Сегодня я должен рассказать вам о самой короткой, самой дорогой и столь же безрезультатной поездке. Мы собрались вместе в конце уходившего года: Норберт Блюм (Norbert Bluehm), являвшийся в течение 16 лет федеральным министром труда и по социальным вопросам. Гюнтер Вальраф (Guenter Wallraff) - писатель, ставший известным благодаря своим журналистским расследованиям, в частности, в качестве переодетого турка на «самом дне» общества. И я - Нойдек (Neudeck), основатель благотворительной организации «Кап Анамур» (Cap Anamur).

Мы хотели в 2003 году побывать в местах, где происходят нарушения прав человека. Нашей первой целью была кавказская страна Чечня. Визу мы получили в посольстве России. Я за 260 евро получил даже визу, рассчитанную на год.

К тому же у нас была договоренность с уполномоченным (так в тексте. - прим пер.) Путина по Чечне Ахмедом Кадыровым о встрече 8.01.2003 года в Москве. Кадыров в своем письме, отправленном в прошлом году, извинился за блокаду работы, которой была подвергнута организация «Кап Анамур», и попросил нас возобновить работу во вверенном ему регионе.

Чеченские беженцы, которых мы опрашивали, тоже были не против того, чтобы мы попытались как-то облегчить нищенскую жизнь беженцев в соседней республике Ингушетия. 160 000 человек живут там в вопиющих антисанитарных условиях, в катакомбах и трущобах, которые трудно себе представить. Они хотят возвратиться в Чечню, но боятся российской армии.

Поэтому наша программа могла выглядеть таким образом: Россия позволяет вернуться беженцам в сопровождении представителей благотворительных организаций. Следующим шагом было бы создание медицинской и учебной инфраструктуры с тем, чтобы в кавказской республике Чечня постепенно налаживалась мирная жизнь.

Все это мы хотели обсудить в десять часов в гостинице «Украина». Затем мы планировали встретиться с представителями российской правозащитной организации «Мемориал» и российской журналисткой Анной Политковской, которая часто встречалась с людьми в трущобах Грозного и других местах.

После этого мы намеревались лететь в Ингушетию. С этой целью мы приобрели билеты и уже заказали номер в гостинице. У нас постоянно была надежда, что Кадыров поможет нам побывать и в столице Чечни Грозном.

Все эти планы были внезапно перечеркнуты 7-го января 2003 года, в 15.45 по московскому времени, российским правительством. Нас вывели из очереди, стоявшей перед окном регистрации. У нас забрали паспорта, мой билет тоже. Милиционер следил за тем, чтобы мы не двигались с места. Норберту Блюму, который долгое время занимал пост министра, даже не позволили сходить в туалет, находившийся в 30 метрах.

После этого нас отвели в представительство Министерства иностранных дел, где нам кто-то разъяснил, что мы не можем лететь дальше. Они попытались разъединить нашу группу из трех человек. Вальрафу нельзя было продолжать путь ни при каких обстоятельствах, он должен был вернуться домой рейсом авиакомпании "Lufthansa", Блюма и Нойдека (Neudeck) сначала еще и опрашивали.

Норберт Блюм потребовал, чтобы нам дали возможность переговорить с немецким послом. Нам в этом было отказано в присутствии шефа представительства "Lufthansa" в Москве. После этого дело дошло до перепалки. Мы потребовали, чтобы наш багаж был отправлен назад вместе с нами, чтобы спецслужбы не смогли его обыскать. Чиновники сначала хотели отказать нам в этом. Но, заметив, что у них ничего не получается, они разрешили нам забрать багаж. В 19 часов мы были снова во Франкфурте.

В конце года Владимир Путин изгнал из Чечни наблюдателей ОБСЕ - это был момент, когда западный мир был больше занят Новым годом, чем протестами, направленными против важнейшего союзника по антитеррористическому альянсу.

И, видимо, самая важная причина: США достигли согласия с Путиным. Он может поставлять американцам нефть и получает свободу рук в Чечне. В обмен на это Путин поддерживает США в Совете Безопасности по вопросу войны против Ирака. Но мушкетеры, стоящие на защите прав человека, Блюм, Нойдек, Вальраф не прекратят поиск путей, чтобы попасть к чеченцам.