Министр иностранных дел Сергей Лавров, принося пользу своей стране, продлевает несчастья Сирии и сирийскому народу. Получается, что «невзгоды одних — польза для других». Лавров недавно подтвердил позицию своей страны, заявив в преддверии начала переговоров между режимом Асада и оппозицией, что российские воздушные удары будут продолжаться до тех пор, «пока не будут устранены экстремистские группировки», наводнившие страну. Разумеется, он имел ввиду и те оппозиционные вооруженные формирования, которые принимали участие в конференции в Эр-Рияде, а некоторые из них приехали на переговоры «Женева-3» в составе делегации от оппозиции, например, такие как «Свободная сирийская армия».

Лаврову надо было немного подождать и подумать, прежде чем делать такого рода заявление; почитать, что написал в прошлый вторник в британской газете «Индепендент» Король Иордании Его Величество Абдалла Второй по поводу войны в Сирии, которая за пять лет унесла 250 тысяч жизней, лишила крова половину населения страны, а также разрушила и разорила города и села. Наверное, министр иностранных дел должен испытывать угрызения совести и чувство стыда, когда он делает заявления, подобные тому, что сказал Лавров.

Его Величество в своей статье, опубликованной в преддверии Донорской конференции по Сирии в Лондоне, написал: «Даже если на конференции в Женеве стороны смогут добиться прогресса в переговорном процессе, даже если мы сможем победить террористов ИГИЛ и другие сочувствующие им бандформирования, к сожалению, нам потребуются годы, чтобы решить проблему сирийских беженцев. А это означает годы трудностей, с которыми еще предстоит столкнуться беженцам и странам, в которых они размещены… Таким образом наша экономика подвергается  еще большему потрясению, а именно миллиону и 300 тысячам сирийских беженцев, и это в дополнение к тому числу переселенцев, которые уже были приняты на территории Иордании в предыдущие годы».

Разве Лавров, который вроде бы позиционирует себя как друг иорданцев, а Россию — дружественной страной Иордании, не понимает, сколько трудностей испытала Сирия, тоже, кстати, дружественная страна? Более того, ее беды и несчастья удвоились с тех пор, как российские войска начали операцию на территории страны. Неужели он не понимает, что атака населенного пункта Шейх Мискин, осуществленная с подачи и при поддержи России, идет в разрез с предыдущими договоренностями. Иордания была вынуждена принять на себя еще больший поток беженцев и организовать их безопасный переход через границу, а тем самым взвалила на себя дополнительное экономическое и социальное бремя. Лавров должен понимать это, ведь российский народ (советский) сталкивался с подобными трудностями во время второй мировой войны.

Лавров должен помнить, что произошло в Индии в начале 70-х годов прошлого века, когда она ввязалась в ожесточенную войну с Пакистаном под давлением миллиона бенгальских беженцев, хлынувших в Индию, после того, как они столкнулись со насилием и агрессией в Бангладеш (бывший восточный Пакистан). Министр такой большой страны как Россия должен помнить, что предыдущий президент Сирии Хафез Асад послал свои войска с целью оккупации Ливана после начала гражданской войны, которая вспыхнула из-за того, что Сирия не позволила принять на своей территории дополнительный поток ливанских беженцев в добавок к той четверти миллиона человек, которые уже были размещены на ее территории.

Все, что я хочу донести, это то, что Россия со своими самолетами и войсками в городах и селах Сирии и последние заявления Лаврова, все это добавит к проблемам Иордании еще новые тяготы.