Население Донецкой и Луганской областей на обывательском уровне называют Ватниками. Это неудивительно, поскольку со времен царской России  Донбасс заселяли ссыльными,  уголовниками, каторжниками и проч.  для работ по добыче руды, угля и т.д. Коренные донецкие казаки, т.е. украинцы составляют лишь около половины населения региона. Население Белоруссии называют «тутэйшыми» или вахлаками. 

И на Донбассе, и в Белоруссии население не оформилось в полноценную украинскую и, соответственно, в белорусскую нацию. То есть, пока еще не сформировалась  на этих территориях  языково-культурная общность людей. И на Донбассе, и у нас преимущественно разговаривают на языке соседней державы-метрополии. Поэтому и на Донбассе, и в Белоруссии угроза аннексии и установления так называемого  »русского мира»  со стороны России будет существовать до тех пор, пока население этих  территорий не заговорит по-украински (Донбасс) и по-белорусски (Белоруссия).

На ближайшие десятилетия  проблема возвращения мовы в повседневный обиход  будет проблемой  №1 для будущих поколений белорусских политиков и государственных деятелей. Только в этом случае мы сохраним  Белоруссию как государство, а наш народ  из тутэйшых и вахлаков превратится в полноценную нацию. 

В пост-лукашенковской Белоруссии мова должна иметь единый государственный статус. Она должна стать, как в Индии,  чем-то вроде священной коровы.  Для всех госслужащих, бизнесменов, не говоря уже о работниках системы образования, науки и культуры разговаривать на мове  должно стать делом чести.

Должна быть разработана госпрограмма по возвращению мовы во все сферы жизни белорусского общества. Законодательная основа для этого есть — Закон о языках 1990г. —очень взвешенный и принятый еще властями коммунистической БССР. К трагическому сожалению, этот закон, как и весь процесс национального возрождения, был повернут вспять с приходом к власти Лукашенко в 1994г. 

На Донбассе после  возможного поражения России  и спонсируемых ею сепаратистов-»ватников», т.е. после завершения АТО жизнь постепенно нормализуется. И гарантией недопущения в будущем новой войны под идеями  »русского мира» является возвращение украинской мовы в повседневный обиход донетчан.

В Крыму все еще сложнее: там украинскую мову игнорировали более полувека.  И Украина и ее государственные мужи ничего не могли с этим поделать. Поэтому и стала возможной аннексия Крыма Россией.

В Белоруссии, к сожалению, из-за 20-летнего периода  правления Лукашенко и его политики по  дискредитации мовы и, как следствие, вырождению  несформировавшейся до конца белорусской нации  пока весьма возможно повторение  крымского либо донбасского сценария.  Пойдет ли на это  Россия — другой вопрос и отдельная тема для дискуссий и исследований. 

Но ведь даже год назад никто не предполагал, что Россия захватит Крым и  устроит в  Украине войну.  К счастью, не получилось на всей Украине,  и даже на всей ее юго- восточной части. Но получилось на Донбассе, а  это тоже трагично, ведь счет жертв войны (АТО) идет  уже на тысячи. 

Итак, получилось на Донбассе. Т.е. там, где была для этого почва, а именно: мирное, безропотное, русскоговорящее и наполовину  русское по этническому составу  население — «ватники».

Ни в Одессе, ни даже в Харькове (о Днепропетровске и Херсоне даже речи нет) несмотря на все усилия  ФСБ-ГРУ  не получилось — там этнический состав другой: более двух третей — украинцы, хоть и преимущественно русскоговорящие, за исключением Херсонской области, где много переселенцев из западной Украины и где говорят по-украински. И где почти каждый готов с оружием в руках защищать Херсонщину и Украину. Стало быть, установить сухопутный коридор в захваченный Крым  кремлевским  »стратегам» без масштабной войны с Украиной будет практически невозможно.

У населения Белоруссии (то бишь  »вахлаков-тутэйшых») этнический состав другой, нежели на Донбассе.  Около 80% у нас — белорусы, говорящие по-русски либо на «трасянке» и лишь изредка по-белорусски. У  российских  »стратегов»-политиков пока есть шанс устроить в Белоруссии  крымский или  донбасский сценарий .Почва для этого -- нынешние денационализированные русскоязычные «толерантные» и запуганные  белорусы — тутэйшыя-вахлаки.  А  вот когда эти белорусы заговорят на мове и из тутэйшых-вахлаков превратятся в нацию — шансов на повторение крымского (аннексии) или донецкого сценариев в Белоруссии  не останется никаких.