Моя встреча с членом «Правого сектора» Бориславом Березой, недавно избранным в Верховную Раду, парламент Украины, состоялась в солнечное утро в пятницу. Мы встретились в «фудкорте» за столом одного из ресторанов на третьем этаже киевского торгово-развлекательного центра Sky Mall, откуда открывается великолепный вид на Днепр. Несмотря на предсказания российского телевидения, эта правая ультранационалистическая партия, которую многие считают новым воплощением «украинского фашизма», не смогла преодолеть пятипроцентный барьер на парламентских выборах. Только два депутата этой партии были избраны от одномандатных избирательных округов – ее лидер Дмитрий Ярош и ее спикер Береза, который провел свою достаточно шумную предвыборную кампанию, разоблачая нелегальные и не имеющие лицензии бары, а также подпольные казино. Береза гордится своим еврейским происхождением, он регулярно посещает синагогу, и на него часто указывают люди, не согласные с тем, что «Правый сектор» якобы все больше становится неофашистским.

Нас свел вместе один общий знакомый кинопродюсер, живущий в Киеве ортодоксальный еврей, которого мы оба очень уважаем. Береза – очень высоко роста и крепкого телосложения. У него широкие плечи, уверенная походка боксера, редеющие волосы и проницательные серые глаза. У него в левом ухе серьга с бриллиантом, он одет в элегантный синий спортивный блейзер и голубую рубашку в горошек с гербом Украины на воротнике. Словоохотливый и предельно откровенный, он говорит быстро короткими и емкими фразами и часто, не дождавшись окончания вашего предложения, уже начинает отвечать. За день до нашей встречи он сказал корреспонденту одной газеты: «Путин прекрасно понимает, что его современная Россия вполне может пойти по пути СССР и полностью развалиться».

Недипломатичный и очень сосредоточенный, Береза, говоривший со мной по-русски, оказался одним из самых приятных политиков, с которыми мне довелось встречаться. Он представляет собой нечто среднее между собутыльником, израильским десантником и воинственно настроенным еврейским партизаном, роль которого в фильме «Вызов» сыграл актер Лев Шрайбер (Liev Schreiber). Я поздравил его с избранием депутатом словами «Мазаль тов», на что он мне радостно ответил: «Барух ашем!» (Благословенно имя Его!)

Tablet: Вы еврей?

Борислав Береза: Да, я еврей.

– То есть вы верующий еврей. Говорят, что вы посещаете синагогу, а также считаете себя представителем еврейского народа.


– Конечно. Я не ортодоксальный еврей, я не ношу пейсы и кипу на публике, но я пытаюсь как можно чаще ходить в синагогу. Я изучаю Тору, и это абсолютно гармонично интегрированная часть моей жизни. Я каждый год езжу в Израиль с 1993 года, и, кроме того, я там жил какое-то время.

– Но вы также являетесь членом «Правого сектора»?

– Я еврей, а еще я Коэн (Сohen). Никогда не было по этому поводу никаких вопросов. «Правый сектор» состоит из людей различных национальностей – не только из украинцев и евреев, но также из поляков и белорусов, грузин, чеченцев, у нас представлены все (советские) этносы. Вопрос не в этнической принадлежности, он формулируется так: «Ты украинец? Ты поддерживаешь Украину? Ты патриот Украины?» В таком случае ты мой брат. Если ты враг Украины, какой бы национальности ты ни был, то в таком случае нам не о чем говорить.

– Причина возникновения подобного рода вопросов состоит в том, что, как вам известно, на Украине много проблем, связанных с проживающими на ее территории национальностями. Всегда существовали и продолжают существовать проблемы между поляками и украинцами, украинцами и русскими и также  между украинцами и евреями.

– Да, это так. Я этого не отрицаю. Я сам иногда сталкиваюсь со случайными проявлениями обыденного антисемитизма. Я с этим столкнулся еще во времена Советского Союза, когда мой отец не мог поступить в тот университет, в который он хотел, потому что он был еврей. Существуют квоты для евреев, сказали ему. Да, конечно, вы правы.


Я знаю, что антисемитизм продолжает существовать в обыденной жизни на Украине, я это сам чувствую. Но это незначительная проблема. Существуют также русофобия и украинофобия в некоторых кругах в этой стране –  несомненно, существуют. Однако антисемитизм не является серьезной идеологической проблемой в этом обществе.

– Хорошо, я понимаю и уважаю вашу позицию. Однако такой ответ меня устраивает не полностью.  Многие из эмблем и символов вашего движения представляются многим людям весьма сомнительными. Используются символы Второй мировой войны...

– Какие символы?

– Ну, давайте начнем с красно-черных флагов УПА (Украинской повстанческой армии), под которыми вы маршируете. Под которыми вы сражаетесь.

– Потрясающе! Отлично! Вы должны понять: под эгидой красно-черных флагов уничтожались не только представители Красной армии, но также фашисты, а еще те люди, которые вторгались на украинские земли. Красно-черное знамя УПА являлось символом борьбы за независимую Украину. Вам известны три классических принципа, которые (Степан) Бандера постулировал в отношении всех национальных меньшинств, проживающих на Украине?

– Нет, я этого не знаю.

– Он сказал: «Если вы помогаете мне, протягиваете ваши руки, помогая мне создавать свободную Украину, то тогда вы мой брат». Он также сказал: «Если вы мне не помогаете, не протягиваете мне руку помощи, но при этом мне не мешаете, то вы можете здесь жить. Места достаточно, и вы можете здесь жить». Но затем он добавил: «Если вы мешаете этому процессу, вставляете палки в колеса, то тогда вы мой враг, и вас нужно уничтожить». Вот так, все очень просто.

Для моих идеологических братьев в нашем движении я больше украинец, чем такие этнические украинцы, как (лидер Коммунистической партии Украины Петр) Симоненко. Если говорить о Бандере, то я также какое-то время находился под воздействием советской пропаганды и думал, что он фашист. Но затем я прочитал много книг, осмыслил прочитанное и установил правду: этот человек большую часть войны находился в немецком лагере для интернированных. Он был ликвидирован советскими секретными агентами, а не нацистскими.

– «Правый сектор» часто обвиняют в реакционности по вопросу о правах представителей ЛГБТ, о правах геев. Каково ваше личное отношение и отношение вашей партии к геям?

Активисты организации «Правый сектор»


– Нарушение прав представителей ЛГБТ, как и антисемитизм, является реальной и важной проблемой, но я не знаю ни одной страны, где бы не существовала гомофобия. Я не знаю ни одной страны, где не было бы ни гомофобов, ни ксенофобов. Такие люди есть везде. Лично у меня нет вопросов к представителям ЛГБТ-сообщества, и я полагаю, что это вопрос личной свободы.

Я согласен с комментарием Фаины Раневской, которая однажды сказала, что трагедия ожидает любое правительство, которое будет озабочено тем, что граждане предпочитают делать со своими задницами. Это, разумеется, довольно грубый способ выражения.

И, более того: я официально заявляю, что люблю творчество Фредди Меркьюри и что мне нравится носить красивые вещи от Armani.

– Это правда – вы одеты очень хорошо.


– Спасибо. Я с вами согласен. Я хочу сказать, что для меня проблема гомофобии не существует. Я еще раз хочу повторить: на мой взгляд, сексуальная ориентация, выбор религии и национальности – все это вопросы личной свободы и личной совести.

– Да, но можете ли вы сказать, что все в «Правом секторе» так думают?


– У нас не тоталитарная секта. В нашей партии, конечно, есть гомофобы. Но я не могу приказать им перестать быть гомофобами. Я могу спорить с ними, приводить свои аргументы и пытаться изменить их отношение. Но я не могу заставить их изменить свое мнение. Все что я могу – это  публично заявить о своей позиции.

– Вам хорошо известно, что 31 октября был осуществлен поджог во время работы ЛГБТ-секции кинофестиваля «Молодость».

– Да, мы резко осудили это нападение. Я также однозначно заявил о том, что это бессовестный поступок, и поднимать этот вопрос сегодня  в стране, где есть проблемы с коррупцией, олигархами, войной и экономикой, представляется крайне бессовестным действием.

– Да. Но, как вам, наверное, известно, ваш пресс-секретарь Артем Скоропадский публично подтвердил, что эти правонарушители были совершены активистами «Правого сектора»
.

– Это его собственные формулировки, которые не были одобрены партией.

– Его слова не были одобрены?


– Да, они не были одобрены.

– То есть те молодые люди, которые это совершили, эти идиоты, эти преступники, эти варвары –  все они не были членами «Правого сектора»?

– Послушайте, среди них, конечно, были и члены «Правого сектора». Я хочу повторить: «Правый сектор» является срезом украинского общества, его членами являются самые разные люди из разных слоев общества. Мы отражаем общество, мы не идеализируем его, мы не рыцари в сияющих доспехах. Мы такие, какие мы есть. У нас, конечно, имеются проблематичные элементы, но мы постоянно проводим чистку своих рядов и избавляемся от таких членов. Если мы не можем справиться с подобными вопросами в своем собственном кругу, то тогда мы публично выгоняем их из партии.

– Вам, наверное, знаком еще один джентльмен в парламенте по имени Андрей Билецкий, командир батальона «Азов», соперничающей с вами группировки. Что вы думаете о нем и о его союзнике, пророссийски настроенном главе милиции (Киевской области) Вадиме Трояне?


– Г-н Билецкий представляет другое идеологическое крыло, с которым мы никак не связаны.

– Но эти люди на самом деле являются антисемитами.

– Я знаю, и именно поэтому мы не находимся в одной партии и не связаны с ними. Во время Евромайдана различные партии объединились вокруг идеи сохранения украинского государства и избавления от Януковича. После этого происходили самые разные расколы, основанные на идеологических вопросах. Если вы хотите говорить о нем, то идите и разговаривайте с ним. Но если вы спрашиваете меня о том, является ли Билецкий антисемитом, то я отвечу так: наверное, он таковым является, но я также скажу вам, что в тот момент, когда ему нужна была поддержка для спасения Украины, мы поддержали его для спасения Украины. В настоящее время наши дороги разошлись, и каждый из нас пошел собственным путем.

– Хорошо. Вы говорите, как честный человек, и я вам верю. Я верю, когда вы говорите, что у вас нет никаких отношений с антисемитскими группировками среди националистически настроенных правых.


– Спасибо.

– Но что бы вы сказали тем русским, тем американцам, тем французам…

– Тем израильтянам…

Сторонники организации «Правый сектор» в Киеве


- Да, тем израильтянам, а также людям в других местах, которые полагают, что «Правый сектор» является раковой опухолью, а его члены – националисты. Тем людям, которые считают, что вы – недостойное движение.


– Я постоянно повторяю, что мы не ксенофобы, не антисемиты, не фашисты, но я ничего не могу сделать для людей, находящихся под влиянием российской пропаганды, пока они не попытаются посмотреть на происходящее своими собственными глазами. Несколько дней назад один из моих знакомых приехал сюда из России, и он заранее спросил меня, на арестовывают ли русских на улице, не убивают ли бандиты людей в Киеве за то, что они говорят по-русски.

– Да, люди этому верят.


– Я сказал ему, чтобы он в это не верил и не поддавался влиянию пропаганды. Если каждый день будут говорить, что твоя дочь – проститутка, то, в конечном итоге ты в это поверишь, даже если у тебя кроме сына больше нет детей. Здесь мы сталкиваемся с такой же ситуацией. Русские выигрывают информационную войну. А мы сильны работой и делами. Мы сильны духом! Не забывайте, что Украина породила большое количество праведников (цадиков). В том числе ребе Нахмана из Умани, брацлавского ребе. Украина подарила миру немало праведников! Каждый год к нам приезжает большое количество религиозных паломников, и ничего с ними не происходит. Если бы происходили какие-нибудь инциденты, то стали бы паломники в таком количества приезжать в Умань?

– Такие инциденты имеют место.


– Инциденты случаются везде! В Израиле в прошлом году была арестована банда неонацистов.

Посмотрите на эту страну: губернатор Днепропетровской области (Коломойский) – еврей, многие главы администраций являются евреями, и официальный представитель «Правого сектора» тоже еврей! Как можно в таком случае говорить об антисемитизме? Как можно в таком случае говорить о фашизме?

Быть евреем – значит стремиться к свободе, именно поэтому мы покинули Египет. Быть евреем значит не соглашаться быть рабом. В этом суть иудаизма. Вот почему мы активно выступаем против российского империализма, который представляет собой одну из форм порабощения. За редкими исключениями – к их числу можно отнести (Бориса) Немцова и безвременно умершую (Валерию) Новодворскую, которые не поддавались и не поддаются влиянию пропаганды, россияне в настоящее время являются рабами.

Владислав Давидзон – русско-американский писатель, переводчик и критик, является в настоящее время европейским корреспондентом журнала Tablet. Он родился в Ташкенте, столице Узбекистана, а в настоящее время живет в Париже.