Они здесь. На этот раз это не слухи. В конце апреля 1945 года в окруженном Берлине все только 'об этом' и говорят. Внезапное усиление артиллерийского огня не оставляет места для сомнений. Русские здесь. Женщины столицы Рейха, которые отсиживаются вместе с детьми и стариками в темных подвалах или бункерах и пребывают в неведении относительно судеб ушедших на фронт мужей, знают, что их ждет. Нацистская пропаганда против "Russische Bestien" ('русских извергов') оказалась весьма эффективной.

 

Солдаты Красной Армии — многие их них были крестьянами из Сибири, с Кавказа или Монголии — алчут этих женщин, символизирующих их победу над гитлеровской Германией. Матери семейств, подростки, пожилые женщины… все они подпадают под понятие "Deutsche Fräulein", сложившееся у 'Иванов', как прозвали красноармейцев. Многих женщин Берлина, отданных на закланье, выволокут из их убежищ и будут насиловать — в коридорах, 'предбанниках' подвалов, на лестничных клетках. Историки полагают, что в период с апреля по сентябрь 1945 года в Берлине было совершено порядка 100 000 изнасилований, всего на советском фронте было изнасиловано 2 миллиона немецких женщин.

 

С того времени прошло почти шестьдесят пять лет. Почти в каждой семье в Германии живет память — отчетливая или размытая — об этой трагедии. Но никто никогда не осмеливался о ней говорить (особенно на востоке страны, где запрещалось критиковать российского 'старшего брата'). Унижение, стыд, боль были слишком сильны. Табу казалось непреодолимым. Кроме того преступления, совершенные нацистами, накладывали печать молчания на немцев, не позволяя им рассказывать о страданиях, испытанных в годы войны: их сразу же обвинили бы в ревизионизме.

Однако постепенно этот негласный запрет начал ослабевать. Стало появляться все больше документальных и телевизионных фильмов, в которых обязательно подчеркивалась ответственность нацистского режима за развязывание войны, но при этом говорилось и о дани, которую заплатили немцы своему фюреру и союзникам: разрушенный город-мученик Дрезден, потопление 'Вильгельма Густлоффа' и гибель 10 000 его пассажиров, переселение 12 миллионов немцев, изгнанных с восточных земель Рейха…

 

Фильм 'Безымянная. Женщина в Берлине', поставленный Максом Фербербеком и вышедший на экраны Германии в конце октября, впервые в кинематографе поднял проблему массовых изнасилований, совершенных русскими в 1945 году. Этот фильм, где главную роль сыграла немецкая звезда Нина Хосс (Nina Hoss), является экранизацией книги 'Женщина в Берлине', дневника, который вела с 20 апреля по 22 июня 1945 года Марта Хиллерс (Marta Hillers, 1911-2001). Этой берлинской журналистке в момент описываемых событий было 34 года.

В своем дневнике Марта Хиллерс (ее личность была установлена прессой в 2003 году и в конечном итоге стала достоянием общественности, но сама женщина пожелала при жизни оставаться неизвестной) рассказывает о повседневной жизни обитателей нацистской столицы, отданной на милость русских: отсутствие проточной воды и электричества, поиски еды, карточная система и грабежи. Ничего необычного: во многих других дневниках мы находим ту же потребность облечь окружающий хаос в слова.

Однако свидетельства этой журналистки стоят особняком. Марта Хиллерс день за днем ведет трезвый, циничный и очень подробный отчет о сексуальном насилии над собой, так, как будто это случилось с кем-то другим. Казалось, от ее повествования веет тем же ледяным холодом, что сковывал ее тело в момент насилия. Фильм Макса Фербербека из-за затронутой темы стал событием в Германии, однако режиссер, пытаясь рассказать широкой публике то, что с трудом поддается изложению, представил ей несколько смягченную версию событий. Он превратил в историю любви по сути своей прагматичную связь между майором Красной Армии и берлинской журналисткой — она пошла на это, после того как ее неоднократно насиловали различные 'Иваны'.

'Марта Хиллерс была не одинока, многие немки прибегли к подобной стратегии: если уж изнасилований не избежать, так пусть хоть это будет один и тот же мужчина, причем обладающий достаточным авторитетом, чтобы держать других на расстоянии, способный обеспечить Вас защитой и пропитанием. Матери семейств видели в таких связях возможность прокормить своих детей', — объясняет журналистка Ингеборга Якобс (Ingeborg Jacobs), недавно опубликовавшая книгу 'Freiwild' ('Добыча'), расследование, в ходе которого она встретилась с 200 женщинами, изнасилованными русскими в 1945 году.

'История Безымянной в некотором роде история и моей матери', — рассказывает Ингрид Хольцхютер (Ingrid Holzhuter). Этой женщине было 9 лет, когда русские вошли в деревню Фогельсдорф, расположенную неподалеку от Берлина, где ее мать решила укрыться от бомбежек. Отец в 29 лет погиб в боях во Франции. 'Мама была очень красивой, и русские ее сразу же заметили', — устало рассказывает эта 72-летняя женщина, которая всю жизнь боролась за права женщин, а сегодня открывает для себя простые радости жизни, вяжет для внуков всякую-всячину.

'Сразу после того, как русские заняли Фогельсдорф, они пришли к моей матери. И потом возвращались каждую ночь, неделю за неделей, с уже расстегнутыми ширинками. Я слышала мольбы мамы, ее крики о помощи…, — девочка даже стала невольной свидетельницей одного из этих изнасилований, совершенного у нее на глазах. — Это закончилось только, когда мама стала любовницей командира, и он взял нас под свою опеку'.

Подобная весьма распространенная стратегия выживания была плохо воспринята послевоенной Германией. 'Вернувшиеся с фронта или из военных тюрем мужчины отвернулись от своих жен или невест, сочтя их запятнанными и недостойными', — рассказывает Ингеборга Якобс. — 'Вы стали такими же бесстыжими, как суки, все Вы одинаковые', — воскликнул парень Марты Хиллерс Герд, когда она дала ему почитать свой дневник.

Дневник Марты Хиллерс сначала был опубликован в 1954 году на английском языке в США. Затем прошло пять лет, прежде чем швейцарское издательство выпустило книгу на немецком (в Германии издатели все как один отвергли эту рукопись). Публикация вызвала самый настоящий скандал. Журналистку обвинили в 'проституции'. Это — типичная реакция, как только речь заходит о сексуальном насилии. 'Пострадавшие женщины травмируются дважды: сначала в момент насилия, а потом, когда их отвергает общество. Эта переадресация вины типична для наших патриархальных обществ', — возмущается Моника Хаузер (основательница и президент организации Medica Mondiale), которая недавно получила Альтернативную Нобелевскую премию мира за многолетнюю помощь женщинам, пострадавшим от сексуального насилия в зонах международных конфликтов: Босния, Афганистан, Конго…

Хаузер, гинеколог по образованию, чья медицинская карьера началась в клинике в регионе Северный Рейн-Вестфалия, уже давно хотела поднять вопрос об изнасилованиях, совершенных красноармейцами в Германии в 1945 году. 'Когда я была молодым врачом, мне многие пациентки рассказывали об этом… И я начала понимать, почему некоторые из них не захотели заводить детей, так и не вышли замуж, испытывали тягу к суициду или злоупотребляли лекарствами'. Она считает, что выход на широкие экраны 'Безымянной' доказывает, что 'немецкое общество, возможно, наконец-то готово услышать о страданиях этих женщин, замкнувшихся в своем молчании'.

Это еще и вопрос поколений. Ингеборга Якобс напоминает, что 'матери и дочери испытывали слишком сильный стыд, чтобы вместе обсуждать эту тему'. В своем историческом расследовании журналистка рассказывает, как матери старались сделать все, чтобы защитить своих дочерей от сексуального насилия, — даже предлагали себя взамен, когда эта опасность грозила их детям — и сколько девушек, даже детей, чувствовали себя в ответе за матерей и пытались спрятать их, когда приходили русские. 'Однако внуки, внучки в частности, сегодня начали расспрашивать бабушек'. Бабушек, которые сейчас остаются наедине со своими воспоминаниями. 'Эти женщины уже давно вышли на пенсию, дети живут отдельно, супруги некоторых скончались. И к ним возвращаются картины прошлого, преследуют их'.

Необходимо, не откладывая в долгий ящик, собрать все эти свидетельства. 'Этим женщинам осталось жить не так долго', — подчеркивает Моника Хаузер, но она не видит, чтобы власти делали хоть какие-нибудь шаги в этом направлении. Центр психиатрических исследований при Грейфсвальдском университете впервые в Германии обратился к женщинам с просьбой рассказать о пережитом, но этот проект осуществляется безо всякого государственного финансирования. 'Наша цель — выяснить, как удалось женщинам, не получавшим никакой психологической поддержки, дожить до сегодняшнего дня', — объясняет руководитель этой программы доктор Филипп Куверт (Philipp Kuwert). В рамках проекта будут проводиться как научные исследования, так и разрабатываться (также впервые) целевая терапия для пожилых людей.

Не поздно ли? Эти травмированные женщины преклонных лет, которые столько лет молчали, которые впадают в панику, когда слышат русскую речь из уст младшего медперсонала, или когда им хотят ввести мочевой катетер, готовы ли они на закате жизни поведать свою страшную тайну? И можно ли им еще помочь? 'Никогда не бывает слишком поздно', — уверяет доктор Куверт. По его мнению, рассказ о пережитом уже сам по себе имеет целебный эффект.

____________________________

Сексуальное насилие в годы Второй мировой войны ("Spiegel", Германия)

Изнасилование в Берлине: История выжившей ("The Independent", Великобритания)

Жизнь с медведем ("The Independent", Великобритания)

Рассказ женщины, ставшей военным трофеем ("The Observer", Великобритания)

* * * * * * * * * * * * * * * * * *

В казематах лжи российского ИноСМИ (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Главная историческая ошибка Ельцина (Общественная палата читателей ИноСМИ)

День Референдума (Общественная палата читателей ИноСМИ)

Власов Тринадцатый (Общественная палата читателей ИноСМИ)