Помимо борьбы за сохранение хрупкого мира на восточных границах украинскому правительству надо суметь решить еще одну проблему — спасти экономику своей страны. Украина собирается заключить эпохальную сделку по списанию долга, которая, возможно, окажется не менее рискованной, чем борьба с поддерживаемыми Россией повстанцами. Но есть способ заставить эту идею сработать.

Суровая смесь войны и обесценивания национальной валюты толкают Украину в пропасть финансовой несостоятельности. Чтобы покрыть ее долги, номинированные в основном в долларах, потребуется почти весь ВВП. Для сравнения, в прошлом году на долги пришлось бы 40% ВВП. Кстати, МВФ считает, что трата свыше 70% ВВП на покрытие долгов чрезмерна для любой развивающейся страны. Сумма основной части и процентов от долга в следующие три года превысит 27 миллиардов долларов, что соразмерно четвертой части госрасходов.

Только скорое и радикальное списание долга может помочь стране вылезти из экономической трясины. Объем производства упал на 15% за четвертый квартал 2014 по сравнению с предыдущим годом. Если государство попытается сократить расходы или повысить налоги до того уровня, который бы обеспечил возможность выплаты долгов, это приведет лишь к полному краху. Этот ужасный сценарий — полное списание долгов — и есть то, что кредиторы должны считать для себя лучшим вариантом в соглашении, достигнутом в результате переговоров.

Добиться этой сделки будет непросто. Первое препятствие — Россия. В конце 2013 Владимир Путин предоставил для поддержания режима Януковича 3 миллиарда долларов. Этот ненавидимый своим народом бывший президент во время событий на Майдане бежал в Россиию. Когда в декабре придет срок погашения долга, Путин будет ждать его выплаты полностью.

У России как у инициатора конфликта на Украине нет морального права получить долг назад. К сожалению, у нее неоспоримые экономические и военные рычаги воздействия, которые основаны на том, что Украине необходимы и жизненно важны поставки газа, а также на возможности разжечь огонь войны сильнее. У Украины вряд ли есть иной выбор, кроме как заплатить.

Второе препятствие — прежняя неопределенность по поводу перспектив украинской экономики. Частные кредиторы Украины, среди крупнейших из которых — американский менеджер по управлению активами Франклин Темплтон, не имеют никакой возможности определить, какую часть своих долгов правительство страны способно вернуть на самом деле. Уже появились первые признаки того, что новые лидеры страны могут быть не менее коррумпированными, чем их предшественники. В стране нет стабильности и доверия, необходимых для всесторонней и окончательной сделки по урегулированию долговых обязательств.

Поэтому лучшим решением стал бы процесс, состоящий из двух шагов. Сначала частные кредиторы должны согласиться на мораторий по выплатам долгов на несколько лет работы программы МВФ, в рамках которой фонд намерен выдать Украине кредитов на сумму в 17,5 миллиарда долларов. Это дало бы украинским лидерам время и необходимые ресурсы для того, чтобы спасти экономику и набраться опыта качественного финансового менеджмента. Тогда при отстутствии других нарушений все стороны окажутся в более выгодном положении для того, чтобы оценить платежеспособность украинского правительства и заключить окончательную сделку.

Чтобы это сработало, МВФ и западные страны, предлагающие свою помощь, должны быть предельно прагматичными, гибкими и внимательными. Им придется принять то, что значительная доля их денег будет направлена на погашение долгов перед Россией. Им придется позволить Киеву провести стимулирование экономики, что может означать бюджетный дефицит, идущий вразрез со снижением долговой нагрузки. Им придется требовать прозначности и внимательно наблюдать за правительственными тратами, чтобы убедиться, что деньги не украдены.

Этот план может быть сорван множеством способов. Однако он необходим для того, чтобы дать Украине шанс на восстановление.