Россия – крупный источник детской порнографии, но из-за несовершенного законодательства о таких преступлениях там сообщается очень редко. Однако наш корреспондент Пола Ньютон демонстрирует, что некоторые россияне не хотят с этим  мириться и сами защищают детей от сексуального насилия. 

Больно слышать, но то, что этот пятилетний мальчик говорит о детской порнографии, очень важно. Для России это также является разрушением неких канонов.
 
СЛЕДОВАТЕЛЬ: Скажи, пожалуйста, папа тебя фотографировал, снимал? Тебя или еще, может быть, кого-то?
 
МАЛЬЧИК: Он снимал с меня трусы и фотографировал.
 
СЛЕДОВАТЕЛЬ: А на что он тебя фотографировал? У него был фотоаппарат или телефон?
 
МАЛЬЧИК: Да, фотоаппарат!
 
СЛЕДОВАТЕЛЬ: Или телефон?
 
МАЛЬЧИК: Телефон. Это такой телевизор, который может фотографировать всех людей, которые любят снимать трусы.
 
Этот мальчик рассказывает, как подвергался сексуальному насилию со стороны собственного отца. Без этих показаний, говорят защитники прав детей, невозможно было бы осудить отца. Судебный процесс над ним по обвинению в жестоком обращении с детьми и по другим обвинениям начнется в этом году.
 
Эти действия – производство и распространение детской порнографии – официально считаются преступлением, но это редко преследуется в судебном порядке. Не существует закона против хранения детской порнографии. И даже законы, запрещающие эксплуатацию детского труда, несовершенны. О многих подобных преступлениях никогда не сообщается.
 
Российский депутат Елена Мизулина говорит, что если добьется своего, то ситуация изменится. Она поддерживает продвижение более жесткого закона, который, как она надеется, наконец защитит российских детей.
 
Она говорит мне: «Даже хранение одной фотографии будет считаться преступлением».
 
ПОЛА НЬЮТОН, корреспондент CNN: Почему этот закон так важен для вас?
 
ЕЛЕНА МИЗУЛИНА, депутат Госдумы: Потому что впервые вводится уголовная ответственность за хранение детской порнографии. Даже если виновные не распространяют ее. Сегодня за это пока нельзя никого наказывать.
 
На самом деле российские власти признают, что Россия является мировым лидером по производству детской порнографии.
 
МАРК ТВЕРДЫНИН, Региональный общественный центр интернет-технологий: Человек, который хочет найти подобного рода информацию в Сети, может легко сделать это.
 
Марк Твердынин уже несколько лет работает над тем, чтобы поднять уровень информированности населения, он стремится к тому, чтобы очистить российский Интернет от детской порнографии. Его инициатива по созданию безопасного Интернета при помощи добровольцев привела к закрытию тысяч этих позорных вебсайтов. Только за последние полгода – более 7 000.
 
МАРК ТВЕРДЫНИН: Я бы сказал, что через три-четыре года мы определенно найдем способ борьбы с этой информацией.
 
Однако порнография уже причинила много боли российским детям. Психолог Евгений Цымбал непосредственно наблюдает за этим уже около 14 лет. Он говорит, что несовершенные законы и отсутствие доказательств играют на руку преступникам.
 
ЕВГЕНИЙ ЦЫМБАЛ, Центр психологии «Озон»: Эти преступления обычно продолжаются долгое время. Поскольку эти преступления не связаны с причинением физического вреда ребенку, их очень редко раскрывают.
 
Такие психологи, как Цымбал, часто просят тех, кто стал жертвами детской порнографии, нарисовать картинки, чтобы раскрыть их тайны. Насилие проявляется даже в рисунках самых маленьких детей, заявил Цымбал, показав нам несколько крайне эмоциональных набросков. Эти преступления, по его словам, внедряются в личность ребенка, постоянно мучая его даже во взрослой жизни.

Перевод выполнен ИноТВ.