Люди по обе стороны бывшего "железного занавеса" забыли - а может, никогда и не знали - что несмотря на подъем и падение британского империализма, на американскую Декларацию о независимости, экспансию царской России, мировые войны, "холодную войну" и страшную кубинскую конфронтацию, Соединенные Штаты Америки и Россия живут в мире 200 с лишним лет. Никогда, даже в порыве гнева, они не сделали друг по другу ни единого выстрела.

Находясь на днях в латвийской Риге, я имел возможность спросить одного из высокопоставленных советников президента Дмитрия Медведева Игоря Юргенса, почему после окончания "холодной войны" и появления на этом фоне больших надежд и ожиданий отношения между двумя странами вновь так быстро ухудшились. "Мы утратили доверие друг к другу", - сказал он.

"Ну, хорошо, - ответил я, - пусть есть проблемы, но достаточно ли они серьезны, чтобы вернуться к прежним плохим временам?"

"На мой взгляд, - сказал Юргенс, - нет достаточных оснований для того, чтобы оправдывать враждебность. Я думаю, что обе стороны слишком остро реагируют на целый ряд проблем, русские в том числе. Тем не менее, несмотря на все возникающие разногласия, мы оказываемся на одной стороне, когда дело доходит до Ирана, Северной Кореи и Афганистана".

Американская сторона, по крайней мере, демократы, многое переосмыслила, несмотря на трения из-за Грузии. Именно поэтому государственный секретарь Хиллари Клинтон (Hillary Clinton) предложила нажать кнопку перезагрузки. Близкие к ней люди, такие как бывший советник по национальной безопасности Збигнев Бжезинский (Zbigniew Brzezinski), еще задолго до выборов говорили о том, что окончанием "холодной войны" не удалось воспользоваться должным образом. "Мы могли сделать гораздо больше для того, чтобы наладить взаимодействие, может быть, даже опутать новую Россию паутиной тесных взаимоотношений с Западом. В итоге улеглась бы все более усиливающаяся сегодня ностальгия по имперскому статусу, которую демонстрирует Кремль".

Бжезинский в ходе данного мне интервью отверг мысль о том, что существует опасность нового превращения России в военного противника. "Чтобы стать военным противником США в мировом масштабе, у России должна быть определенная миссия, глобальная стратегия, возможно, идеологическая причина. Но мне кажется, что ничего такого у нее нет".

Такие же мысли высказал мне спустя несколько месяцев Георгий Арбатов, который был главным советником президента Михаила Горбачева по вопросам внешней политики. По его словам, он не думает, что Соединенные Штаты снова будут считать Россию своим военным противником. "Вся экономическая ситуация препятствует этому : Нам надо прекратить эти глупые разговоры о том, как Россия пойдет своим путем. Это чепуха. Руководство должно больше задумываться над тем, куда ведет страну нынешняя ситуация, как решать существующие проблемы, и куда именно оно хочет вести Россию".

Пиком советско-американских (так в тексте - прим. перев.) отношений стал 2000 год. Арбатов сказал мне, что когда встретились два лидера, Владимир Путин и Джордж Буш, они обсуждали вопросы ядерного разоружения и взяли на себя обязательство о создании совместной противоракетной обороны. Тремя годами позже на другом саммите они дали своим правительствам указание претворить это решение в жизнь.

Но никто его так и не претворил. На чиновников с обеих сторон не было оказано достаточно жесткого давления, и они не реализовали новую общую политику. США занялись Ираком и Ираном и стали решать сложные внутренние проблемы у себя дома.

Первая встреча в верхах между президентами Бараком Обамой и Медведевым должна состояться 6 июля. По мнению Арбатова, обеим сторонам надо провести два или три саммита, чтобы вернуться к благотворному взаимопониманию и согласию 2000 года. "Нам нужны постоянные переговоры. Если мы будем этим заниматься, то нам все время придется готовиться. Мы начнем интересоваться противоположной стороной, с которой ведем переговоры. Мы будем регулярно встречаться со своим противником, мы узнаем его, и тогда будет легче договариваться. Я знаю, как проходили прежние встречи в верхах (в советские времена). Мы были по уши завалены работой. Весь политический и военный истэблишмент - нам приходилось работать, работать и работать".

"А сейчас никто и ничем не интересуется", - добавляет он, возлагая вину в равной степени на Джорджа Буша и Владимира Путина.

Нажать кнопку перезагрузки и вернуть взаимоотношения в ровное русло - это означает не только, что мы должны быть просто дружелюбнее. Это подразумевает ведение трудной работы с постоянными и подробными дискуссиями. Это означает, что надо постоянно подстегивать чиновников. (Посмотрите, как медленно стороны продвигаются вперед с реализацией обещания Обамы получить к концу года важное соглашение о сокращении ракет.) Достаточно ли сильны неопытные Обама и Медведев, чтобы добиться начала движения? Мы узнаем об этом, когда они встретятся на своем первом саммите.

____________________________________________________________

Россия предлагает разработать новое соглашение по безопасности в евро-атлантическом регионе ("Publico", Португалия)

Встреча по вооружениям приближается, и Россия предлагает в виде приманки резкое сокращение ("The New York Times", США)

Обсудить публикацию на форуме