В начале января внезапно умер бывший начальник военной разведки ГРУ Игорь Сергун. Кремль утверждал, что Сергун умер в доме отдыха под Москвой от сердечного приступа. На самом деле Сергун умер в Ливане. Об этом сообщила американская разведывательно-аналитическая компания Stratfor. Бывший глава разведки умер всего через несколько дней после того, как передал президенту Сирии Башару Асаду требование российского президента Владимира Путина уйти в отставку. Сирийский диктатор, который благодаря России выжил и укрепил свои позиции, отказался подчиняться своему спасителю.

Как говорится в известной книге Макиавелли «Государь», тот, кто помогает другому укрепить его позицию, рубит сук, на котором сидит. Асад вышел из-под контроля Путина.

По всей видимости, сама передача приказа об уходе Асада стоила жизни российскому разведчику. Башар Асад не может уйти, потому что он — не демократ, который по окончанию мандата отправится на пенсию. Он — глава крупного мафиозного клана, и если уйдет он, то должны уйти все, кто делал на него ставку, а теперь отчаянно сражается на его стороне. Если они утратят власть, им не жить — на их руках слишком много крови. Поэтому Асад будет держаться за власть до последнего вздоха. А как известно из его интервью Чешскому телевидению, он хочет баллотироваться и на следующих президентских выборах.


Именно российский президент Владимир Путин сотворил чудо и воскресил Башара Асада после проигранной войны с собственным народом. Его позиция сильнее, чем была до сентября 2015 года, когда Россия очертя голову бросилась бомбардировать всех, кто боролся с Асадом. Конфликт с Турцией после инцидента с российским военным самолетом Су-24 послужил той же цели: Россия заручилась хорошим объяснением того, почему на севере Сирии она мешает Турции поддерживать антиасадовскую оппозицию. Теперь Россия настаивает на участии сирийских курдов в мирных переговорах по Сирии, что для Турции, где существует сильное курдское меньшинство, неприемлемо. Сегодня конфликт между Турцией и Россией представляет самую большую опасность в регионе, потому что может вылиться в настоящее военное столкновение между этими державами.

Вступлению России в сирийский конфликт предшествовала договоренность Владимира Путина с Башаром Асадом. Почему Путин так верил ему? И почему теперь хочет, чтобы тот ушел?

Российский президент Владимир Путин отдал приказ вступить в войну в Сирии и подавить антиасадовскую оппозицию не только из диктаторской солидарности и — уж тем более — не для победы над Исламским государством (российская авиация бомбардирует преимущественно позиции антиасадовской оппозиции и гражданское население по наущению Асада). Путин хотел восстановить свое влияние на Ближнем Востоке и заставить Запад воспринимать себя всерьез. Путин планировал устранить антиасадовскую оппозицию, к которой относятся сильные региональные игроки, и удержать у власти нынешний клан, который на протяжении десятилетий получал сначала советские, а потом российские деньги. Если бы сирийский режим пал, как режим Каддафи в Ливии, все прежние российские инвестиции и влияние ушли бы в никуда. 


Завоеванием сильной позиции в Сирии Путин хотел отвлечь внимание от украинского коллапс, выбраться из международной изоляции и вернуться в клуб нескольких самых влиятельных лидеров мира, которые вершат судьбы народов. Кое-что из этого ему, хотя бы внешне, удалось. Сирийская карта, то есть якобы вступление России в борьбу с мировым терроризмом, обеспечила Путину рост международного престижа, возобновление диалога с Бараком Обамой, обещание президента Франции Франсуа Олланда отменить антироссийские санкции, если будут выполнены минские договоренности. Все так, как хотел Путин: Сирия и Украина оцениваются по отдельности. После терактов в Париже президенту Франции нужно было показать своему народу, что ради борьбы с терроризмом он готов пойти на решительные шаги на международной арене.

Франсуа Олланд даже пообещал координацию российских и французских военных операций в борьбе с Исламским государством (к большому неудовольствию французской разведки). На большие уступки пошел и Запад, который, в свою очередь, ожидает от Москвы использования ее влияния во время перехода от диктатуры Асада к демократически избранному правительству. Теперь мяч — на стороне России, и Путин понял, что российская позиция в Сирии уже не слишком перспективна. Он воюет на стороне суннитского клана против шиитского большинства. Никто из западных государственных деятелей не сядет за стол переговоров с Башаром Асадом. По их мнению, Асад — диктатор, который убил десятки тысяч собственных граждан. Если Россия хочет остаться в игре, она должна аккуратно избавиться от Асада. Лучше всего было бы, если бы он ушел сам. Но тот отказался подчиняться Путину и хоронит таким образом не только общий секретный план по укреплению российского влияния на Ближнем Востоке, но и перспективу успешности международных переговоров по Сирии в ближайшем будущем. А если война будет продолжаться, то поток беженцев из Сирии в Европу не прекратится, и это еще одна причина того, почему президент России Владимир Путин помог сирийскому диктатору Башару Асаду остаться у власти.