Тридцать лет назад, когда начиналось строительство текстильной фабрики 'Мулунгуши', этот проект пропагандировался как очередной пример помощи коммунистического Китая Замбии, которую игнорирует капиталистический Запад. Пекин предоставил средства для строительства предприятия, принадлежащего компании Zambia China Mulungushi Textiles, и предоставил квалифицированных специалистов. Со временем фабрика стала крупнейшим текстильным предприятием страны - она ежегодно выпускала 17 миллионов метров тканей и 100000 предметов одежды. За высокое качество своей продукции фабрика не раз удостаивалась международных премий. Кроме того, на предприятии работало более 1000 человек, оно способствовало экономическому развитию города Кабве (он расположен на севере Замбии) и создавало рынок сбыта для тысяч крестьян-хлопкоробов.

Однако в прошлом месяце фабрика закрылась: она пала жертвой усилившегося интереса к Африке со стороны все того же Пекина. По мнению некоторых критиков, результатом этого становится новый раунд разграбления континента: Китай получает его минеральные и иные сырьевые ресурсы по бросовым ценам, и одновременно душит экономику африканских стран, заваливая их субсидируемыми товарами и создавая избыток рабочей силы. Враждебность к Пекину в некоторых кругах достигла такого накала, что председатель КНР Ху Цзиньтао (Hu Jintao) в ходе своего турне по восьми африканским государством с целью укрепления торговых связей аннулировал проект стоимостью в 200 миллионов долларов по строительству металлургического завода на принадлежащем китайцам замбийском медном руднике: шахтеры были возмущены тяжелыми условиями труда. Кроме того, уволенные рабочие с фабрики 'Мулунгуши' провели акции протеста, приуроченные к его визиту.

Г-н Ху отверг обвинения в том, что китайцы хищнически эксплуатирует сырьевые и трудовые ресурсы Замбии. 'Китай рад, что Замбия - наш добрый друг, партнер и братская страна', - заявил он.

Усиливающееся присутствие этой азиатской страны в Замбии даже вызвало острые дебаты в ходе прошлогодних президентских выборов: оппозиция обещала в случае прихода к власти депортировать из страны многочисленных китайских торговцев и рабочих, которых обвиняют в том, что они вытесняют местные компании с рынка и отнимают у замбийцев рабочие места. Одна из проблем, по словам оппозиционеров, заключается в том, что никто даже не знает, сколько китайцев находится в стране. Правительство утверждает, что их 2300, однако по оценкам экономистов реальная цифра измеряется десятками тысяч.

'Непонятно, как они все здесь оказались, - замечает Гай Скотт (Guy Scott), бывший министр сельского хозяйства, ныне возглавляющий фракцию Патриотического фронта в парламенте. - Идешь на рынок - там китайцы торгуют капустой и фасолью. Зачем им все это позволять? Много китайцев работает здесь на стройках. А ведь это могли бы делать замбийцы. Китайские строительные фирмы вытесняют местные компании. Наши текстильные предприятия не в состоянии конкурировать с дешевым китайским импортом, который субсидируется правительством. Люди говорят: 'Мы и раньше страдали от иноземцев. Белые были плохи, индийцы еще хуже, но китайцы - хуже всех''.

Правительство обвиняет Патриотический фронт в расизме, а Пекин предупредил - в случае победы оппозиции на выборах он прекратит осуществление строительных проектов в Замбии. В результате Фронт проиграл, однако в городах он набрал много голосов: там антикитайская риторика нашла отклик у избирателей.

Дипак Пател (Dipak Patel), занимавший до сентября прошлого года пост министра торговли и промышленности Замбии, считает, что правительство допускает ошибку, игнорируя рост недовольства китайским присутствием. 'Наши рынки наводнены китайскими торговцами, которые лишают работы местных и тем самым провоцируют конфликты, - объясняет он. - Тачки на стройках возят китайские рабочие. Это не те инвестиции, что нам нужны: Нам, замбийцам, надо быть очень осмотрительными - ведь началась новая 'борьба за Африку'' [так называлось соперничество между западными державами за африканские колонии в конце 19 века - прим. перев.].

Рабочие замбийских медных рудников, где дела шли неважно, были рады, когда их начали скупать китайские компании, но затем ситуация изменилась: шахтеры утверждают, что им приходится работать в более тяжелых и опасных условиях, и за меньшую зарплату, чем на многих рудниках, принадлежащих другим иностранным компаниям. Два года назад 49 рабочих погибли при взрыве на принадлежащем китайцам руднике Чамбиши; считается, что причиной аварии стало несоблюдение владельцами техники безопасности. В прошлом году, во время бунта на том же руднике из-за плохих условий труда, полиция застрелила пятерых шахтеров. Еще один рудник был временно закрыт властями из-за того, что там рабочих заставляли трудиться под землей без защитного снаряжения и обуви. Кроме того, новые владельцы привозят своих работников, чьи функции, по словам замбийцев, вполне могли бы выполнять и местные.

Больше всего конфликтов возникает на рынках, вроде Камвалы в Лусаке, где китайские торговцы скупают лавки. Свидетельством возросшей напряженности стал тот факт, что китайские вывески над дверями магазинов закрашивают или срывают. Рядовым потребителям выгодно делать покупки у китайцев из-за низких цен, но экономика и страна в целом, по словам критиков, от этого проигрывает - фабрики закрываются и люди лишаются работы.

Президент Замбии Леви Мванаваса (Levy Mwanawasa) призывает соотечественников воспринимать китайские инвестиции позитивно. 'Правительство Китая вносит большой вклад в развитие нашей страны; как же можно протестовать против присутствия этих людей?', - отмечает он.

Многие из китайцев, работающих в Замбии, не воспринимают всерьез критику в свой адрес. Люй Пин (Lui Ping), глава столичного отделения крупнейшей китайской строительной компании, действующей в Замбии - государственной Китайской национальной корпорации по строительству за рубежом, которая сооружает в стране школы и больницы - утверждает, что на каждого китайца в фирме приходится 15 работников-замбийцев. Однако он признает, что предпочитает соотечественников: 'Китайцы не боятся тяжелой работы. Такова особенность нашей культуры. Они трудятся, пока дело не будет сделано, и только потом отдыхают. Здешние же похожи на британцев - они работают от звонка до звонка. Они делают перерывы, чтобы попить чаю; и требуют, чтобы у них было много выходных. Для нашей строительной компании это оборачивается ростом издержек'.