После мюнхенской встречи по Сирии британские средства массовой информации как по команде обрушились на Россию с обвинениями о массовых убийствах мирных жителей.

Есть все кроме фактов и аргументов. Именно в них и хотелось и разобраться.

Причина приостановки межсирийского диалога — решение делегации созданного в Эр-Рияде «Высшего комитета по переговорам» (ВКП) покинуть Женеву. Предлог, избранный делегацией ВКП для такого шага, — невыполнение Россией и Сирией неких предварительных условий — фикция. Само их выдвижение свидетельствует о том, что оппозиционеры не признают Резолюцию СБ ООН 2254, прямо запрещающую такую постановку вопроса. Ответственность за подобное поведение ВКП лежит на его покровителях.

Делегация Правительства Сирии первой прибыла в Женеву и была готова к обсуждению всех без исключения пунктов повестки дня. Она на деле доказала договороспособность — приняла к рассмотрению список заключенных, который передала эр-риядская группа, содействовала предоставлению гумдоступа в Мадаю, не стала возражать против присутствия в команде ВКП представителей Ахрар аш-Шам и Джейш аль-Ислам — хотя Дамаск, как и Россия, считает эти группировки террористическими.

Однако, вопреки заверениям  ООН о том, что принятие мер укрепления доверия должно быть обоюдным, противники Башара Асада не сделали ни одного шага в этой области. Наоборот –вопреки достигнутым договоренностям о параллельной доставке гумсодействия в осажденные районы, боевики Ахрар аш-Шам заблокировали гумдоступ в Фуа и Кафрая, о чем МККК и ООН были вынуждены сделать заявление, осуждающее боевиков.

Решение спецпосланника Генсекретаря ООН по Сирии де Мистуры не направлять приглашение сирийской курдской партии Демократический союз (ПДС), принятое под давлением Турции, — ошибка. Ситуация, когда ООН и международная группа поддержки Сирии оказались в заложниках у Анкары, противоречит резолюции СБ ООН 2254, требующей участия в межсирийских переговорах широкого спектра оппозиционных сил.

Сирийские курды — неотъемлемая часть сирийского общества, граждане САР, и у них есть полное право участвовать в определении судьбы своей страны. Они активно борются «на земле» с ИГ. Под их контролем — около 16% территории САР. Политическое крыло ПДС — легитимный участник переговорного процесса. Тем более что курды присутствовали на московской и каирской встречах оппозиции.

Без участия ПДС не будет продвижения ни по одному из пунктов повестки дня межсирийских переговоров. Причем де Мистура явно лукавит, говоря о том, что ПДС можно будет подключить к диалогу, когда дойдет до обсуждения устройства сирийского государства. Присутствие курдов необходимо для обсуждения всех без исключения вопросов, включая прекращение огня, гумдоступ, борьбу с терроризмом.

Ссылки спецпосланника на то, что, дескать, в случае приглашения курдов «костяк» делегации ВКП, включая представителей НВФ (они-де нужны для разговора по прекращению огня), покинет Женеву, также не убедительны. Во-первых, отсутствие курдов не «удержало» эр-риядскую команду, которая все равно вышла из переговоров. Во-вторых, странно, что на чаше ооновских весов «перевесил императив» приглашения представителей группировок, контролирующих не более 5% территории САР.

Абсурдным выглядят рассуждения американцев о том, что, если курды не воюют с Башаром Асадом, то они «не оппозиция». Говорить о том, что только НВФ (незаконные вооруженные формирования?) — подлинные оппоненты правительства САР — значит поощрять войну. Пытаться же выдать джихадистов за умеренных и подключить их к политпроцессу — полная безответственность.

Недоговороспособный характер делегации ВКП налагает на ООН обязательство более скрупулезно подходить к вопросу о том, каких оппонентов Башара Асада стоит вовлекать в политпроцесс. Спецпосланнику и некоторым членам МГПС нужно определелиться — какое будущее они хотят для Сирии? Стремятся ли они к построению демократического, светского государства, в котором будут уважаться права человека, включая права этнических и религиозных меньшинств? Заботит ли их территориальная целостность страны? Или они заинтересованы в построении слегка модифицированной версии того, что продвигает ИГ — такфиристского халифата, где не будет места для демократии и прав человека. А ведь именно такие взгляды исповедует эр-риядская делегация.

Что касается сетований насчет наступления сирийской армии при содействии со стороны российских ВКС в Алеппо, которое якобы «способствовало срыву переговоров», то независимые эксперты отмечают следующее. Боевики, воюющие в этом районе, — террористическая «Джабхат ан-Нусра» и ряд группировок, аффилированных с Аль-Каидой. Возникает вопрос — кого же в этом случае пытается выгородить эр-риядская оппозиция. И не свидетельствует ли это об их связях с Нусрой? Если это так, нашим западным партнерам не мешало бы задуматься, кого они поддерживают.

Кроме того, сведения о том, что «десятки тысяч жителей Алеппо спасаются бегством от наступающих сирийских войск», — дезинформация. Похоже, бегут тысячи боевиков-нусровцев, пытающихся спастись в Турции. Что касается гражданских лиц, то их боевики загоняют в этот район специально, чтобы лагери беженцев послужили основанием для турецкого трансграничного вмешательства и своего рода «столбления» этой части границы, дабы она не попала под контроль курдов.

Партнерам, раскручивающим сюжет, связанный с положением населения в блокированных городах, не мешало бы ознакомиться с ооновской статистикой гумпоследствий западных антисирийских санкций. В частности, по сведениям программы ООН по развитию, именно по причине рестрикций на 60% упал ВВП, на 80% — торговля и промышленность, на 45% — добыча нефти. Санкции стали причиной резкого снижения уровня жизни, спровоцировали рост серого и черного рынков. По сведениям БАПОР, в результате тысячи людей лишились рабочих мест, пострадал сектор здравоохранения, была разрушена фармацевтическая промышленность. Санкции ударили по покупательной способности населения. Так что эффект от этих рестрикций может оказаться сравнимым с блокадой.

Те, кто недоволен доставкой гумпомощи в Дейр-эз-Зор по воздуху, которая якобы попадает «не в те руки», должны ответить на вопрос, что происходит с содействием, идущим через границу с Турцией на контролируемые ИГ территории. Можно с большой долей вероятности предположить, что солидная ее часть оседает у террористов, которые используют ее в своих преступных целях.

Обвинения ВКС России в том, что своими ударами они провоцируют миграцию населения, не выдерживают критики. Абсолютное большинство беженцев давно покинули дома по причине террористической угрозы и укрываются главным образом на территории, контролируемой сирийским правительством. Те, кто бегут в Европу, бегут не из Сирии, а из Турции, Ирака и Ливии.

Западники сетуют на то, что в результате действий ВКС России, способствующих продвижению ВС САР, ухудшилась ситуация с гумпоставками из Турции. Значит ли это, что в условиях, когда приграничье контролирует ИГ, гумдоступ был лучше?

Доставка помощи в н.п. Нубуль и Захра, более двух лет находившиеся в кольце террористов, — доказательство того, что результатом успешной борьбы ВС САР с террористами при поддержке российских ВКС становится открытие гуманитарного доступа.

Те, кто обвинят Россию в том, что якобы 70% ударов российских ВКС приходится на умеренную оппозицию, не называют конкретные «пострадавшие» группировки. А это — террористические банды, связанные с Аль-Каидой. Умеренная политическая оппозиция, которая в отличие от эмигрантской эр-риядской делегации находится «на земле», положительно оценивает контртеррористическую операцию России в Сирии и не поднимает тематики «гражданских жертв». Более того, по данным умеренных оппозиционеров, в освобождённые армией САР при поддержке ВКС России города массово возвращаются как ВПЛ, так и беженцы. И наконец, наибольшие вопросы вызывает то обстоятельство, что нам никак не могут назвать, какие группировки «умеренной оппозиции» страдают от ударов наших ВКС. Значит, таковых либо нет вообще, либо они уже давно сотрудничают с правительством в борьбе с террористами.

Невольно приходит мысль о том, что лет через 10 в США и Великобритании начнут говорить, что «Сирия была ошибкой» — как это уже произошло с Афганистаном, Ираком и Ливией. Необходимо прекратить эту порочную практику и не допускать подобных просчетов.