В украинском конфликте Запад выбрал себе в качестве объекта для нападок Владимира Путина. Российского президента обвиняют в проведении неоимпериалистической политики. Но на самом деле политика Путина является как раз умеренной.

Из-за якобы непреднамеренно сбитого малазийского авиалайнера кризис на Украине обостряется. В России средства массовой информации говорят о том, что ответственность за сбитый самолет, естественно, должно нести правительство Украины, тогда как в Германии и в Соединенных Штатах в качестве причины крушения самолета называют «неоимпериалистическую политику» Владимира Путина. Вероятно, будет установлено, что именно пророссийские сепаратисты должны нести ответственность за сбитый малазийский авиалайнер.

Запад реагирует на эту катастрофу усилением санкций против России, а украинское правительство расширяет использование вооруженных сил против сепаратистов. Как и в случае войны в Ираке, которую вел тогдашний президент Джордж Буш младший, немецкие средства массовой информации оказывают весьма мало сопротивления процессу идеологизации Западом внешней политики. Тот факт, что подобная идеологизация проводится и Россией – явно с определенным успехом – также никого не удивляет. Однако от развитой демократии ожидаешь чего-то другого, а именно – некоторой критической дистанции по отношению к управляемым НАТО и ЦРУ потокам информации.

В сравнении с Китаем путинская политическая практика является умеренной

Различные средства массовой информации обвиняют Россию в проведении неоимпериалистической политики. Несомненно, есть основания говорить о том, что президентский режим Путина и демократия в России все больше приобретают автократические черты, однако в сравнении с китайским режимом политическая практика Путина является относительно умеренной.

Барак Обама и Халид бин Бандар аль Сауд в Эр-Рияде


В сравнении с практикой феодального режима саудитов Россия могла бы сойти за настоящий оплот прав человека, в любом случае там неверных жен камнями не забивают, Россия не финансирует никаких исламистских террористов, и там даже проводятся парламентские и президентские выборы с участием конкурирующий партий. Однако Саудовская Аравия является ближайшим союзником Соединенных Штатов на Ближнем Востоке, и Соединенные Штаты в экономическом плане и прежде всего в области фискальной политики в значительной мере зависят от Китая для того, чтобы здесь могли применяться одинаковые подходы. С другой стороны, американским правым нужно иметь вызывающего страх противника для того, чтобы оправдывать огромные расходы на оборону, а также на содержание правоохранительного аппарата.

Центральное и постоянно повторяющееся с некоторыми вариациями обвинение состоит в том, что Россия якобы проводит «неоимпериалистическую» политику. Империалистическая политика направлена на то, чтобы создать империю, то есть расширить контроль над территорией и народами. Англия в 19-м веке проводила империалистическую политику и создала империю, которая, однако, через несколько десятилетий распалась, — прежде всего, из-за протестного движения в Индии.

Политика Советского Союза, несомненно, имела империалистические черты. Он использовал крушение в результате Второй мировой войны национал-социалистического режима для создания государств-сателлитов, включая Германию (ГДР), и все они находились у него в подчинении. Протесты в Германии, Венгрии и в Чехословакии были жестоко подавлены. Только с появлением «Солидарности» в Польше, а еще раньше политики разрядки при Вилли Брандте и процесса ОБСЕ эта форма империализма оказалась под давлением, которое отсталый советский режим с его слабеющим экономическим базисом через десять лет уже не смог выдержать. Если сравнить область влияния бывшего Советского Союза с территорией нынешней России, то несложно увидеть результат значительного сокращения.

Россия с точки зрения протяженности территории все еще остается гигантской страной, однако Российскую Федерацию, если учитывать количество населения, экономическую и военную силу, уже нельзя сравнивать с советской империей. На дальневосточной границе России поднимается вторая сверхдержава — Китай, обладающий огромным экономическим потенциалом, и проводящий в настоящее время более наступательную внешнюю политику, чем несколько десятилетий назад. На юге России растет угроза исламистского терроризма и волнений.

Евросоюз обещает кандидатам на вступление экономический рост

Европейский Союз — уникальное объединение государств с собственным законодательством и собственным правительством, хотя и в слабой форме Еврокомиссии, а также с собственным парламентом и выборами в него — с момента развала Советского Союза, наоборот, значительно расширился. Количество членов Евросоюза почти удвоилось, по экономической мощи ему нет равных в мире, и он пока опережает Соединенные Штаты и еще больше Китай, тогда как сфера его влияния выходит далеко на пределы границ его членов.

На этом фоне нужно набраться достаточного количества наглости для того, чтобы говорить о неоимпериализме применительно к России. Соединенные Штаты в течение нескольких десятилетий оставались единственной мировой державой, и они действительно проводили империалистическую политику. Они претендовали на то, чтобы самим решать, какой режим следует считать легитимным, а какой нет, какое правительство нужно свергнуть, как это было в Ираке или в Ливии, а какое, напротив, поддержать, как в случае Саудовской Аравии и Афганистана. Однако проявились болезненно воспринимающиеся границы военной власти, прежде всего, границы гражданского влияния, что было особенно заметно в Ираке, а также в Ливии после Муаммара Каддафи и в Египте после Хосни Мубарака. В результате стало ясно, что эта фаза американского империализма при Обаме будет, судя по всему, завершаться.

Евросоюз, если посмотреть на «расширение его территории», можно считать еще более «империалистическим», чем Соединенные Штаты. Однако он реализует стратегию расширения в более мягкой и более умеренной форме: не с помощью угрозы применения силы, как это делают Соединенные Штаты, и не с помощью санкций в отношении России, богатой сырьевыми ресурсами и обладающей влиянием на региональном уровне. Евросоюзу достаточно использовать в качестве приманки экономическое процветание для того, чтобы расширить зону своего влияния. Тем временем в рамках Евросоюза, кажется, выработался определенный автоматизм, когда с помощью соглашений об ассоциации страны встают на тот путь, в конце которого их ожидает полноправное членство. Этот процесс осуществляется с заметной долей внешнеполитической наивности.

Угроза эскалации украинского кризиса

Рабочий визит П.Порошенко в Брюссель


В случае с Украиной эта стратегия пока что потерпела поражение. В данном случае на путь вступления в Евросоюз и НАТО должна была вступить страна, на территории которой после распада Советского Союза на основании договора базировался Черноморский флот России. В экономику Евросоюза должна была интегрироваться страна, которая для этого еще совсем не созрела, страна, в которой ВВП на душу населения составляет незначительную часть от средних показателей внутри Евросоюза и лишь половину от российских.

Это страна, в которой правят олигархи, независимо от того, какая из двух группировок побеждает – проевропейская или пророссийская. Создается впечатление, что стратегия расширения Евросоюза на восток также преследует цель, связанную с тем, чтобы лишить Россию ее последней оставшейся экономической зоны влияния. В любом случае очевидно, что предложение Путина о создании зоны свободной торговли от Лиссабона до Владивостока даже не обсуждалось, тогда как заманчивые предложения в адрес Украины и других стран этого региона только увеличивались. Теперь речь идет о расширении Трансатлантической зоны свободной торговли (TTIP), после чего России будет навсегда закрыт привилегированный доступ на европейское экономическое пространство. Но, может быть, комментаторам не хватает воображения в области внешней политики, и они не могут поставить себя на место российского правительства, под чьим бы руководством оно не находилось? На востоке протяженная граница с Китаем, второй по значению и все более агрессивно действующей сверхдержавой, на юге наблюдаются процессы эрозии из-за распространяющегося исламизма, на западе происходит отрыв от «буферных государств» Восточной Европы.

Если комментаторам не хватает воображения в области внешней политики, то его, наверное, должно, все же, хватить для того, чтобы представить себе обратную ситуацию для Соединенных Штатов. Мы знаем, как реагировали Соединенные Штаты, когда они на юге теряли зоны влияния, когда рухнули поддерживавшиеся ЦРУ режимы в Южной Америке и были избраны, как в Чили, социалистические правительства или была установлена, как на Кубе, коммунистическая диктатура. Можно перенести эту ситуацию на сегодняшний день: представим себе, что Канада и Мексика заключили соглашение об ассоциации с Российской Федерацией, а также – вспомним о давно существующем предложении Соединенных Штатов в адрес Украины относительно членства в НАТО — о вступлении в руководимой русскими военный союз. Кто-нибудь верит в то, что Соединенные Штаты могут допустить нечто подобное?

Обвинение в неоимпериализме больше похоже на военную пропаганду

И когда в южной части Канады проамериканское сепаратистское движение выступит против вхождения Канады в руководимый русскими Северополярный союз, Соединенные Штаты в таком случае, конечно, не упустят свой шанс — они попытаются отговорить Канаду и оказать ей поддержку. Я предполагаю даже, что в аналогичном случае в перевернутом варианте будет существовать угроза превентивной военной интервенция со стороны Соединенных Штатов. По крайней мере, американские правые, которые при обострении ситуации одержат победу на выборах, не допустят образование второй Кубы непосредственно на американской границе.

Когда Буш начал свою противоречившую международному праву вторую войну против Ирака, Россия не ввела никаких санкций против участвовавших в ней государств, среди которых находились также некоторые европейские страны. Кроме того, Россия практически никак не отреагировала на военную интервенцию в Афганистане, в Ливии, на вооружение военного крыла настроенной против Асада оппозиции в Сирии, она не ввела санкции и не предприняла ответную интервенцию – вероятно, не по причине каких-то принципов, а из-за своей слабости.

Обвинение в неоимпериализме больше похоже на военную пропаганду, и оно может способствовать военной эскалации ситуации на Украине. Подобное обвинение представляет собой наглядный пример двойных стандартов и разной оценки аналогичных случаев. Нам не следует больше к нему прибегать — хотя бы потому, чтобы опрометчивым образом не способствовать эскалации кризиса на Украине. К чему может привести подобная — пусть даже непреднамеренная — эскалация, показывает предыстория первой мировой войны.