Многочисленные сообщения в СМИ указывают, по всей видимости, на ширящееся в Узбекистане беспокойство по поводу якобы растущей активности в республике «Исламского государства», террористической организации, о присутствии которой в этой стране ранее ничего не было известно.

По сообщениям, по подозрению в связях с ИГ были арестованы десятки людей, а правоохранительные органы были приведены в состояние повышенной готовности в связи с возможностью беспорядков. Несмотря на суматоху, пока неизвестно, действительно ли ИГ закрепилось в Узбекистане и можно ли верить полуофициальным сообщениям об облавах на террористов.

Например, ташкентский сайт 12news.uz сообщил со ссылкой на неназванного работника Верховного суда, что 13 ноября 23-летнего мужчину по имени Мухаммад Абдуллаев приговорили к 13 годам тюрьмы за связи с ИГ. Данный сайт также ранее многократно писал об инцидентах в Узбекистане, к которым якобы имело отношение ИГ.

Подробности дела Абдуллаева, о котором ранее ничего не сообщалось, приводятся в качестве поучительной истории. По сообщениям, этот молодой человек из Хорезмской области на западе Узбекистана попал под влияние вербовщика узбекского происхождения Наримона Сафарова, когда работал в российском городе Астрахань летом 2013 года.

«Завязав дружеские отношения с Мухаммадом, Наримон постепенно превратил его в зомби», — говорится в статье 12news.uz.

Абдуллаев и Сафаров добрались до лагеря боевиков в Сирии, но, по словам источника в Верховном суде, Абдуллаева привел в ужас вид трупов убитых бойцов.

Абдуллаев вернулся в Узбекистан, где был арестован, пишет 12news.uz. «Во время следствия и суда Мухаммад говорил, что раскаивается в совершенном поступке, но поздно. Надо всегда думать о последствиях своих действий, а не гоняться за призрачной мечтой попасть в рай», — отмечается в статье.

Но эти сообщения невозможно проверить через независимые источники, а потому они неизбежно вызывают подозрения.

В недавнем докладе Ноя Такера (Noah Tucker), внимательно следящего за информацией о вербовке террористов из числа уроженцев Центральной Азии, открыто говорится, что правительства стран региона преувеличивают угрозу. «Ясно, … что правительственные сообщения и репортажи контролируемых государством или проправительственных СМИ основаны на неподтвержденной и часто притянутой за уши информации. Это делается с целью создать впечатление, что [ИГ] намерено развернуть деятельность в Центральной Азии. Данные репортажи очень схожи с приводившимися в прошлом сообщениями относительно деятельности в регионе [Исламского движения Узбекистана], маленькой джихадистской группировки, о существовании которой упоминается лишь в одном уголовном деле», — говорится в докладе, заказанном Американским агентством по международному развитию и организацией MSI International.

В опубликованной российским изданием «Коммерсант» 9 ноября статье приводится схожее мнение относительно потенциального роста активности ИГ в Центральной Азии. В глазах узбекских властей ИГ, судя по всему, заменило Исламское движение Узбекистана (ИДУ) в качестве врага народа №1.

«Начиная с 2001 года почти любой вооруженный инцидент в регионе списывали на ИДУ, — заявил в разговоре с «Коммерсантом» Виталий Пономарев, специалист по Центральной Азии из правозащитной организации «Мемориал». — В Таджикистане я проверял одно дело, где сообщалось об участии ИДУ. По факту же вся связь с движением заключалась в том, что двое из задержанных 10 лет назад были знакомы с Джумой Намангани (бывшим руководителем военного крыла ИДУ, связанным с вооруженной исламской оппозицией Таджикистана — «Власть»)».

Российское новостное агентство «Регнум», придерживающееся проправительственной и шовинистической линии, сообщило 12 ноября, что только за последние две недели в Ташкенте было задержано более 150 человек по подозрению в причастности к ИГИЛ и другим экстремистским организациям. По сообщениям, многие из арестованных вернулись из России и Турции.

«Поступил приказ министра МВД, согласно которому подразделения милиции, в том числе сотрудники безопасности дорожного движения, хозяйственных частей и других, будут совершать поквартирный обход в целях выявления подозрительных личностей», — сказал «Регнум» источник в узбекских правоохранительных органах.

Ранее в ноябре сайт 12news.uz также сообщил, что ИГ якобы намеревалось воспользоваться помощью «Акромии» — группы, которую узбекские власти обвиняют в организации беспорядков в Андижане, кроваво подавленных правительственными силами.

Несмотря на тревожные сообщения в СМИ, на местах не было замечено особых перемен. Например, в СМИ говорилось о введении особых мер безопасности. Но учитывая всегда высокую концентрацию милиции на квадратный метр площади в Ташкенте, сложно сказать, насколько в узбекской столице усилились меры безопасности, и есть ли хоть доля правды в предупреждениях о потенциальном росте террористической активности.

Один ташкентец сообщил EurasiaNet.org 13 ноября, что в последние дни и недели все в городе было «как обычно». По его словам, даже на футбольном матче между командами Узбекистана и Северной Кореи на стадионе «Пахтакор» вечером 12 ноября не было заметно особых дополнительных мер. На таких крупных мероприятиях всегда много милиции, и этот матч не был исключением.

Жители узбекской столицы также отмечают, что на милицейских КПП на въезде в город тоже не было заметно усиленных мер безопасности. Сотрудники как обычно выборочно проверяют въезжающие и выезжающие из города автомобили. У станций столичного метро, а также в центре Ташкента на расстоянии примерно 100 метров друг от друга, по обыкновению дежурят работники милиции.