Испытанная в Кремле тактика, которая сегодня нашла применение в русскоязычных регионах востока Украины, позволит Владимиру Путину снова, словно ничего не было, занять место в числе грандов по случаю поездки в Нормандию на 70-ю годовщину высадки союзников.

Владимир Путин оседлал волну нового «евразийского» направления своей внешней политики (укрепление партнерства с Китаем, подписание с Белоруссией и Казахстаном соглашения о формировании Евразийского экономического союза) и теперь стремится представить себя в наиболее выгодном свете, заставив всех позабыть о захвате Крыма. Присоединение полуострова стало гуманитарным шагом, подчеркнул он 23 мая на экономическом форуме в Санкт-Петербурге.

Перед возвращением на западную арену российский лидер разыграл мастерский ход. Он дал приказ собирать вещи 40 000 солдат, которые вот уже два месяца сидят у украинской границы. Однако около 10 000 военных все же остались на месте. Вместе с немалой частью техники. Как бы то ни было, частичный отвод войск позволяет отставному подполковнику КГБ заявить, что он не имеет никакого отношения к войне в Луганске, где 3 июня украинская авиация провела массированный обстрел расположенных в самом центре города позиций сепаратистов (восемь погибших и десятки раненых).

Офицеры-инструкторы


Москву бросает из одной крайности в другую. Ее танки не будут вторгаться на Украину, за избранием нового президента Петра Порошенко последовало неохотное признание, а российская дипломатия пытается навязать через Организацию по безопасности и сотрудничеству в Европе план «федерализации» страны, который фактически отдаст восточные регионы в руки могучему соседу.

Отвод войск стал для России всего лишь показной мерой, потому что она, как и раньше, продолжает переправлять через границу людей и оружие. Как и в Крыму, российские стратеги делают ставку на проникновение офицеров-инструкторов и агентов разведки без опознавательных знаков: им поручено поддерживать пламя войны в Донбассе.

Прибывшие из России бойцы спецподразделений действуют как никогда активно. Об этом свидетельствуют вывезенные в Белгород и Ростов-на-Дону тела 30 боевиков, которые были убиты во время захвата донецкого аэропорта украинской армией. У всех были российские паспорта.

Поток российского оружия тоже не ослабевает. Для этого достаточно посмотреть на снимки из Луганска, где казарма украинских пограничников оказалась под обстрелом укрывшихся в соседних зданиях до зубов вооруженных мятежников.

Дискредитация сепаратистов

18 мая события приняли весьма дурной оборот для самопровозглашенной Донецкой «республики», если судить по призыву к добровольцам от «министра обороны» сепаратистов Игоря Стрелкова, на совести которого кровь и пытки в Чечне.

Откликнувшихся было так мало, что этот российский военный даже говорил о наборе женщин-офицеров в ряды восстания. Что бы там ни думали в Москве, русскоязычное население востока Украины не собирается вставать горой за сепаратистов, которые подорвали доверие к себе рэкетом, пытками и похищениями, не говоря уже о внутренней грызне.

Кроме того, в Москве официальная поддержка мятежников всегда была крайне умеренной. Ни малейшего намека на признание Донецкой Народной Республики, ни слова возможной аннексии. «Уже видно, что Кремль не возьмет юго-восток в состав России, как Крым, а это значит, по всей видимости, что здесь останется долгая территория неурегулированная, — считает главный редактор издания "Русский журнал" Александр Морозов. — И в общем Кремлю это выгодно, мы все это понимаем. Потому что Украина тогда теряет некоторую правоспособность в международных отношениях, поскольку у нее будет неурегулированная территория, и конечно, это важный инструмент давления на долгие годы для Москвы».

Владимир Путин держит под прицелом Североатлантический альянс. «Завтра Украина может оказаться в НАТО, а послезавтра там уже могут оказаться размещены элементы противоракетной обороны США. С нами по этой теме тоже никто никогда не разговаривает», — заявил он 23 мая в Санкт-Петербурге. Гражданская война на востоке Украины, которой Путин, по его словам, хочет как можно быстрее положить конец, может надолго застопорить планы по движению в НАТО нового президента и части украинской элиты, которые стремятся уберечь страну от новых геополитических амбиций Кремля.