Больше 10 лет на Международной космической станции постоянно живут и работают, проводя научные исследования, сменяющиеся раз в полгода космонавты из Соединенных Штатов, России и других стран. В ближайшие годы МКС будет продолжать работать, однако в ее системе безопасности появится брешь – у США больше не будет флота космических челноков, которые дают уникальную возможность чинить систему управления станции и ее ракетные реактивные двигатели в случае серьезной поломки.

Шаттлы скоро будут полностью списаны, и полноценная замена им создана не будет. Таким образом, события примут крайне опасный оборот.

Потеря контроля над космической станцией может означать, что в земную атмосферу войдет громадный объект – самый большой из когда-либо выводившихся на орбиту, – площадью в три футбольных поля и весом более чем в 400 тонн.

Падающие обломки, которые не сгорят в атмосфере, будут представлять беспрецедентную угрозу для населенных областей мира.

Подобная международная катастрофа будет иметь большие последствия для международных отношений и ляжет тяжелым бременем на Соединенные Штаты, Россию и прочие страны, участвующие в программе МКС.

Безусловно, у космической станции есть многочисленные, трижды дублирующиеся системы жизнеобеспечения и управления, что делает подобную тотальную аварию маловероятной. Однако назвать ее невозможной значило бы проигнорировать трагические уроки о пагубности излишнего доверия к вроде бы безотказным технологиям, которые мы не раз получали в прошлом – от гибели «Титаника» до ядерного кризиса в Японии.

Существует опасность того, что системы безопасности станции будут повреждены из-за пожара, столкновения с космическим мусором или аварии одного из коммерческих пилотируемых и беспилотных космических кораблей, которые будут пришвартовываться к станции.

Если системы жизнеобеспечения, системы управления или реактивные двигатели будут повреждены, станции может потребоваться срочная спасательная операция, чтобы остаться на орбите. Между тем шаттлы обладают рядом уникальных свойств именно как ремонтные корабли.

Да, конечно, на МКС есть важнейшие запчасти, однако ими нельзя будет воспользоваться, чтобы починить космическую станцию стоимостью в 100 миллиардов долларов и восстановить контроль над ней, если ремонтные команды не смогут постоянно находиться на МКС. В этом случае будет необходим отдельный ремонтный корабль. Между тем, ни на русских кораблях «Союз», ни на коммерческих кораблях, которые должны придти на смену шаттлам, не предусмотрено наличие систем жизнеобеспечения, требующихся для того, чтобы осуществить несколько шестичасовых выходов в космос для ремонтных работ.

Только шаттлы оснащены необходимой для этого шлюзовой камерой и другим требуемым оборудованием, а также роботизированным манипулятором, способным перемещать используемую аварийными командами из двух человек технику.

До того, как в следующем месяце состоится последний полет шаттла, Соединенные Штаты и их партнеры по Международной космической станции должны срочно обсудить возможность сохранения шаттлов в строю как важного средства безопасности на случай критического отказа систем МКС.

В сущности, во избежание проблем с ремонтоспособностью, НАСА следовало бы отложить последний полет «челнока» и заказать дополнительные внешние топливные баки и другие необходимые комплектующие для новых полетов в 2012 году.

Мы также призываем Конгресс провести слушания по этому вопросу. Флот шаттлов – единственная наша страховка на случай, если возникнет опасность катастрофического вхождения МКС в земную атмосферу. Если учесть ценность станции и угрозу, которую может представлять ее падение, играть в космосе в русскую рулетку было бы неразумно.

Крафт – бывший директор хьюстонского Центра пилотируемых космических полетов НАСА. Спенсер - консультант по управлению перевозками из Уилмингтона, штат Делавэр.