Анкара готовится к строительству многофункциональной военной базы в Катаре, где разместит как воздушный, так и морской флот. Таким образом Турция получит в свое распоряжение место для военного базирования в этой небольшой арабской стране на побережье Персидского залива, где уже есть несколько баз Соединенных Штатов. За счет этого Турция станет одним из тех государств, которые непосредственно регулируют механизмы системы безопасности в регионе Персидского залива.

Сейчас, когда постоянные военные базы Великобритании и США уже имеются в Бахрейне, а Франция размещает свои силы на аналогичном объекте в Объединенных Арабских Эмиратах, турки, как и американцы, собираются открыть собственную базу в Катаре.

В будущем этот форпост обеспечит вооруженным силам Турции участие в возможных военных операциях в Красном море, Северной Африке и самом Персидском заливе. Таким образом, впервые с 1950 года морской флот этой страны получит доступ к тихоокеанским водам.

Разумеется, непосредственное присоединение Турции к решению проблем безопасности Персидского залива было возможно только с согласия США и НАТО. Соединенные Штаты и Североатлантический альянс не готовы поднимать уровень своего взаимодействия с членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАПГ) до заключения союза о коллективной безопасности. Тем не менее двусторонние соглашения как самих США, так и их союзников с отдельными арабскими государствами, входящими в состав ССАПГ, учитывают их взаимные интересы.

Если вспомнить историю, то можно сделать вывод о том, что катарцам есть за что быть благодарным османам. Дело в том, что еще в XIX веке именно османские власти помогли Катару обрести самобытность, отличную от Саудовской Аравии. С другой стороны, Катар и Турция придерживаются единых взглядов в понимании сущности таких объединений, как «Братья-мусульмане», и одинаково воспринимают террористические группировки.

Кроме того, Катар всегда был против того, чтобы Саудовская Аравия играла по отношению к другим членам ССАГПЗ своеобразную роль старшего брата. По этой причине Доха неуклонно стремится к тому, чтобы играть более активную роль в регулировании системы безопасности, функционирующей в рамках данной организации.

Одна из причин подписания Катаром соглашения о строительстве турецкой военной базы — расширение и диверсификация его методов обеспечения собственной безопасности. Заключение подобного соглашения основывается на принципах совместной обороны, а это значит, что если одно из государств подвергнется нападению, то другое обязано встать на его защиту от агрессора. Аналогичное соглашение Турция уже подписала с НАТО, Республикой Азербайджан и Турецкой Республикой Северного Кипра.

В действительности, заключение подобного договора свидетельствует о тесных отношениях между Катаром и Турцией в сфере политики и безопасности. Стоит отметить, что самая высокая степень интеграции между двумя странами также наблюдается в плане безопасности и общей обороны.

Данное соглашение демонстрирует то, что Америка предпринимает попытки реализовывать соответствующие установки безопасности региона за счет активизации роли своих союзников. Стратегия обращения к Азии отнюдь не означает, что Вашингтон намерен вывести свои силы из Персидского залива. Все дело лишь в том, что Соединенные Штаты нацелены на то, чтобы разделить со своими партнерами и союзниками расходы по обеспечению безопасности в этой части света.

Создание британской военной базы в Бахрейне, французской — в ОАЭ и турецкой — в Катаре является частью реализации установки на активизацию роли американских союзников в обеспечении региональной безопасности в Персидском заливе.

Современная стратегия Соединенных Штатов в регионе напоминает доктрину Никсона — Киссинджера в период холодной. Тогда Америка по причине недавнего окончания вьетнамской войны не желала вводить свои войска в какой-либо другой регион и, кроме того, не имела для этого достаточных средств.

На этом основании в те годы региональные партнеры США, в число которых входили шахский Иран и Саудовская Аравия, стали осуществлять их интересы в регионе и безопасность в нем обеспечивалась в основном за счет этих двух стран. В наше время союзники Соединенных Штатов, включая даже нерегиональные государства, занимаются обеспечением американских интересов и соответствующей безопасности в Персидском заливе.

Необходимо отметить, что данная мера Турции, возможно, будет враждебно воспринята со стороны Ирана, который оценит ее в качестве поддержки Анкарой коалиции арабских стран. С другой стороны, как считают некоторые аналитики, это можно трактовать не как враждебные действия, а расценивать в контексте отношений Ирана с Западом и членами ССАГПЗ, ведь в плане присоединения к дипломатической сфере и реализации политики, нацеленной на восстановление доверия, наличие военной базы Турции в Катаре не может нанести ущерба интересам Ирана.

Определенно ясно, что в настоящее время режим безопасности Персидского залива не обеспечивает прочную защиту всех стран этого региона, а Иран и Ирак вообще не принимают в нем никакого участия.

Такие действия, как строительство турецкой военной базы в Катаре, не могут создать универсальную систему стабильности в Персидском заливе. Вместе с тем данную меру в зависимости от некоторых условий не стоит трактовать как явно противоречащую интересам Ирана.

Стоит заметить, что району Персидского залива нужна упорядоченная и всеохватывающая система безопасности, в которой бы в долгосрочной перспективе не участвовали вооруженные силы нерегиональных держав и которая основывалась бы на сотрудничестве прибрежных государств.

Нынешний режим Персидского залива базируется на балансе сил, однако исторический опыт показывает, что подобная ситуация неэффективна для сохранения безопасности и стабильности в регионе. Данный режим основывается на логике игры с нулевым конечным счетом, в которой после выигрыша сразу следует поражение, и в нем акцентируется внимание лишь на относительное увеличение внутренней мощи. Действующие в этом режиме страны скептически относятся друг к другу, желая укрепить собственные силы и ослабить противника.