силы безопасности, которые взяли эту задачу на себя. А мы чествуем жертвенность наших войск, поддержав первую в этой стране демократическую передачу власти. Вместо того, чтобы отправлять за рубеж крупные контингенты сухопутных войск, мы вступаем в партнерство с многочисленными странами от Южной Азии до Северной Африки, лишая покоя террористов, угрожающих Америке. В Ираке и Сирии благодаря американскому лидерству, и в том числе, нашей военной мощи, удалось остановить наступление ИГИЛ. Вместо того, чтобы втягиваться в очередную войну на Ближнем Востоке, мы возглавили широкую коалицию, в которую вошли и арабские страны, чтобы ослабить, а в конечном итоге и уничтожить эту террористическую группировку. Мы также поддерживаем умеренную оппозицию в Сирии, которая способна помочь нам в наших усилиях, и повсюду помогаем тем людям, которые выступают против несостоятельной идеологии насильственного экстремизма. Эти усилия потребуют определенного времени. Они потребуют от нас внимания и сосредоточенности. Но мы добьемся успеха. Сегодня я призываю Конгресс продемонстрировать миру наше единство в выполнении этой миссии и принять резолюцию, разрешающую применять силу против ИГИЛ.

Во-вторых, мы демонстрируем силу американского влияния и дипломатии. Мы придерживаемся принципа, что большие страны не должны запугивать маленькие. Мы противостоим российской агрессии, поддерживаем демократию на Украине и даем гарантии своим союзникам по НАТО. В прошлом году, когда мы проводили с союзниками тяжелую работу по введению санкций, кое-кто заявлял, что путинская агрессия это виртуозная демонстрация стратегии и силы. Что ж, сегодня Америка сильна и действует заодно с союзниками, а Россия находится в изоляции, и ее экономика разорвана в клочья.

Вот так Америка играет роль лидера — не за счет пустых угроз, а посредством упорной и настойчивой решимости.

На Кубе мы положили конец политике, которая уже давно просрочена и негодна. Если твои усилия за пятьдесят лет ничего не приносят, надо попробовать что-то новое. Наш политический сдвиг в отношении Кубы может положить конец многолетнему недоверию в нашем полушарии, он устраняет надуманные обоснования санкций против этой страны. Этим шагом мы укрепляем демократические ценности и протягиваем руку дружбы кубинскому народу. В этом году Конгресс должен начать работу по отмене эмбарго. Как сказал Его Святейшество папа римский Франциск, дипломатия это такая работа, где надо действовать «маленькими шагами». Эти маленькие шаги складываются и дают надежду на то, что у Кубы есть будущее. Мы очень рады, что после долгих лет заточения Алан Гросс вернулся на родину. Добро пожаловать домой, Алан.

Наша дипломатия действует и в отношении Ирана, где впервые за десять лет мы остановили реализацию его ядерной программы и уменьшили запасы его ядерных материалов. До весны у нас есть шанс провести переговоры и добиться заключения всестороннего соглашения, которое предотвратит появление у Ирана ядерного оружия, обезопасит Америку и наших союзников, включая Израиль, и в то же время поможет избежать нового конфликта на Ближнем Востоке. Нет никаких гарантий того, что переговоры эти будут успешными, а поэтому я не исключаю никаких вариантов действий, чтобы предотвратить появление у Ирана ядерного оружия. Но принятые в данный момент Конгрессом новые санкции фактически дают гарантию того, что демократия потерпит поражение, что это отвратит союзников от Америки, и что Иран снова начнет реализацию своей ядерной программы. Это бессмыслица. Вот почему я наложу вето на любой новый закон о санкциях, угрожающий разрушить достигнутые успехи. Американский народ ждет от нас того, чтобы мы прибегали к войне в последнюю очередь как к крайнему средству, и я намереваюсь придерживаться этого здравого смысла.

В-третьих, вы выходим за рамки тех проблем, которыми занимались в прошлом, чтобы сформировать очертания наступившего столетия.

Ни одна страна, ни один хакер не должен нарушать работу наших сетей, красть наши коммерческие тайны, вторгаться в частную жизнь американских семей и особенно наших детей. Мы прилагаем все силы, чтобы объединить усилия наших разведывательных служб для борьбы с киберугрозами, как мы сделали это в борьбе с терроризмом. Сегодня я призываю Конгресс принять, наконец, необходимый нам закон, чтобы эффективнее отвечать на усиливающиеся угрозы кибератак, бороться с кражей личных данных и защищать информацию наших детей. Если мы не будем действовать в этом направлении, такое бездействие сделает нашу нацию и экономику уязвимой. Если начнем действовать, то сможем и дальше защищать наши технологии, которые дали несказанные возможности людям во всем мире.

В Западной Африке наши военные, ученые, врачи, медсестры и работники здравоохранения ведут борьбу с Эболой, спасая бесчисленное множество жизней и препятствуя распространению этой болезни. Я очень горжусь этими людьми и благодарю Конгресс за поддержку их усилий, которую продемонстрировали обе партии. Но работа пока не закончена — и мир должен усвоить этот урок, создав более эффективную глобальную систему, препятствующую распространению пандемий в будущем, вкладывая средства в современное развитие и ликвидируя крайнюю бедность.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе мы совершенствуем наши альянсы, добиваясь того, чтобы другие страны действовали по правилам — в торговле, в разрешении морских споров, в решении общих международных проблем, таких как нераспространение и помощь при стихийных бедствиях.

Ни одна проблема — ни одна — не создает большей угрозы будущим поколениям, чем изменения климата.

2014 год на нашей планете стал самым теплым за всю историю наблюдений. Конечно, один год не создает тенденцию, но этот год создает, ибо 14 из 15 самых теплых лет за всю историю наблюдений приходятся на первые 15 лет 21-го века.

Я слышу, как некоторые люди пытаются уйти в сторону от подтверждающих свидетельств, заявляя, что они не ученые, что у нас недостаточно информации, чтобы действовать. Что ж, я тоже не ученый. Но знаете что — я знаю множество по-настоящему хороших ученых из НАСА и Национального управления океанических и атмосферных исследований, а также из наших ведущих университетов. Лучшие в мире ученые говорят нам, что из-за нашей деятельности меняется климат, и если мы не начнем действовать решительно, уровень океанов будет и дальше подниматься, аномальная жара будет усиливаться, будут возникать опасные наводнения и засухи, и такие масштабные сбои в природе приведут к усилению миграции, к конфликтам и голоду во всем мире. Пентагон говорит, что климатические изменения создают непосредственную угрозу для нашей национальной безопасности. Мы должны действовать соответственно.

Вот почему за последние шесть лет мы сделали гораздо больше, чем раньше, в борьбе с климатическими изменениями. Это касается и выработки энергии, и ее использования. Вот почему у нас в запасе появилось больше земли и воды общего пользования, чем у любой другой администрации в истории. Вот почему я не позволю Конгрессу ставить под угрозу здоровье наших детей, тормозя наши усилия. Я полон решимости сделать так, чтобы американское лидерство приводило в действие международные усилия. В Пекине мы выступили с историческим заявлением о том, что Соединенные Штаты удвоят темпы сокращения углеродного загрязнения. А Китай впервые взял на себя обязательство по ограничению своих выбросов. Поскольку две крупнейшие в мире экономики объединили свои усилия, к ним сейчас присоединяются другие страны. А это дает надежду, что в нынешнем году мир, наконец, достигнет соглашения о защите планеты, на которой мы живем.

Есть еще одна, последняя основа нашего лидерства — это пример наших ценностей.

Будучи американцами, мы с уважением относимся к человеческому достоинству, даже когда нам угрожают. Поэтому я запретил пытки и работаю над тем, чтобы наши новые технологии, скажем, беспилотные летательные аппараты, применялись ограниченно. Поэтому мы выступаем против предосудительного антисемитизма, который вновь появляется в некоторых частях мира. Поэтому мы отвергаем оскорбительные стереотипы мусульман, подавляющее большинство которых разделяет нашу приверженность делу мира. Поэтому мы защищаем свободу слова, выступаем в интересах политзаключенных, осуждаем гонения на женщин, на религиозные меньшинства, на лесбиянок, гомосексуалистов, бисексуалов и трансгендеров. Мы делаем это не только из-за того, что это правильно, но и потому что это укрепляет нашу безопасность.

Будучи американцами, мы глубоко привержены справедливости. А поэтому нет смысла тратить три миллиона долларов на заключенного, сохраняя тюрьму, которую осуждает весь мир, а террористы используют для пополнения своих рядов. С тех пор, как я стал президентом, мы ответственно работали над сокращением численности заключенных в Гуантанамо наполовину. Теперь настало время довести эту работу до конца. Я буду неустанно и решительно бороться за закрытие Гуантанамо. Мы не такие.

Будучи американцами, мы заботимся о наших гражданских свободах. Мы должны сохранять свою приверженность им, если хотим максимального содействия других стран и предприятий в нашей борьбе против террористических организаций. И если кто-то прекратил дебаты о наших программах слежки, я этого не сделал. Как и было обещано, наши разведывательные ведомства, получающие рекомендации от специалистов по конфиденциальности и личной тайне, упорно работают над усилением прозрачности и созданием новых средств защиты от возможных злоупотреблений. В следующем месяце мы опубликуем отчет о том, как выполняется наше обещание обеспечить безопасность страны с одновременным укреплением неприкосновенности частной жизни.

Наклейки с Бараком Обамой, Джорджем Бушем и Скоттом Брауном на стекле автомобиля


Надо смотреть в будущее, а не в прошлое. Надо сочетать нашу власть с дипломатией, и разумно использовать силу. Надо создавать коалиции, чтобы встречать новые вызовы и соответствовать новым возможностям. Надо лидировать, всегда подавая пример нашими ценностями. Именно это делает нас исключительными. Именно это делает нас сильными. Именно поэтому мы должны стремиться к соблюдению высочайших стандартов — наших стандартов.

Знаете, десять лет назад я выступал в Бостоне и сказал, что нет либеральной Америки, нет консервативной Америки, нет черной Америки и нет белой Америки. Есть Соединенные Штаты Америки. Я сказал так, потому что видел это собственными глазами в собственной жизни, в стране, которая дала шанс таким людям как я — потому что я вырос на Гавайях, которые стали плавильным котлом рас и обычаев, потому что моим домом стал Иллинойс, штат маленьких городков, богатых фермерских угодий и одного из великих городов мира. Это микромир страны, где демократы, республиканцы и независимые, добрые люди всех национальностей и верований, разделяют вполне определенные и незыблемые ценности.

В последние шесть лет эксперты и критики не раз указывали на то, что я за время пребывания на посту президента не соответствовал этой концепции. Какой парадокс, говорят они, что наша политика расколота как никогда. Они выдвигают это не только в качестве доказательства моих собственных недостатков — которых у меня много, но и в качестве доказательства того, что неверной является сама концепция, что она наивна, что в этом городе слишком много людей, которым выгодна межпартийная разобщенность и то трудное положение, в которое мы попали, и что мы ничего не сможем сделать.

Я знаю, насколько заманчивым может быть такой цинизм. Но я по-прежнему верю, что циники ошибаются.

Я по-прежнему верю, что мы единая нация. Я по-прежнему верю, что вместе мы можем делать великие дела, даже когда шансы невелики. Я верю в это, потому что за шесть лет своего президентства снова и снова видел Америку в ее лучшем виде. Я видел полные надежд лица юных выпускников от Нью-Йорка до Калифорнии, видел новоиспеченных офицеров в Вест-Пойнте, Аннаполисе, Колорадо-Спрингс и Нью-Лондоне. Я скорбел вместе с семьями, потерявшими своих близких в Тусоне, Ньютауне, Бостоне, Техасе и Западной Виргинии. Я видел, как американцы противостоят превратностям судьбы на побережье Мексиканского залива и на Великих равнинах, на сборочных линиях Среднего Запада и на атлантическом побережье. Я видел, как однополые браки превратились из проблемы, разделившей нашу нацию, в историю свободы по всей стране, став узаконенным гражданским правом в штатах, которые семь из десяти американцев называют своим домом.

Поэтому я знаю о тех добрых, полных оптимизма, сердечных и щедрых американцах, которые каждый день живут мыслью о том, что все мы должны заботиться о своих близких. И я знаю — эти люди ожидают, что мы, служащие здесь, будем подавать лучший пример.

Поэтому вопрос для собравшихсяся сегодня здесь, состоит в том, как мы — все вместе — сможем лучше отвечать на надежды Америки. Я работал в Конгрессе со многими из вас. Многих из вас я хорошо знаю. Здесь много хороших людей по обе стороны прохода. Многие из вас говорили мне, что не к этому вы готовились — не к тому, чтобы говорить на кабельных каналах, не слыша друг друга, чтобы постоянно заниматься сбором средств, всегда оглядываться через плечо, дабы понять, как избиратели реагируют на каждое решение.

Представьте себе, что мы вырвались из плена этих надоевших старых шаблонов. Представьте, что мы начали действовать иначе.

Поймите — лучшая политика не та, в которой демократы отказываются от своей повестки, а республиканцы просто соглашаются с моей.

Лучшая политика та, в которой мы обращаемся к основополагающей порядочности друг друга, а не к нашим примитивным страхам.

Лучшая политика та, в которой мы ведем дебаты, не очерняя друг друга, когда мы обсуждаем вопросы, говорим о ценностях, принципах и фактах, но не о моментах типа «вот ты и попался», не о тривиальных ляпах, не о сфабрикованных разногласиях, не имеющих ничего общего с повседневной жизнью людей.

Лучшая политика та, в которой мы проводим меньше времени, утопая в нечистых деньгах, собранных на избирательные кампании и утягивающих нас в сточную канаву, и больше времени тратим на то, чтобы поднять нашу молодежь по социальной лестнице, чтобы сделать ее целеустремленной и ответственной, чтобы она присоединилась к нашей великой миссии по строительству Америки.

Если нужны споры, давайте спорить — но пусть дебаты будут достойны стен этого собрания и нашей страны.

Мы можем не соглашаться по вопросу права женшины на выбор. Но безусловно, мы согласны с тем, что это хорошо, когда показатели подростковой беременности и абортов снижаются до рекордного уровня, и что женщина должна иметь доступ к необходимым ей медицинским услугам.

Да, по-прежнему сильны страсти по вопросу иммиграции; но все мы можем увидеть себя в стремящемся к знаниям молодом студенте, все мы можем согласиться с тем, что это никому не выгодно, когда работающая мать разлучается с ребенком, и что можно подготовить закон, который сохранит нашу традицию как государства законов и страны иммигрантов.

Мы можем спорить об этом во время избирательных кампаний, но безусловно, мы согласны с тем, что право голоса священно, что этого права лишены слишком многие, и что в 50-ю годовщину великого марша от Сельмы до Монтгомери и принятия закона об избирательных правах мы, демократы и республиканцы, можем сплотиться и сделать так, чтобы голосовать было проще всем американцам до единого.

У нас могут быть разные точки зрения на события в Фергюсоне и Нью-Йорке. Но конечно же, мы можем понять отца, который боится, что его сын не придет домой, а подвергнется проверкам и допросам. Конечно, мы можем понять жену, которая не сможет уснуть, пока после смены домой не вернется ее муж полицейский. Конечно, мы согласны с тем, что это хорошо, когда у нас впервые за 40 лет одновременно снижаются показатели преступности и число содержащихся в тюрьмах. Мы можем использовать это в качестве отправной точки для демократов и республиканцев, для лидеров общин и правоохранительных органов, чтобы реформировать систему уголовного правосудия в Америке и сделать так, чтобы она служила и защищала всех нас.

Это лучшая политика. Благодаря ей мы можем начать возрождать доверие. Так мы сможем продвинуть страну вперед. Этого хочет американский народ. Он этого заслуживает.

У меня больше не будет избирательных кампаний. Моя единственная повестка на предстоящие два года та же самая, что была у меня, когда я приносил присягу на ступенях Капитолия — делать то, что я считаю лучшим для Америки. Если вы разделяете те взгляды, которые я изложил сегодня, присоединяйтесь ко мне для совместной работы. Если вы с чем-то не согласны, я надеюсь, что по крайней мере, вы будете работать со мной по тем вопросам, по которым между нами существует согласие. Я обещаю каждому присутствующему здесь республиканцу, что буду не только прислушиваться к вашим идеям, но и буду стремиться работать вместе с вами, чтобы сделать нашу страну сильнее.

Я хочу, чтобы этот зал, этот город поняли одну истину: несмотря на все наши недостатки и пробелы, мы являемся народом, обладающим силой и щедростью духа, которые позволяют нам преодолевать разногласия, объединять усилия и помогать соседям — как тем, что живут через улицу, так и тем, кто находится на другой стороне земли.

Я хочу показать нашими действиями каждому ребенку, где бы он ни жил: ваша жизнь важна, и мы полны решимости улучшать ваши шансы в жизни, как мы делаем это для наших собственных детей.

Я хочу, чтобы будущие поколения знали: мы народ, который видит в наших различиях великий дар; мы народ, который ценит достоинство и честь каждого гражданина, мужчины и женщины, юноши и старика, чернокожего и белого, латиноамериканца и азиата, иммигранта и коренного американца, гомосексуалиста и натурала, умственно отсталого и инвалида.

Я хочу, чтобы они росли в стране, показывающей всему миру одну истину: что мы есть нечто большее, нежели сборище красных и синих штатов, что мы — Соединенные Штаты Америки.

Я хочу, чтобы они росли в стране, где молодая мама, такая как Ребекка, могла бы сесть и написать письмо своему президенту, рассказав историю последних шести лет:

«Это поразительно, как можно все перетерпеть, когда это необходимо. У нас крепкая и спаянная семья, и мы успешно прошли через очень трудные времена».

Мои сограждане американцы, мы тоже крепкая и спаянная семья. Мы тоже успешно прошли через очень трудные времена. На пятнадцатом году нового столетия мы собрались, встряхнулись и начали работу по преобразованию Америки. Мы заложили новый фундамент. Мы можем написать для себя более светлое будущее. Давайте начнем эту новую главу вместе — и давайте начнем работать прямо сейчас.

Спасибо, благослови вас Господь, и благослови Господь нашу любимую страну.