Обувная империя Бати (Bata) оставила глубокий след и в Словакии. Стоит ли словацкому правительству сегодня брать пример с фирмы Бати? Некоторые бизнесмены советуют властям поступить именно так, а бывшие рабочие вспоминают годы, проведенные у Бати в Партизанске (словацкий город, основанный до Второй мировой войны Яном Антонином Батей и до 1949 года носивший название Батьованы — прим.пер.)

Словацкий суд недавно отменил послевоенное наказание Яна Антонина Бати. Чешское правосудие сделало то же самое шесть лет назад. Таким образом теперь для потомков Бати открыт путь к финансовой компенсации. И вот снова начали говорить о наследстве обувной династии.

Если о чешском следе Бати написано и сказано много, словацкая часть истории Бати не так хорошо известна. Молодое поколение словаков имя Бати постепенно забывает, а старшее, наоборот, осознает, насколько сейчас Словакии нужен один гениальный обувщик.

Скачок в следующий век

Мы стоим на территории фабрики, где когда-то работало 12,5 тысяч человек. С таким количеством рабочих Батя мог бы конкурировать и с современными крупными фирмами Словакии.

У Бати когда-то начинал работать пан Станислав Гулла (Stanislav Hulla) из Партизанске. О своей работе в то время он говорит так: «Батизм дал людям работу. Утром мы шли работать, вставали в 6 утра». Город Партизанске изначально был назван Батьованы, после того как глава фирмы Ян Антонин Батя отверг два других варианта: Чижмаровце и Топанканы.

Современный город с классическими домиками Бати, интернатами и площадью возник на зеленом лугу. До этого здесь были болота, люди зарабатывали на хлеб разведением скота и трудом в поле.

Реклама торговой марки Bata, 1935 год


Работа у Бати означала скачок в следующий век. И для Геды Гулловой (Hedф Hullová). «У моего мужа была работа, но не такая, как сегодня, ему нечего было бояться. У него была постоянная работа, и я знала, что его на фабрике уважают и что, если он не будет лодырем, работа у Бати у него будет», — вспоминает женщина.

Работа не для всех

Похожие воспоминания есть у большинства выпускников школы труда Бати. Сначала трудная рабочая смена на фабрике, потом обед, послеобеденная учеба, а вечером — развлечения и отдых с коллективом. Эта работа была не всем по плечу. Но в то же время такая система позволяла словацкой деревне развиваться невероятными темпами. Это касалось и региона рядом с Татрами — поселка Батизовце. Сегодня это город Свит, где, если говорить на языке романтизма, традиционное блеяние овец сменил грохот станков Бати.

«Человек приходил в новую среду, и с первой минуты начинал зарабатывать», — вспоминает о событиях 70-летней давности Ян Тарагель (Ján Tarageľ). Вместе с бывшим коллегой он идет по фабрике Бати в Свите. «Сегодня мы жалуемся, что для больших производств в Словакии нет готовых людей. Батя доказал, что этих "готовых людей" можно воспитать самому», — добавляет бывший рабочий фабрики Бати.

Что для вас означает «батизм»?

Сегодня в Словакии уровень безработицы — 14%. Уверенность в работе и в завтрашнем дне, характерная для эры Бати, уже в прошлом. Вместо Бати проблемы людей решает правительство, в данный момент возглавляемое социал-демократами. Некоторым предпринимателям не нравится повышение налогов и изменения трудового законодательства. Успешный менеджер Петер Криштофович (Peter Krištofovič) открыто говорит о том, что словацкие политики должны брать пример с обувной империи Томаша Бати.

«О Бате рассказывают так: когда он хотел сделать пешеходную дорожку у своей фабрики, он сначала высаживал траву. И там, где люди ее вытаптывали больше всего, он и прокладывал дорогу. Потому что этот путь для людей был самым эффективным. Эту дорогу они выбирали сами. Это означает, что, когда люди видят, что выгоднее делать так, а не иначе, они все равно будут поступать по-своему, несмотря на установленные правила», — говорит о наследии Бати Петер Криштофович.

А что говорят бывшие работники великого обувщика? Как они считают, может ли батизм вернуться? «Думаю, что нет. Сегодня другое время и другой подход ко всему. О тех временах можно только вспоминать», -заключает пан Гулла.