Я только что вернулся из Афганистана, где был поражен глубиной несоответствия реальности репортажам.

Те офицеры коалиции, с которыми я беседовал, выражали уверенность в том, что после прибытия в эту страну американского подкрепления они смогут одерживать победы против партизан, безнаказанно действующих во многих районах в силу недостаточности ресурсов НАТО. Однако ситуацию нельзя назвать критической, несмотря на то, что 17 000 американских военнослужащих еще не прибыли в страну. В Кабуле и других крупных городах безопасно, и даже в сельской местности значительная часть территории практически очищена от боевиков.

Такова реальность. А вот что пишут журналисты:

Довольно пугающая перспектива. Соединенные Штаты, возможно, наступают на те же грабли, что Советский Союз... Соединенные Штаты направились туда в 2001 г., чтобы разгромить 'Аль-Каиду' и свергнуть талибов, чтобы Афганистан больше никогда не использовался в качестве плацдарма для террористических атак... Проблема в том, что Америке грозит опасность не достичь даже этой ограниченной цели и даже проиграть войну. Увеличение американского контингента - не ответ.

Так начинается 'Письмо из Европы' Селестины Болен (Celestine Bohlen) в International Herald Tribune. Отмечу, что статья писалась в Париже, а не в Кабуле, и это подтверждает ту мысль, в правоте которой я много раз убеждался в Ираке - издалека легче впасть в панику.

Болен пишет, что 'история учит нас тому, что увеличение контингента для борьбы с партизанскими движениями не является формулой победы. Советы осознали это после десяти лет в Афганистане; французы заучили этот урок в Алжире, а Соединенные Штаты - во Вьетнаме'.

Вообще-то, история учит нас обратному - а именно тому, что нельзя провести успешную операцию против партизан, не имея критической массы сил безопасности для защиты населения. В уставе противоповстанческих операций корпуса морской пехоты США эта цифра оценивается примерно в 1 бойца на 50 человек населения. Еще никогда мы не были так близки к этому соотношению в Афганистане.

В настоящее время в стране размещено около 58 000 иностранных военнослужащих. Национальные силы безопасности Афганистана (полиция и армия) насчитывают около 150 000, но лишь 80 000 солдат Национальной армии Афганистана считаются относительно боеспособными. Таким образом, личный состав сил безопасности составляет 280 000 на 30 миллионов населения, то есть соотношение - 1:144, если даже включить в расчет не столь надежную афганскую полицию. Очень далеко до тех 400-600 тысяч нужных Афганистану военнослужащих и полицейских, большую часть которых будут составлять, как и в Ираке, местные жители, а не иностранцы.

Увеличение контингента не приводит нас к нужному соотношению в целом по стране, но, если применять его надлежащим образом, то в основных районах повстанческих действий будут достигнуты впечатляющие результаты. Именно это, в конечном итоге, произошло в Ираке, еще одной стране, где, по словам мудрецов наподобие Болен, никакое увеличение контингента не могло бы переломить ситуацию.

Болен признает этот неприятный факт и пытается его объяснить следующим образом:

Да, единовременное увеличение американского контингента в Ираке в январе 2007 г. привело к улучшению ситуации в сфере безопасности в Багдаде и других городах. Ключевой компонент, известный под названием 'Пробуждение Анбара', был политической инициативой по налаживанию диалога с местными суннитскими лидерами, которые после трех лет насилия были готовы поддержать американские силы в борьбе с повстанцами.

Однако, как неоднократно пытались объяснить эксперты, включая меня самого, причина, по которой сунниты были готовы выступить против "Аль-Каиды", связана с их уверенностью: американские войска останутся в стране надолго. Если бы мы не усилили контингент, а начали его вывод, идея с 'Советами пробуждения' оказалась бы мертворожденной. Прискорбно и удивительно, что столько людей до сих пор не могут понять этого элементарного факта, определявшего развитие событий в Ираке с 2007 г.

Болен пытается подкрепить свою слабую аргументацию неуместной аналогий с войной, которую Советская Армия вела в Афганистане в 1980-х гг. Она пишет: 'Именно там русские 20 лет назад столкнулись с достойным противником, и, естественно, им есть что посоветовать на этот счет, как бы болезненно эти советы ни звучали для наших ушей. 'Афганистан преподал нам бесценный урок, - заметил отставной советский генерал Борис Громов в годовщину вывода войск из этой страны, завершившегося 15 февраля 1989 г. - Политические проблемы невозможно, и никогда не будет возможно решить силой''.

Вообще-то Советской - простите, Российской - армии удалось более или менее решить силой проблему, связанную с мятежом в Чечне, однако в Афганистане она потерпела неудачу, потому что сама страна была куда больше, и повстанцы получали куда более масштабную помощь из-за рубежа. Но вряд ли стоит из-за этого впадать в излишнее беспокойство, ведь между тем, что делали в Афганистане русские и тем, что делает там сейчас НАТО, очень мало общего.

Русские действительно пытались запугать население, применяя грубую силу, и в общем-то без разбора убивали гражданских лиц. Они также не разместили гарнизоны во многих сельских районах страны: советские войска дислоцировались в основном на базах в крупных городах, откуда они периодически совершали рейды с целью поиска и уничтожения противника. Тем не менее, они возможно добились бы победы, если бы не 'Стингеры' и другое оружие, поставлявшееся моджахедам - причем объемы этих поставок намного превосходили поддержку, оказываемую сегодня талибам Пакистаном, Ираном и любыми другими государствами.

К счастью, НАТО не копирует советскую тактику. Наши войска применяют силу дозировано, и стараются завоевать симпатии населения. Страны НАТО не только не пытаются добиться победы исключительно силовыми методами, но и вкладывают значительные средства в программы по экономическому, политическому и социальному развитию страны.

Болен, похоже, просто не представляет, что США и их союзники делают на этом фронте. Она пишет: 'Возможно, Соединенным Штатам следовало бы нацелить больше людских и материальных ресурсов на 'аспект стабильности', а не расходовать на усиление группировки дополнительные 7,3 миллиардов долларов, затребованные Пентагоном'.

На деле же значительная часть средств, выделяемых на содержание нашего контингента, будет направляться на действия, призванные укрепить 'аспект стабильности'. К примеру в рамках ПЧРК (Программы чрезвычайного реагирования на уровне командующего) большие суммы расходуются на финансирование местных школ, больниц, строительство дорог и иные весьма достойные инициативы. Международное сообщество выделяет на помощь Афганистану дополнительные миллиарды долларов. Проблема в этой стране заключается не в скудости ассигнований, а в нескоординированности действий на этом направлении - и ее необходимо срочно устранять.

Другая серьезная проблема связана с тем, что во многих важных районах на юге и востоке страны безопасность до сих пор не обеспечена, что не позволяет направлять туда помощь на нужды развития. Чтобы добиться серьезных результатов по всем остальным направлениям, необходимо сначала улучшить ситуацию в сфере безопасности.

Возможно я придаю слишком много значения одной этой статье, но, на мой взгляд, она заслуживает разбора, поскольку представляет собой типичный пример усиливающегося 'заламывания рук' в связи с ситуацией в Афганистане, которое имеет мало отношения к тому, что реально происходит в этой стране.