Кровавую войну в Сирии 27 февраля остановило перемирие. Однако мало кто верит, что оно приведет к урегулированию и завершению конфликта. Кроме того, по-прежнему есть вероятность того, что на наземное вторжение в Сирию решатся Турция и Саудовская Аравия, что может привести к конфронтации с Россией. Возможно, в том числе и в связи с этим серьезным риском (опять) всплывает тревожная информация о том, что исламское королевство имеет небольшой арсенал ядерного оружия.

Почти всеми поддержанное перемирие в Сирии носит, в первую очередь, «гуманитарный» характер и не распространяется на «Исламское государство», а также некоторые другие радикальные группировки исламистов. Так что на самом деле бои продолжаются, пусть и не в прежних масштабах. Так или иначе, перемирие было заключено именно в тот момент, когда все ожидали ожесточенных боев за Алеппо, последний крупный город, который (по крайней мере, частично) контролирует так называемая умеренная оппозиция. Его сдача, скорее всего, повлекла бы за собой окончательный раскол оппозиционных сил, а для коалиции сирийского правительства, России и Ирана стала бы чрезвычайно важной победой.

В окружении Алеппо участвовали и сирийские курды из Отрядов народной самообороны, которые тем самым окончательно примкнули к альянсу. Это по понятным причинам не радует Турцию, основного противника курдов, а также защитника сирийских туркменов и спонсора некоторых оппозиционных группировок. Многие «умеренные» фракции также пользуются поддержкой Саудовской Аравии и других «нефтяных» монархий, которые инвестировали в поражение Башара Асада очень многое и теперь не хотят сдаваться. Ситуация на севере Сирии, таким образом, может подтолкнуть их к вооруженной интервенции для поддержания их «протеже».

Но на кону не только Сирия, но и доминантная позиция на всем Ближнем Востоке и даже во всем мусульманском мире. Суннитские монархии соперничают с Ираном, и все больше подтверждений тому, что они проигрывают. Еще несколько лет назад казалось, что их позиция непоколебима, но «арабская весна» принесла огромные изменения, разрушила некоторые устоявшиеся альянсы и дала толчок новым процессам.

Одним из них является стремление США в определенном смысле договориться с Ираном, что нашло отражение, прежде всего, в том, как Барак Обама добивался «ядерного соглашения» с Тегераном. И это несмотря на то, что тем самым президент США очень испортил отношения с Израилем и арабскими государствами. Даже складывается впечатление, что этот «побочный эффект» особенно не смущает американское правительство, поскольку после вывода войск из Ирака Америка дала понять, что в этом турбулентном регионе уже не хочет быть столь активной, как прежде.

И хотя региональные державы (и преимущественно союзники Америки), будь то Израиль, Турция или Саудовская Аравия, воспринимают это как потенциальную угрозу, они явно увидели и новые возможности для себя. США отстраняются от Ближнего Востока, к которому, напротив, интерес проявляют Москва и Пекин. Тогда почему бы и региональным державам не претендовать за «свое место под солнцем»? Это стало очевидно еще во время интервенции в Ливию, в которой США принимали необыкновенно ограниченное участие, тогда как богатые страны Персидского залива направили неожиданно сильные контингенты.

Интересы (вернее, нефтедоллары) арабских монархий и Турции, таким образом, распространяются и на другие конфликты, однако не всегда эти игроки оказываются по одну сторону. Несмотря на то, что эту «суннитскую коалицию» объединяет неприятие возвышения шиитского Ирана, внутри нее самой существуют противоречия. Как правило, по одну сторону оказывается Турция и Катар, которые активно поддерживают Братьев-мусульман, а по другую – Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты, выступающие против этой организации. В результате этого, например, в Египте и в Ливии разные суннитские государства оказались по разные стороны противостояния.

В Сирии суннитские деньги и оружие направляются разным группировкам, которые, как правило, вместе воюют против Дамаска, Москвы и Тегерана. В конфликте в Йемене богатые арабские страны тоже сумели объединить силы, однако добились весьма скромных результатов. Интервенция продолжается уже почти год, но серьезных успехов так и не было. «Нефтяные» монархии, вероятно, уже потеряли тысячи солдат и вместо демонстрации способности самостоятельно действовать, скорее, потерпели фиаско.

Кроме того, поддержка участников «арабской весны», конечно, была накладной, что явно не раз заставило поволноваться Эр-Рияд. Часто говорят о том, насколько низкие цены на нефть вредят экономике России, но забывают о последствиях для экономик арабских монархий, которые почти на 100% зависят от экспорта этого сырья. Они уже даже анонсировали шаг, который в их контексте кажется революционным. Речь о введении налога на добавленную стоимость. И тем больше удивляет, что саудиты, возможно, готовятся к наземной операции в Сирии.

«Нефтедолларовые» королевства, вероятно, начинают разыгрывать крайне рискованную партию, которая может привести даже к прямой конфронтации с Россией. Быть может, поэтому говорят о том, что Эр-Рияд собирается упрочить свои ослабленные позиции в этой игре за власть очень сильной картой: Саудовская Аравия якобы собирается объявить, что располагает ядерным оружием. Эта тема не нова, но вряд ли случайность то, что обсуждать ее вновь начали именно в связи с Сирией.

Предположения о том, что королевство является ядерной державой, высказываются уже давно — с конца 80-х годов, когда Саудовская Аравия закупила китайские баллистические ракеты DF-3А с максимальной дальностью более 2500 км. Вскоре появилась информация о том, что саудовцы имеют и ядерные боеголовки благодаря тому, что саудовскими долларами была оплачена ядерная программа Пакистана. И не только для того, чтобы появилась «исламская Бомба», но и для того, чтобы соблюсти некий секретный договор. Согласно ему, Пакистан в крайнем случае может предоставить Саудовской Аравии часть своих боеголовок.

Очень тесные отношения двух стран — факт неоспоримый, однако утверждения о передаче ядерного оружия (пока) остаются на уровне предположений, пусть и весьма логичных. Следует также добавить, что для применения этого оружия можно было бы использовать саудовские истребители-бомбардировщики F-15S американского производства и современные китайские баллистические ракеты DF-21 дальностью около 2700 км. В том, что они стоят на вооружении, королевство призналось в сентябре 2014 года. Эти ракеты заменяют устаревшие DF-3A.

В последнее время несколько раз звучали предупреждения о том, что саудовцы готовы купить ядерные боеголовки у Пакистана в случае, если ядерной державой станет Иран. Но в феврале 2016 года прозвучали еще более жесткие заявления. Саудовский политолог Дахам аль-Анзи в интервью арабскому каналу российского телевидения заявил, что его страна уже имеет ядерное оружие. А на американском TV Fox один из бывших сотрудников ЦРУ сказал, что, по доступной ему информации, Саудовская Аравия действительно располагает «четырьмя-семью» атомными бомбами.

Но никаких официальных заявлений об этом Эр-Рияд не сделал. И, вероятно, не сделает, поскольку все это может быть продуманным блефом. Правда, это также может быть и частью «ядерной непрозрачности», то есть стратегии, которую успешно применяет Израиль, хотя в его случае уже, наверное, никто не сомневается, что ядерное оружие там есть. Но если подтвердится, что Саудовская Аравия располагает ядерным арсеналом, это может иметь чрезвычайно серьезные последствия.

Прежде всего, начала бы раскручиваться «спираль» ядерного вооружения на Ближнем Востоке. Также это, определенно, стало бы большим импульсом для Ирана к тому, чтобы стремиться к собственному ядерному вооружению. Но и это, по всей вероятности, было бы не концом, а лишь началом. Из-за политического соперничества «Бомбу», что закономерно, захотела бы и Турция. Кроме того, активность в этом вопросе мог бы снова проявить Египет, а также страна, вокруг которой сегодня (почти) все крутится, то есть Сирия.

Кроме того, возможное заявление Саудовской Аравии о владении ядерным оружием точно не осталось бы без реакции России. Кстати, Москва уже сделала неофициальное предупреждение Эр-Рияду и Анкаре о том, что, планируя вторжение в Сирию, им не стоит забывать тот факт, что Россия — ядерная держава. Так что вполне можно себе представить, что Россия могла бы ответить размещением нескольких своих тактических атомных бомб в Сирии. Но в этом случае конфликт вышел бы на совершенно новый уровень, и может оказаться, что в столкновении уже не будет победителей, а только проигравшие.