Прошедшие местные выборы уже сейчас, до официальной публикации основных результатов голосований и списков победителей, можно оценить по одному из самых важных критериев: по тому, какое значение придают им граждане.

Об этом значении можно судить по фантастической сумме в 800 гривен — по сообщениям прессы, именно столько предлагали некоторые политброкеры за «правильное» голосование в Киеве. Сумма эта фантастична не потому, что невозможна, а потому, что на избирательном рынке реальная стоимость голоса гражданина в два-три раза меньше — примерно 250-350 гривень. Поэтому пачка из восьми сотен бумажных деятелей национальной культуры выглядит внушительной прибавкой к стандартной компенсации за продажу совести в комплекте с удовольствием от совершения уголовного преступления (любознательные граждане с немалой пользой для себя могут ознакомиться со статьями 157-160 Уголовного кодекса Украины).

Тренд, прямо скажем, не радует. Но и нельзя сказать, чтобы он был особенно неожиданным.

Коррумпированные политические игроки запросто и практически открыто предлагают избирателю продать голос. И, что важно, почти ничем при этом не рискуют (об этом чуть далее).

Коррумпированные избиратели продают свои голоса с детской непосредственностью и массовостью, невообразимыми для общества, которое уважает и ценит политический выбор граждан. Да и сами граждане, склонные к электоральной проституции, не видят смысла уважать свой политический выбор. А что ж тогда говорить об уважении ими политического выбора других граждан?

И, наконец, коррумпированная система проведения выборов в целом.  Вскрытые электоральные злоупотребления не наказываются. При этом уже не важно, нет у власти желания наказать или способности наказать, если большинство фигурантов дел о преступлениях на выборах так или иначе уходят от наказания. По данным гражданской организации ОПОРА, к маю 2015 года почти 70% открытых после парламентских выборов 2014 года уголовных дел завершились пшиком. Аналитик ОПОРЫ Андрей Клюжев писал тогда, полгода назад: “Если виноватые в подкупе избирателей, фальсификации избирательной документации, других преступлениях 2014 года не будут наказаны, те же методы будут использовать кандидаты на местных выборах».  После того, как голосование на местных выборах 25 октября закончилось, можно констатировать, что высказанные им опасения сбылись полностью.

Год назад министр внутренних дел Арсен Аваков заявил, что виновные в нарушении избирательного законодательства на внеочередных парламентских выборах понесут заслуженное наказание — как он заметил, «в отличие от остальных избирательных кампаний». «Я думаю, что это будет первый избирательный процесс, когда будут наказаны жестко и красиво», — сказал он. Отличия от «остальных кампаний» в итоге так и не получилось: намерение наказать виновных в злоупотреблениях реализовано в лучшем случае на 30% — на «жесткость» и «красивость» это явно не тянет.
Принятие правильных электоральных законов без способности и желания государства наказать тех, кто эти законы нарушает, означает не демократию, а ее бесстыжую имитацию .

И проблема заключается не только в безнаказанности электоральных злоупотреблений, немыслимой для уважающей свои законы демократии. Итоги закончившихся выборов, принципиально важные для всех участников, подводятся максимально долго, — видимо, чтобы все могли убедиться, что подсчет голосов выстроен неэффективно и непрозрачно. При этом промежуточные результаты не публикуются, информационно-аналитическая система Выборы не задействована, ЦИК переадресует все вопросы о подведении итогов в территориальные избирательные комиссии, а те ссылаются на занятость и неготовность результатов. Фактически, инструментов для контроля за процессом подсчета голосов у общества нет, единственным источником информации уже несколько дней остаются результаты параллельных подсчетов голосов от общественных организаций и политических партий. Но опубликованные ими данные — лишь ориентиры, они не имеют никакой юридической силы.

Нынешняя система работает так, как будто издевается над избирателями. Зачем вам действенный контроль за подсчетом голосов, граждане? Вас, что ли, волнует, кто будет у вас мэром или членом муниципального совета? Да бросьте. Все же понимают, могли бы уже привыкнуть, что это будут решать специальные люди по указаниям и за деньги еще более специальных людей, а всеобщее голосование — это так, для проформы. Мы даже кабинки для заполнения бюллетеней не везде ставим, чтобы вы случайно не подумали, что мы серьезно подходим к этому смешному делу.

И пусть вас не вводит в заблуждение одобрение прошедших выборов Европейской службой внешнеполитической деятельности — это в лучшем случае благодушное поощрение карманнику, который высказал намерение завязать, но никаким инструментом, кроме заточенного пятака, пока не владеет. Говорит, что хочет встать на правильный путь, но пока не встал. Не успел. Но молодец, что хотя бы хочет. Одобрямс.

Но Украине нужно не одобрение Европы, ей нужна эффективная и работающая система демократических выборов. А принятие правильных электоральных законов без способности и желания государства наказать тех, кто эти законы нарушает, означает не демократию, а ее бесстыжую имитацию. Выборы — лишь один из механизмов демократии, без независимой и пользующейся доверием людей судебной системы и других действенных демократических институтов они мгновенно оборачивается профанацией.

Именно это мы сейчас и наблюдаем.

Президент Порошенко слишком спешит, утверждая, что проведением этих выборов Украина «завершает перезагрузку власти». Проводить местные выборы, даже не начав ключевую реформу местного самоуправления — это мало похоже на «завершение». Это вряд ли можно считать даже началом. Это лишь очередной неуверенный шаг, сделанный без достаточной подготовки и со слабым пониманием того, что окажется под ногами, когда этот шаг будет сделан.

Настоящее и уверенное движение Украины к практической демократии не может начаться с проведения выборов в режиме «кое-как», только ради того, чтобы их провести. И даже безупречное их проведение будет только началом. Лишь вслед за тем, как избиратели впервые спросят у власти, которую они будут воспринимать как подконтрольную себе, о результатах ее работы, у большинства начнет формироваться понимание, что голосуют они не за деньги, гречку, кандидатов или партию, а за качество жизни своей семьи в течение ближайших нескольких лет. И именно поэтому отданный на выборах голос стоит не 200, и даже не 800 гривень. Он либо бесценен, либо не стоит и тридцати серебреников.