В последнем онлайновом выпуске Forbes обозреватель Марк Адоманис (Mark Adomanis) выступает в защиту Маши Гессен, которая стала новым директором радиостанции «Свобода» в Москве. Он защищает Машу от обвинений, с которыми, как утверждает Адоманис, в ее адрес среди прочих хулителей выступил и я, назвав Гессен «кремлевской марионеткой», «суррогатным агентом Кремля» и «льстивой кремлевской подхалимкой». Кроме Forbes, его замечания обо мне можно найти в Wall Street Journal.

Таким образом, Адоманис в очередной раз подтвердил прозорливое высказывание венгерского драматурга Ференца Молнара (Ferenc Molnar), что умеющих писать журналистов больше, чем умеющих читать.

Все дело в том, что я нигде не писал про Гессен, будто она кремлевская марионетка, и уж подавно не называл ее льстивой кремлевской подхалимкой. Я никогда так не думал – ничего подобного. Кроме того, я не писал и не думал, что радио «Свобода» занимается прокремлевской пропагандой или чем-то подобным. Я прекрасно знаю, что Гессен является  активным критиком Путина. Но я склонен думать, что Гессен сама пострадала от сегодняшнего кризиса на радио «Свобода». Не так, как 41 сотрудник радиостанции, оказавшийся без работы, но все-таки пострадала. Пострадала репутация Гессен – из-за ее решения согласиться занять должность на радиостанции на условиях, которые требовали увольнения десятков хороших редакторов и репортеров и проведения такой редакционной политики, в которой меньше внимания уделяется жестким новостям и антикремлевской критике, а предпочтение отдается аналитическим материалам и более мягким вопросам социальной тематики. Нанесенный ущерб поправим, но он вполне реален.

Что может послужить доказательством в пользу обвинений Адоманиса и доказательством в мою защиту? Как это ни странно, доказательство здесь одно и то же.

Опровергая мысль о том, что Гессен является кремлевской марионеткой (и т.д.), Адоманис утверждает, что она «активный и деятельный член оппозиции, которую она, согласно утверждению О'Салливана, «презирает»».

Но мои утверждения здесь ни при чем. Гессен сама пренебрежительно отозвалась об оппозиционной журналистике в том самом отрывке, который Адоманис приводит в качестве критики в мой адрес. Вот этот отрывок:

«Я хочу заниматься такой журналистикой, какой никто в данный момент не занимается. Я бы назвала это нормальной журналистикой, - заявила Гессен Moscow Times вскоре после своего назначения. – Чем-то, что не является полемикой, как в оппозиционных СМИ, и чем-то, что не контролирует Кремль».

Ход, шах и мат, как мне кажется. Но здесь следует добавить, что какие бы слова про Гессен ни говорили другие люди, я в своей статье писал не о ней, а о том стиле журналистики, который должна предложить радиостанция «Свобода», а также о том, что радио «Свобода» наверняка может предложить в обостряющейся политической обстановке в путинской России. «Нормальная» журналистика на мягкие социальные темы – это устраивает Кремль как нельзя лучше. И это тот максимум, которого можно теперь ждать от радио «Свобода». Но в российских условиях, где авторитарная власть становится все более репрессивной и все более неустойчивой, нормальная журналистика обязательно должна звучать так, как звучат оппозиционные СМИ.


Джон О'Салливан - бывший ответственный редактор (2008-2011 гг.) и вице-президент Radio Free Europe/Radio Liberty