Пенсионерка Жыпаркул Карасейитова говорит, что мясо ей больше не по карману. На базаре в ее районе Бишкека, где она обычно делает покупки, цена на говядину выросла на 9% за последние полтора месяца. Но растущая инфляция коснулась не только ее. Айгуль Шалпыкова, торгующая мясом на базаре, говорит, что объем продаж в прошлом месяце упал на 40%. «Если раньше я обычно продавала 400 килограммов мяса в месяц, то в сентябре я продала лишь 250», — посетовала она.

Резкое падение курса российского рубля с начала сентября отразилось на экономиках стран Центральной Азии, зависящих от денежных переводов и импорта из России. Курсы местных валют начали падать вслед за рублем, что привело к росту цен на импортные товары широкого потребления, напоминая о том, насколько зависимы эти государства от своей бывшей колониальной метрополии.

С начала года курс рубля к доллару упал на 20%, частично из-за западных санкций в отношении Москвы. В сентябре падение российской валюты ускорилось из-за снижения цен на нефть — основного экспортного товара России — до самого низкого уровня за последние четыре года. Слабый рубль обвалил и местные валюты в центральноазиатских странах, причем процентный показатель падения иногда достигал двузначных цифр.

В Бишкеке цены на продукты питания за последние 12 месяцев выросли на 20-25%, говорит Зайниддин Жумалиев, начальник Северного межрегионального управления Министерства экономики и антимонопольной политики КР, что, по его мнению, частично объясняется ростом цен на импортируемые из России горюче-смазочные материалы.

Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан отметили падение объемов денежных переводов от миллионов граждан этих стран, работающих в России. В последние годы переводы из-за рубежа были эквивалентны примерно 30% ВВП Кыргызстана и около 50% ВВП Таджикистана. Из-за падения курса рубля на заработанные в России деньги эти люди могут теперь купить меньше долларов для отправки на родину. В первом квартале этого года, впервые с 2009 года сократилась средняя сумма переводов, «в основном» из-за экономического спада в России, сообщил в сентябре Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР), добавив, что дальнейшее ухудшение экономической ситуации «может существенно сократить потребительский спрос».

«Слабость рубля сокращает заработки [иностранных] рабочих, ... что негативно сказывается на этих странах», — говорит Олег Кузьмин, экономист по России и СНГ российского инвестбанка «Ренессанс капитал».

В октябре МВФ заявил, что ожидает роста потребительских цен в Кыргызстане на уровне 8% в 2014 году и 8,9% в 2015-м, по сравнению с 6,6% в прошлом году. Схожая динамика ожидается также в Казахстане и Таджикистане. Один житель Душанбе говорит, что уезжал в июле в отпуск на три недели, а к моменту его возвращения цены подскочили примерно на 10%. В Узбекистане, по подсчетам МВФ, инфляция скорее всего «останется на уровне двузначных цифр».

Единственной страной, которую, вероятнее всего, не затронет волна экономической нестабильности, является Туркменистан, т. к. он продает свой основной экспортный продукт — природный газ — в Китай по фиксированной цене.

Еще одним фактором, способным значительно и внезапно повлиять на ситуацию в регионе, является смена политики Центрального банка России, уже потратившего свыше $50 млрд. на поддержание курса рубля. Некоторые, включая бывшего министра финансов Алексея Кудрина, выступили с осуждением подобных действий Центробанка, утверждая, что ослабление рубля благотворно скажется на экспорте.

Падение курса рубля и цен на нефть загнали экономику Казахстана в тупик, заставив пересмотреть госбюджет и прогнозы экономического роста в сторону понижения, а также подняв вопрос о переоцененности тенге. Нацбанк республики уже проводил девальвацию в феврале этого года. 21 октября председатель Нацбанка Кайрат Келимбетов призвал казахов не беспокоиться о возможности повторной девальвации, но инвесторы ворчат, что то же самое он говорил и перед февральской девальвацией.

Повторная девальвация крайне негативно скажется на инвестиционном климате, говорит на условиях анонимности служащий одного из банков в Алматы. Астана «в прошлый раз потеряла заметную долю доверия, — добавил он. — Впредь им надо более осторожнее относиться к ожиданиям инвесторов. Все это сказывается на развитии событий в данный момент. По сравнению с прошлым годом, люди больше предпочитают держать деньги в долларах и меньше хотят держать крупные суммы в тенге».

«Лично я бы деньги в тенге держать не стал», — заключил он.

Тем временем, некий неизвестный инвестор вызывает повышение курса тенге, продавая сотни миллионов долларов в день, сообщает алматинская компания Halyk Finance. 21 октября «крупный игрок опять пошел против общей тенденции и за сутки продал $650 млн.», — говорится в сообщении Halyk Finance для инвесторов. За день до этого «крупный игрок» также продал около $600 млн., что стабилизировало курс на уровне 181 тенге за доллар. По мнению обозревателей, этим «крупным игроком» является какая-то обладающая большими ресурсами государственная компания, но их смущает молчание Центробанка по этому поводу, а рост количества интервенций на рынке внушает озабоченность.

Центральным банкам Кыргызстана и Таджикистана пришлось использовать свои ограниченные резервы для замедления падения курсов национальных валют. Тем не менее, кыргызский сом скатился по отношению к доллару на 12%, а таджикский сомони потерял примерно 5% стоимости. По прогнозам Всемирного банка, курс сомони продолжит снижаться.

Олег Кузьмин из «Ренессанс капитала» предупреждает, что центральным банкам стран Центральной Азии не стоит проводить рыночные интервенции, т. к. это приведет к истощению резервов и росту торгового дефицита. «Национальным банкам [центральноазиатских] стран есть смысл позволить курсам национальных валют упасть до определенного уровня, чтобы сохранить конкурентоспособность экономик этих государств», — сообщил он в разговоре с EurasiaNet.org.

В целом, экономический спад в России окажет долгосрочное влияние на Центральную Азию. «Портфельные инвесторы рассматривают ситуацию в регионе в целом. Если у вас фонд, вкладывающий в страны СНГ, то новости из России идут плохие, что приводит к выводу средств из региона, — говорит Доминик Левенц (Dominic Lewenz) из алматинского инвестбанка Visor Capital. — Поэтому проблемы в России оказали негативное влияние на ситуацию здесь».

Прогнозы по росту ВВП были значительно снижены по всему региону, но показатели снижения все-таки далеки от ситуации, сложившейся во время финансового кризиса в 2008-2009 годах. Все, судя по всему, зависит от Украины. Ухудшение ситуации там возымеет «далеко идущие последствия» для региона, возможно даже для продовольственной безопасности региона, отмечает ЕБРР.

Тем временем, Орунбай Джолчуев, торгующий мукой на Ошском базаре, вынужден был в этом месяце повысить цену на свой товар на 15%. Но объемы продаж при этом не упали. «Всем нужна мука, всем нужны хлеб, макароны, тесто, — говорит он. — Люди будут покупать муку, даже если она очень подорожает».