Говорят, что, если выборы проходят в два тура, то в первый раз голосуют сердцем, а во второй – разумом. Это звучит красиво, иногда действительно так оно и есть, но понять, так это или нет, можно только спустя какое-то время. Делать какие-то прогнозы на основании этого утверждения нельзя. Разве мы смогли понять, как веление наших избирательских сердец определит результаты первого тура президентских выборов?

Не совсем. Иначе не стал бы неожиданностью тот факт, что среди двух финалистов оказался Карл Шварценберг (Karel Schwarzenberg). Только сейчас с помощью гипотез и догадок политологов и социологов мы можем рассуждать, почему во второй тур мы отправили именно этих двоих – «пенсионера из Высочины» и князя.

Помимо этого потрясения, нам приходится сталкиваться и с другими неожиданными фактами. Пока они не так заметны, но их значение будет очевидно позже, может быть, уже скоро. Наверное, нам все же стоит обратить внимание на то, что первый тур наших первых всенародных выборов главы государства прошел лучше (осмелюсь сказать «приличнее»), чем все наши президентские выборы после «бархатной» революции, когда мы еще должны были доверять свой выбор профессионалам в политике. Это касается и «гавловских», а потом и «клаусовских» выборов. И это несмотря на серьезные предупреждения компетентных арбитров, которые и меня сумели убедить в том, что доверить выбор президента республики непосредственно гражданам значит пойти на существенный риск. Как мы видим, прогнозы в политике - дело щекотливое. Но не стоит произносить слова похвалы, когда нас ждет еще второй тур.

Нельзя не обратить внимания на то, как выборы закончились для «официальных» кандидатов наших двух сильнейших политических партий. Неудача Пржемысла Соботки (Přemysl Sobotkа), кандидата «Гражданско-демократичекой партии» (ODS), в целом понятна, личные затруднения его партии - тоже. Поэтому избиратели ODS отдали свои голоса князю (конечно, не только они). В более сложной ситуации находится социально-демократическая партия (ČSSD). И хотя она представила своего кандидата, которого можно воспринимать как некое обещание на будущее, настроения сторонников партии «неоднородны», поскольку сложно избежать подозрений, что многие из них поддержали Милоша Земана (Miloš Zeman). И в этом случае так поступили, безусловно, не только они, потому что в выборах принял участие и значительный электорат коммунистов. И мы можем только напрасно гадать, в каком соотношении избиратели коммунистов поддержали того или иного кандидата, ведь они оба выступали как сторонники левых взглядов.

Поэтому социал-демократам оставалось только растерянно посоветовать своим избирателям во втором туре поддержать человека, который много лет назад, хоть и вывел партию из безвестности, но потом покинул ее и длительное время систематически вредил ей. Я догадываюсь, что обе партии, ČSSD и ODS, находятся в некотором замешательстве из-за результатов первого тура выборов, хотя каждая из них растеряна по-своему. Но у обеих партий в результате, скорее всего, возникнут внутрипартийные проблемы.

Выбор сердца основывается на симпатиях. Как зарождается симпатия – это сложный психологический процесс. Каждый раз он происходит немного по-разному. И все же я попытаюсь сделать некое обобщение. Карл Шварценберг пользуется симпатией тех, кто может оценить не столько его знатное происхождение (этот диагноз я считаю злорадством), сколько его шарм. Или, если говорить по-вериховски, его «шик». Его космополитичность, противоположность нашей домашней провинциальности. И его прямодушие. Заметьте, что князь не эгоцентричен. Его сторонникам не мешает ни его партия Top9, ни гнусавое произношение, ни периодическое неумение совладать со своим сном.

Сторонникам Милоша Зеемана импонирует его словесная ловкость (которая может создавать видимость интеллигентности), его уверенность в себе, его «народность». Если говорить точнее - ощущение (его Милош Зееман умеет создавать), что он будет ярким голосом народа… Его избирателям не мешает то, что его юмор злораден, и что он сам ведет себя неуважительно по отношению к оппонентам. В этом в принципе он похож на Вацлава Клауса, хотя у него - другой стиль.

Будем ли мы во втором туре голосовать разумом? Не знаю. Во время предвыборной кампании у меня сложилось впечатление, что избирателям – и не только избирателям этих двоих – не хватает общего представления о кандидатах. Что их не заботит то, в какой степени их фаворит собирается уважать конституцию нашей страны.